Специалисты
Помогаем найти работу в музыкальной
индустрии

Приемы и техники: барабаны в больших комнатах

Павел Еремеев. Фото: Dina Lun
9 сентября 2019

9 сентября 2019

Гитарист московской группы Usssy и звукорежиссер Павел Еремеев, работавший с «Пасош», Lucidvox, «Спасибо» и другими, составил для нас плейлист из композиций, в записи которых использовался эффект барабанного реверба.

Текст: Павел Еремеев

В записи любого инструмента большую роль играет помещение, в котором он звучит. Такой «эффект пространства» называется реверберацией. Она бывает натуральной или искусственной, созданной при помощи специальных цифровых эффектов (ревербераторов и дилеев). Мне нравится воздух и мощь звука, который получается, когда микрофоны для записи барабанной установки установлены в большом помещении и далеко от нее.

Именно поэтому когда я продюсирую запись тех или иных музыкантов, то часто настаиваю на работе в студиях, где есть просторные комнаты. Чтобы проиллюстрировать эффект, который пространство оказывает на саунд, я собрал несколько треков моих любимых артистов.

Начнем с отца гигантского «рума» для барабанов — Стива Альбини, легендарного музыканта и звукоинженера из чикагской студии Electrical Audio, который записывал Nirvana, The Stooges, Пи Джей Харви и еще сотни групп со всего мира. Барабаны с большим румом — отличительная черта его саунда.

Начнем с группы самого Стива, Shellac, в которой, кстати, на бас-гитаре играет еще один звукоинженер Electrical Audio Боб Уэстон.

Альбом Nirvana «In Utero», вероятно, самая известная работа Альбини. С этой пластинкой у него было много проблем: кому-то из окружения группы не понравился результат сведения. Стива попросили пересвести весь альбом, он отказался. В результате запись довольно сильно обработали на этапе мастеринга, и сам звукорежиссер эту финальную версию недолюбливает. По его словам, заключительная стадия работы убила весь звук пластинки.

Другая моя любимая работа Стива Альбини — альбом итальянской джазкор-группы Zu «Igneo», записанный живьем в Electrical Audio. Возможности огромного холла, где Альбини с коллегами часто пишут барабаны, слышны здесь особенно отчетливо.

Еще один пример прекрасного естественного ревера — альбом американской группы Cloud Nothings «Here and Nowhere Else». Его спродюсировал Джон Конглтон, известный звукорежиссер, который работал с Мэрилином Мэнсоном, Blondie, Swans, Sigur Rós и другими. 

У песни «Satan in the Wait» c пластинки «You Won’t Get What You Want» американской нойз-рок-группы Daughters очень приятный натуральный ревер на барабанах. Как рассказал мне гитарист команды Ник Сэдлер, для записи ударных в этой композиции им пришлось поставить микрофоны в подвал студии. Это, мягко говоря, необычное решение.

Ниже пример моей звукорежиссерской работы с московской группой «Пасош». Мы записывали барабаны в студии музыкантов «Агаты Кристи», она находилась в катакомбах спорткомплекса «Олимпийский». Выбор пал на эту студию из-за огромной ярко звучавшей комнаты, которая процентов на семьдесят сформировала звук барабанной установки на альбоме «Бессрочный отпуск». Так вышло, что эта запись стала для этой студии последней. Спорткомплекс закрылся на реконструкцию, и она переехала.

В шугейзе часто используется эффект огромного ревера на барабанах (как, впрочем, и на всех других инструментах). Песня «Toss» калифорнийской группы Whirr— прекрасная тому иллюстрация.

Слушать плейлист целиком на YouTube

Студия сведения Павла Еремеева и его группа Usssy

9 сентября 2019
Поделиться материалом:Поделиться:
Читайте также