ИМИ.Сцена
Самара 2020
Подробности
Фото: Дмитрий Семёнушкин/@semyonushkin

«Нас нанимают не для того, чтобы кому-то втащить». Когда охранник концертов — участник сцены

Принято считать, что охранники на концертах — это, как правило, устрашающие и чужеродные элементы, которые представляют скорее опасность для посетителей, а вовсе не стремятся им помочь. «ИМИ.Журнал» попытался развеять этот миф и поговорил с Александром, любителем музыки, который более 10 лет охраняет гитарные концерты, а этим летом работал личным секьюрити рэпера Фейса.

Записал: Максим Динкевич

Из слушателей — в охранники

«Наша тусовка охранников вышла в основном из московской панк-хардкор-сцены нулевых. По сути, это ребята, которые приходили на панк-шоу и защищали себя и других участников концерта от агрессивных наци-скинхедов и гопников, без визита которых в те годы не обходилось практически ни одно DIY-событие.

Свой первый концерт в качестве охранника точно не вспомню, но во второй половине нулевых — начале 2010-х мы охраняли все крупные хардкор-привозы, вроде американцев Agnostic Front и многих других.Самый большой концерт, который я охранял, проходил в полностью забитом клубе Volta: пришло больше тысячи человек.

С годами, когда опасность постоянных нападений на андеграундные концерты сошла на нет, мы решили сделать свой бизнес, который мог бы объединить нас вне сцены и музыки. Пришла идея охранять концерты. Сегодня мы работаем не только на событиях, но и в дружественных барах. В нашей компании около двух десятков человек. Структура рабочих отношений горизонтальная, старших нет».

Задачи

«Задачи охранников зависят от заказчиков. Это может быть как исключительно охрана сцены или клуба, так и встреча музыкантов в аэропорту, транспортировка их до гостиницы или площадки, прогулка по улице.

Если говорить про работу в зале, обычно организаторам концертов нужны люди на вход (фейсконтроль), на сцену два-три человека, и еще несколько—на подстраховку в зале. В общей сложности на концертную смену нужны примерно десять охранников.

Мы следим, чтобы не сломали аппарат, не приставали к музыкантам, охраняем гримерку. Помимо нас, в клубах обычно есть своя охрана. Мы договариваемся с ней о том, кого впускаем, а кого нет, и следим за сценой. Ею, как правило, занимаемся в основном мы».

Внешний вид

«В отличие от сотрудников большинства ЧОП-агентств, у нас нет жесткого дресс-кода. Мы работаем, как правило, с ровесниками, и все понимают, что никому не хочется видеть на концертах чуваков в униформе, остроносых туфлях, брюках и пиджаках — каких-то гопарей, которые ни во что не врубаются. Организаторам концертов комфортнее сотрудничать с такими же ребятами, как они.

Несмотря на отсутствие у нас опознавательных знаков, посетители обычно понимают, кто мы. Если человек стоит на входе или у сцены, ясно, чем он занимается».

Агрессивный имидж

«Многие воспринимают охранников как ребят, которые любят помахать кулаками. Но все наоборот: самое главное — предотвратить конфликт. В большинстве случаев мы стараемся сработать на опережение и поговорить с человеком, чтобы ситуация не развивалась дальше.

Обычно у большинства заведений есть своя постоянная публика. Когда ты только начинаешь работать, конфликтных ситуаций бывает больше. Но со временем люди понимают, кто ты и как нужно себя вести.

Однажды в баре была история, когда посетители выпили и начали вести себя достаточно вызывающе. Мы подошли, поговорили с ними, и в следующий раз эти люди, когда пришли, начали говорить: „Вот какие у вас тут клевые охранники, они не стали нас лупить, выкидывать, а просто вежливо объяснили, что так вести себя нельзя“.

Нас же приглашают не для того, чтобы кому-то втащить. Мы нужны для того, чтобы таких инцидентов не происходило».

Экстремальные ситуации

«Сейчас у нашей команды конфликтные ситуации сведены к минимуму. Последний раз на концерт, где я находился, нападали несколько лет назад. Сегодня, к счастью, максимум, который может случиться,—это когда надо кого-то разнять или оттащить друг от друга. В барах это все еще случается.

Я заметил, что старые знакомые, особенно подвыпившие, часто думают так: „Я свой, прихожу в свое место и могу вести себя как дома“. Когда в один субкультурный бар, где я часто стою, приходят молодые незнакомые ребята, они, напротив, сидят, выпивают, все чинно, аккуратно. А бывает, заходят старые панк-рокеры, напьются крепыша за углом и начинают барагозить. Это поначалу шокирует, так как от своих такого не ждешь. Если не получается выйти на диалог, пытаешься действовать по-другому».

Арсенал

«У меня всегда с собой травматический пистолет, газовый баллончик и иногда телескопичка (телескопическая дубинка, холодное оружие, свободный оборот которого в России запрещен. — Прим. ИМИ). На травмат у меня есть официальное разрешение, а все остальное просто куплено в магазине.

Как охраннику пистолет приходилось применять в основном в случае нападений на панк-концерты. Сегодня обычно обхожусь газом, он очень практичен и более безопасен для нарушителя, чем травмат. Человек осядет, подышит… Понятно, что применяю газ только в крайнем случае».

Фото: Дмитрий Семёнушкин/@semyonushkin
Фото: Дмитрий Семёнушкин/@semyonushkin

Охрана Фейса

«Этим летом у меня был опыт работы с Фейсом. На меня через знакомых вышли организаторы фестиваля Motherland, на котором он выступал. Задача была встретить Ивана и постоянно находиться рядом, то есть в гримерке и у сцены. Потом он гулял с друзьями в городе, а я его сопровождал. У него было условие, чтобы рядом находился один человек с оружием, который может при необходимости оказать физическую защиту.

Фейса мое присутствие не смущало. Наличие личной охраны было прописано у него в райдере, ему так комфортнее. На улице к рэперу постоянно приставали школьницы, просили сфотографироваться, но никакого негатива в их поведении не было. В целом все вели себя адекватно, хотя пару раз пришлось попросить фанатов быть менее назойливыми. Сам по себе Фейс достаточно открытый и к поклонникам относится хорошо.

О том, что Фейс когда-то был наци-скинхедом, я узнал только в день работы. Ребята написали: „Не западло его охранять?“ Надеюсь, это была его юношеская глупость, он все это переосмыслил. Если бы мне предложили поработать с человеком, симпатизирующим всей этой правой теме, музыкантом, чиновником или политиком, я бы отказался из принципа».

Доходы и легализация

«Размер гонорара за разовый выход варьируется в зависимости от того, кого ты охраняешь и что делаешь. Разброс — минимум 2500, максимум 20 000 рублей на человека. Личная охрана, разумеется, стоит дороже. Чем больше концерт и уровень известности звезды, тем больше платят. При этом до сих пор проходят небольшие дружественные концерты, на которые мы можем прийти на добровольных началах. Или за какой-то кэш, но эти деньги отдаем на благотворительность. Ну и, конечно, приятно работать с ребятами из сцены, с которыми ты говоришь на одном языке. Охранять какие-то непонятные события мы, как правило, не готовы.

Мы не работаем как юридическое лицо и не зарегистрированы как ЧОП. С организаторами концертов мы всегда договариваемся, что, если спросят, мы их друзья или рядовые посетители. Это делается для того, чтобы минимизировать риски в случае непредвиденной ситуации. Будь мы оформлены официально, в таких обстоятельствах у нас было бы больше проблем. Впрочем, момент с легализацией можно было бы продумать, если бы мы занимались охраной целенаправленно, но поскольку это больше хобби, мы решили уйти от всех официальностей.

Практически у всех наших ребят есть высшее образование, нормальная работа. Для кого-то работа охранником — это подработка, для кого-то— просто поддержка социальных связей, тусовка. Как заработок я это не воспринимаю, потому что на основной работе получаю в разы больше. Я инженер в биомедицинских технологиях, работаю с медицинским оборудованием. Сейчас основная работа занимает много времени, поэтому на охрану выхожу несколько раз в месяц, и это обычно барная история».


Подписывайтесь на ИМИ в социальных сетях:

Facebook | ВКонтакте | Telegram |Instagram

Читайте также