Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив
Что нового в музыкальной индустрии
новостиИнститут музыкальных инициатив2021-07-07T13:30♫ Выписали наиболее важные тезисы из интервью. • Новости музыкальной индустрииMeduzahttps://meduza.io/feature/2021/07/06/ya-togda-promolchala-seychas-drugie-devochki-molchat-a-uzhas-prodolzhaetsya
07 июля 2021
07 июля 2021

Женя Огурцова из «Ранеток» рассказала про насилие со стороны продюсеров и распад группы

Источник: Meduza

В конце июня у бывшей участницы «Ранеток» Жени Огурцовой вышла книга, в которой артистка поделилась историями психологического насилия и харассмента со стороны продюсеров, менеджеров и директоров группы. Вчера девушка рассказала «Медузе» (имеет статус «иностранного агента») про то, как были устроены отношения с «руководящим составом», сколько зарабатывала группа и почему «Ранетки» так и не смогли собраться заново после распада.

Мы выписали из материала наиболее важные тезисы. Прочитать интервью целиком можно тут.

Про взаимоотношения с продюсерами и директорами

«У меня не было кастинга. Мой папа был очень хорошим другом продюсера “Ранеток” Сергея Мильниченко и всей этой огромной тусовки, которая работала в группе “На-На” у Бари Алибасова. С нашим продюсером я была знакома лет с четырех. Мой папа прекрасно знал, что он собирает группу, и попросил меня принять участие».

«Отношения с продюсерами были семейными. Эту идею нам с самого начала вдалбливали в голову. Продюсер — “Папа-Ранетка”. Он — самый близкий человек. Со всеми проблемами нужно идти только к нему. Доверять все секреты только ему. И никому ничего не рассказывать. Мы свято в это верили. Если что-то произошло — я маме ничего не скажу, но пойду к продюсеру или к девочкам».

«Все эмоциональное насилие шло от него [генерального продюсера Мильниченко] на 99%. Например, он использовал прием дружбы против кого-то. Например, меня начинали опускать за то, что я якобы “заводилась”, — тебя начинают ломать всей группой, чувствуешь себя ниже плинтуса. Тебя опустили, а потом берут другую девочку и начинают такую же работу над ней».

«В книге я описываю момент, когда один из членов руководящего состава приставал к Нюте [Байдавлетовой], барабанщице. Ее это очень напугало, и она обо всем рассказала продюсеру. Он ответил, что она все выдумывает».

«Взрослые всегда наоборот подначивали нас на более тесное взаимодействие со взрослыми мужчинами — так как зачастую это было удобно. В книге есть о том, как нам советовали влюбить в себя кого-то из продюсерского состава телеканала СТС или из концертных организаторов. Якобы симпатия этих людей к кому-то из девочек могла бы помочь работе».

«Лене [Третьяковой] капали на мозги, что она нравится одному человеку из руководящего состава. Ее принуждали быть с ним — принуждениями занимался в том числе и Сергей Мильниченко. В итоге она сдалась и попыталась построить какие-то отношения, но от них она была в адской депрессии».

«Руководящий состав был большой. Адекватные люди там были, но они были не в курсе самых стремных моментов. С нами всегда работали пиарщицы, они часто менялись, но практически ни одна из них не знала о домогательствах. Мы же не болтали об этом на каждом шагу. А жаль!»

Про заработок и выступления

«У нас бывали туры на 30 дней и 36 концертов. Было такое, что мы играли по три концерта в день. Каждый день — новый город. При этом мы всегда летали в эконом-классе, нам не оплачивали стирку в номерах. Мы отыгрывали концерт, приходили в номер и стирали свои вещи сами. Поначалу нас кормили нормально, но потом начали выдавать по 1500 рублей в день на человека. Это было абсурдно: одна из самых крутых групп в стране, а нам даже не организовывали питание».

«Для нашего возраста мы вполне нормально зарабатывали. Например, в сериале нам платили за месяц работы среднестатистическую зарплату по Москве. Хотя актерам второго плана платили такую сумму за один съемочный день. Недавно Лена [Третьякова] брала выписку о доходах у канала СТС. По документам значится, что мы зарабатывали гораздо больше. При том, что около 30% от зарплаты мы отдавали нашему продюсеру».

«По концертам бывало такое, что мы зарабатывали 30 тысяч за выступление, но это бывало не часто и только на больших площадках. Продюсер по договору получал ровно столько же, сколько и мы. То есть он был как шестой участник группы, но по факту там были совершенно другие суммы».

«Еще мы не получали ни рубля с продажи мерча. Как нам объяснялось, права на все это у канала СТС, а на СТС говорили, что права у рекорд-лейбла. Как это все было на самом деле, мы знать не могли. Получали деньги только с концертов».

«За все время участия в группе мы заработали около пяти-шести миллионов рублей. Продюсер утверждает, что [участницы получили] гораздо больше. Конечно же, я не берусь утверждать, что Мильниченко воровал лично, я его за руку не ловила. Но в книге я подробно рассказываю о многих рекламных кампаниях, где нам вообще не платили или платили не более, чем среднестатистическая семья тратит на поход в магазин. Хотя при этом мы были на лидирующих позициях по заработку, по мнению журнала “Форбс”».

«[Самой крупной площадкой был] “Олимпийский” в 2009 году на 16 тысяч человек. Сколько мы там получили, я вообще не помню. Но самый главный прикол этого концерта был в том, что нам на каждую выдали по десять билетов для родственников и друзей. Я говорила: “Ребята, я хочу пригласить туда минимум человек 40”. За что мне устроили истерику, что я неблагодарная тварина. В итоге я за свои деньги покупала билеты, чтобы мои друзья пришли на меня посмотреть. Очень показательная ситуация».

Про распад группы и попытки воссоединиться

«Все случилось из-за денег, мы держались в топе три года [с 2008 по 2011 годы]. Потом, как правило, у артистов все идет на спад. Если в этот момент ты не сдох как артист, то потом все снова поднимается. У нас произошел этот спад, весьма логичный. Но, как я уже говорила, мы зарабатывали только с концертов. Соответственно, ездить в туры мы перестали, концерты отвалились, и мы оказались без средств к существованию. Заработок был нулевым, при этом на нас продолжали давить и говорить, что все неудачные проекты были из-за нас. Этот прессинг и отсутствие денег побудил девочек просто уйти».

«В 2017-2018 годах я пыталась собрать “Ранеток”. В первый раз после долгого перерыва нас пригласил продюсер Илья Островский на фестиваль “Кубана” — это был последний год, когда этот фестиваль проводился. Мы собрались, выучили заново всю программу, но выступление сорвалось, потому что у Ильи Островского были жуткие финансовые проблемы, а без предоплаты мы, как и любые артисты, отменили выступление и разошлись».

«В следующий раз мы пытались собраться в 2019 году. Дело дошло до переговоров с продюсерским центром. Тогда мне сказали, что реюнион невозможен, потому что “Ранетки” никому не интересны. Тогда мы решили делать все напрямую сами: собрать “Ранеток”, выучить программу и заявить о концерте. В это же время девочки сказали, что они не будут работать с Сергеем Мильниченко и что в проекте его быть не должно. Мы хотели, чтобы все это было внезапно, но наша гитаристка Аня [Руднева] позвонила бывшему продюсеру и зачем-то все рассказала. На этом наше второе воссоединение рассыпалось».