Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
Новости
новости
25 марта 2021
25 марта 2021

Экс-главу лейбла «Жара» Bahh Tee, как и Петара Мартича, обвиняли в насилии. Почему последствия скандалов для двух музыкантов оказались разными?

Источник: «Афиша.Daily»

В середине марта участник группы «Пасош» и сооснователь лейбла «Домашняя работа» Петар Мартич был обвинен в физическом и психологическом насилии. Музыкальная индустрия остро отреагировала на эту ситуацию, с лейбла ушли почти все артисты, а участник «Пасоша» Гриша Драч объявил о приостановлении деятельности коллектива.

В среду, 24 марта, компания Warner Music Group купила лейбл Zhara Music и назначила Бахтияра Алиева (Bahh Tee) генеральным продюсером российского подразделения лейбла Atlantic Records. При этом в августе 2020 года бывшая жена сооснователя «Жары» Фаргана Гасанова рассказала, что музыкант ее неоднократно избивал. Эта история, однако, не имела репутационных последствий для Bahh Tee (по крайней мере, публичных).

Наш коллега Владимир Завьялов из «Афиши.Daily» рассуждает, почему так произошло. Мы выписали основные тезисы.

В чем разница между кейсами Мартича и Алиева?

«Характер и контекст обвинений. В материале Wonderzine Анна Зосимова рассказала много деталей и подробностей — неприятных, шокирующих и способных оказать существенное воздействие на человеческую психику. Текст Зосимовой действительно тяжело читать, оттого во многом и возникла болезненная реакция на него. Заявление Гасановой такими подробностями не изобиловало: о случаях насилия было сказано в целом в общих чертах».

«За репликой Фарганы не последовало признаний других девушек, компрометирующих Bahh Tee, — опять же, в отличие от случая с Мартичем, когда в директ Зосимовой после текста на Wonderzine посыпались истории негативного опыта с Петаром. Во многом именно поэтому кейс Алиева не вызвал сопоставимого с Мартичем резонанса».

Почему еще карьера Мартича пострадала, а Bahh Tee — нет?

«Аудитория группы “Пасош” (и, что даже еще важнее, вокруг нее) — социально ответственные и рефлексирующие люди, в среде которых работает институт репутации и культура отмены. Теперь сравните с Bahh Tee, как минимум фигурой иного масштаба: у него совсем другая аудитория, более масштабная, консервативная, но менее склонная к социальной рефлексии. Для апологетов культуры отмены и защитников института репутации Bahh Tee, лейбл Zhara Music и его экосистема — инородная и чуждая среда, именно поэтому августовский кейс с Алиевым и его бывшей женой не вызвал сопоставимого резонанса».

Институт репутации работает выборочно. Так быть не должно

«Вне зависимости от характера и контекста личностей и их аудитории стоит все-таки применять к ним единые критерии оценки — иначе создается ощущение, что культура отмены и институт репутации работают только для тех, кто ближе, доступнее и медийно меньше — а потому и слабее. Институт репутации должен работать повсеместно, а не ситуативно и выборочно — иначе зачем он вообще нужен?».

Следите за новостями в наших соцсетях