Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

Шоу должно продолжаться? Что происходит с концертами в регионах

Как проводить концерты, если нельзя, но надо

В Саратове 23 сентября состоялось выступление рэпера Boulevard Depo, притом что в связи с пандемией коронавируса в регионе действует запрет на проведение концертов до 5 октября. Шоу Boulevard Depo прошло в клубе Onyx, на входе зрителям выдавали маски и проводили дезинфекцию рук, а сам исполнитель во время концерта призывал пришедших соблюдать дистанцию. Вместе с тем на фоне начавшейся второй волны COVID-19 в России во многих регионах вновь стали вводить ограничения на проведение публичных мероприятий. «ИМИ.Журнал» спросил промоутеров и арт-директоров клубов и концертных площадок в разных городах РФ, как они пережили карантин и что будут делать, если столкнутся с очередным локдауном. 

Антон Матвеев

Музыкальный менеджер, соучредитель концертного агентства «Здесь» (Воронеж) 

Официально концерты в Воронеже разрешили проводить с 14 сентября при наполняемости зала не более 50%. На деле же концерты с участием локальных групп, которые собирают до 100 человек, начали проводить еще в июле. Кто-то делал закрытые гиги, кто-то представлял это как музыкальное сопровождение летней площадки. А 21 сентября обновился указ губернатора: в нем обобщили все предыдущие редакции, и в документе стало проще ориентироваться. Однако в связи с этим пошла волна дезинформации, что концерты в Воронежской области опять запретили, причем волна шла из СМИ из других регионов.

Последние пару лет многие концерты в Воронеже проводились крупными букинг-агентствами, что постепенно снизило активность локальных промоутеров. Теперь ходят слухи, что агентства, которые вложились в концерты весной этого года и вынуждены переносить их на весну 2021-го, не смогут дотянуть до нее в том же составе, который был у них еще полгода назад. И тогда воронежским промоутерам вновь начнут поступать хорошие предложения. Если говорить о площадках, то в городе есть лишь одна такая, зарабатывающая преимущественно на концертах, — Station Mir. 

Мы как концертное агентство в целом держимся, занимаемся сторонними проектами. Есть напряженность в отношениях с билетной системой — из-за односторонней смены условий. Но есть и понимание, что теперь все будет по-другому работать, в том числе будут пересмотрены, переформатированы партнерства. 

Лично я вообще с оптимизмом смотрю в будущее. Мы молодое агентство и не успели развиться до той степени, когда на нас сильно сказывалось бы происходящее. Ну и теперь у нас появился шанс конкурировать с более крупными фигурами на рынке. 

Стас Молчанов

Музыкант, промоутер, концертное агентство «Варьете» (Саратов) 

С весны (конкретно в моем случае — с 8 марта) и до августа вся концертная жизнь [в Саратове] замерла. В августе разрешили мероприятия на открытых площадках, а с сентября заработали бары, хотя официального разрешения проводить в них концерты не было. Но понятно, что, к примеру, рок-клубу открываться без концертов смысла нет, поэтому они начались, но без особой рекламы, чисто по своим. 

По аренде, я полагаю, у всех были разные договоренности, но в целом выгонять арендаторов в карантин смысла нет, так как новых потом просто не найдешь. Заведение, в котором я сам организовывал концерты, закрылось, но это было связано не совсем с карантином, и я не жалею об этом, хотя и потерял часть заработка. Сейчас надеюсь, что можно будет найти и сделать что-то лучше. У меня, если честно, давно уже были мысли, что люди перестали ценить то, что у них есть. Возможно, карантин исправил отношение публики к музыкантам и музыкантов к публике и это все даст новый импульс музыкальному бизнесу в целом, так как нужен новый подход, концепция, ведь старый сгнил, по крайней мере в Саратове. До 2014–2015 годов сцена развивалась, а сейчас это деградация, и коронавирус только катализировал, усилил процесс. 

Что касается второй волны, то не думаю, что опять закроют бары, а вот клубы с заполняемостью от 500 человек и выше, а также все официальные массовые мероприятия пострадают, пока не начнется массовая вакцинация. Прогнозировать, как долго это продлится, очень тяжело. 

Фото: Талиб Шиллаев

Павел Солдатов

Независимый промоутер, создатель промобюро ART-EKLEKTIKA (Ульяновск)  

Концертно-театральные мероприятия в закрытых пространствах у нас возможны с заполнением зала до 50% с 26 августа. На улице с августа стали проводиться концерты на летних верандах и во дворах. Сейчас продлили ограничения на проведения мероприятий с заполняемостью до 50% до конца октября. Ночные клубы пока не имеют права работать вообще, но вот на этой неделе открывается единственный в городе ночной клуб «Ось». Он не функционировал полгода. При этом в государственных Дворцах культуры проходят по два концерта одного артиста за вечер в разное время. Так было с группой «Пикник», например. Штрафы за нарушения, скорее всего, есть, но я с ними не сталкивался. Летом было несколько рейвов в лесу и парках, проходили события с неопределенным до последнего момента местом, но это носило больше разовый характер.

Часть заведений [ориентированных на проведение концертов] закрылась или продается. Так произошло с площадкой, где я работал арт-директором, — Records. Но мы не открылись скорее из-за внутренних проблем, пандемия просто их выявила. Могли открыться в июле, у нас был летник, но этого не произошло — к этому моменту все уже просто уволились. Я как сотрудник получал [в карантин] минималку. Кажется, два месяца платили — апрель, май. Потом перестали. 

План — искать на поле битвы уцелевшие площадки и взаимодействовать с ними или делать концерты на заброшенных объектах. Советую коллегам прокачиваться, изучать новые технологии по продвижению SMM, искать новые формы и форматы проведения концертов, заниматься образованием в этой области, если не хотите покидать поле боя. От властей поддержки ждать не стоит, по крайней мере я лично не жду, лучше надеяться на себя и на близких тебе по духу людей. Помочь может только работа, а еще полноценная или тотальная переквалификация. 

На данный момент до конца октября мы работаем на других площадках с 50%-ной загрузкой зала. Прочность пока есть. Мне кажется, сейчас будет точечное закрытие наиболее болеющих городов, а не всей страны. Но это не точно. Если все закроется, займусь образовательными и культурными проектами онлайн. Но заниматься именно онлайн-концертами, скорее всего, не буду — если только проектами с участием музыкантов. Онлайн-концерты, на мой взгляд, не оправдали себя ни финансово, ни с точки зрения эмоций. 

Булат Халилов

Совладелец этнографического лейбла Ored Recordings и куратор музыкальной программы фестиваля «Платформа» (Нальчик) 

В Кабардино-Балкарской Республике сейчас все спокойно, никаких жестких ограничений нет. Конечно, они могут появиться, но пока это сохраняется на уровне каких-то слухов, а мы не ориентируемся на слухи, мы работаем по ситуации. У нас, кстати, в целом не такой густонаселенный регион, поэтому в Нальчике свободно проходят концерты. При этом концерты эти эстрадно ориентированные, о независимой музыке говорить не приходится: в этом смысле ни сцены, ни индустрии у нас просто нет. Мы со своей инициативой сезонного городского фестиваля «Платформа» как раз пытаемся изменить ситуацию. Провели фестиваль [«Летняя платформа»] в августе, привозили группы «Пасош» и «Утро», собираемся провести еще один в октябре. 

Еще в минувшие выходные, 26–27 сентября, провели шоукейс Ored Recordings, впервые вообще провели шоукейс лейбла в родном городе. Делали его в первом же в Нальчике независимом книжном магазине «Хорошие истории». То есть мы пытаемся развивать культуру еще и через необычные площадки, потому что баров у нас, по сути, нет или они похожи на советские пивные и музыке там места нет. Также в воскресенье у нас в городе прошел концерт в Музыкальном театре — выступал ансамбль камерной музыки и Аскер Бербеков, один из победителей шоу «Голос». Еще проходят концерты от инициативы «Портал», у них выступают обычно рок-группы, и они прерывались только на время локдауна весной. На всех концертах есть зритель, люди соскучились по живой музыке, но не из-за карантина даже, а потому что, как я уже отметил, в Нальчике в целом все не очень хорошо с концертной индустрией. 

Что касается взаимодействия с властями, то тут могу отвечать только за себя: нам с «Платформой» в целом легче, потому что мы делаем фестиваль при поддержке местной администрации и конкретно мэра. Аренду, к примеру, мы не платим. Единственное, когда весной отменился фестиваль, а мы купили музыкантам билеты на него еще в марте и они не смогли приехать, мы попали на билеты. Прочих серьезных убытков у нас не было. Думаю, что если бы в Нальчике была серьезная концертная индустрия, то мы бы ощутили более серьезные последствия. 

Вообще, проблема даже не столько в карантине, сколько в отсутствии индустрии и культуры хождения на концерты. Цены на аренду помещений в Нальчике сопоставимы с ценами в Москве — ну или не сильно ниже. При этом 15 000 рублей считается в регионе хорошей зарплатой. Как при этом открывать концертную площадку, платить аренду? То есть тут и без пандемии любой вновь открывшийся заточенный под концерты бар долго не протягивал… Но сейчас все потихоньку меняется, культура формируется, появляются альтернативные подходы и площадки, как, например, наш проект с «Хорошими историями». Надеюсь, это разовьется во что-то большое и долгое. 

В то же время если все опять закроется… Ну вот смотрите: если буквально в ближайшие дни введут ограничения и у нас слетит «Осенняя платформа», на которую мы прямо сейчас букируем «Хадн дадн», Алину Петрову, Foresteppe и «Сад имени Федора», то мы потеряем бюджетные и спонсорские деньги — относительно небольшие суммы, но у нас и так небольшой бюджет, в этом заключается специфика фестиваля и региона в целом. То есть в регионе, где нет активной концертной деятельности, карантин не кажется такой серьезной проблемой. В то же время мы сравниваем посещаемость нынешних концертов с прошлогодним фестивалем и его зимней версией — от ивента к ивенту людей становилось все больше, аудитория росла, люди уже ждали следующего события. И когда весной из-за закрытия границ и всего вообще фестиваль не состоялся, это было заметно, мы ощутили, назовем это так, репутационные убытки. Люди быстро отвыкают от движухи, и все приходится выстраивать заново, снова всех собирать. В этом смысле новый локдаун, конечно, пугает. 

Александр Елсаков

Промобюро «Теснота» (Екатеринбург) 

У нас разрешены концерты с 9 сентября с ограничением в 50%, до этого мероприятия проводились на свежем воздухе, а ранее действовал полный запрет на проведение мероприятий. 

Насколько я наблюдал, все было скорее в рамках буквы закона, иногда просто сложно было обеспечить социальное дистанцирование на уличных мероприятиях. 

xxxxxx

Независимый промоутер из Республики Башкортостан 

С 15 сентября у нас [в республике] разрешили работу театрально-концертным организациям и Домам культуры, но смысл этого мне не очень понятен, так как в регионе по-прежнему действует ограничение на 50 участников. При этом оно почему-то не касается мероприятий, которые организованы госорганами на открытом воздухе. Разумеется, в таких условиях никаких концертов частный бизнес не проводит. Про штрафы для нарушителей точной информации у меня нет. Офиса у меня также нет, поэтому такой проблемы, как оплата аренды, передо мной не стоит. 

О программах [поддержки] от местного правительства мне ничего не известно. Я дважды воспользовался федеральной программой поддержки пострадавших отраслей, точнее ее «первой волной». Тогда выдавали по одному МРОТ на сотрудника. Поскольку я в ИП один, то получил 12 130 рублей в мае и столько же в июне. В рамках «второй волны» (с 15 июля по 15 августа) федералы раздавали по 15 000 на профилактику и дезинфекцию [площадок] по требованиям Роспотребнадзора, но моего основного ОКВЭД (общероссийский классификатор видов экономической деятельности. — Прим. «ИМИ.Журнала») в списке кодов пострадавших отраслей почему-то на этот раз не оказалось. Зато был тот, что значился в моих документах как дополнительный, и, по сути, вся моя деятельность ведется в рамках него. Но несмотря на это, в выплате мне было отказано по этому формальному признаку. Так что те две выплаты в мае и июне — мой единственный официальный доход с марта месяца. Много это или мало? 

На мой взгляд, очевидно, что участникам отрасли [на самом деле] помогло бы снятие ограничений на проведение мероприятий. Хотя бы плавного [ограничения на собственно проведение концертов]. Если власти будут закручивать гайки и продолжать делать вид, что нас нет, то нас и не станет. Большинству участников придется искать другую работу, чтобы прокормить себя и близких. 

Фото: Талиб Шиллаев

Руслан Чижов

Диджей, сооснователь арт-пространства Werk, идеолог сообщества «Изолента» (Казань) 

В марте мы получили официальное письмо из рук участкового о приостановлении деятельности [арт-пространства]. В июле стало возможным открытие двора (веранды), а к концу месяца разрешили работу кафе и ресторанов при соблюдении ограничений по расстоянию между столами, заполняемости помещений до 50 человек и перчаточно-масочного режима. Культурно-массовые мероприятия летом оставались под запретом, причем не было понятно до конца, что считается культурным мероприятием. С тех пор мало что изменилось, разве что стало чуть легче: теперь можно проводить концерты до 100 человек в помещении, включая персонал. Но тоже, естественно, с ограничениями: маски, 4 кв. м на человека, проверка температуры и так далее. Летом мы работали во дворе, стараясь соблюдать все меры безопасности, и пригласили наших друзей и резидентов ставить музыку для посетителей. Вход, конечно же, был свободным, в тот момент мы понимали, что кризис затронул всех. Когда стало прохладно и появилась возможность открыться в барном формате, мы переехали внутрь. Таким образом, за последние семь месяцев мы не проводили концертов в Werk. Устраивали выступления казанских музыкантов в рамках параллельной программы к выставке (мы начали выставочную деятельность), онлайн-фестиваль в поддержку клуба «Образ Жизни» и онлайн-трансляции MMW. На прошлой неделе прошел аудиовизуальный концерт Ishome при соблюдении всех ограничений. На октябрь у нас запланировано большое количество концертов разного масштаба, некоторые из них, скорее всего, будут проходить два дня подряд, чтобы все желающие могли их посетить. 

Что касается аренды, то мы в хороших отношениях с собственником здания, нам с ним повезло, и мы ему очень благодарны. Он пошел нам на уступки и предоставил [на время локдауна] особые условия: первый месяц мы не платили аренду, только коммуналку, последующие — начали платить аренду за помещение со скидкой, которая ежемесячно уменьшалась. У нас площадка достаточно большая, 1000 кв. м, и даже если взять минимальную сумму за квадрат, то сумма набегает немаленькая. При этом обороты упали почти до нуля. Мы подавали на субсидии по МРОТ и получали пару месяцев около 12 000 рублей за каждого сотрудника. Но это, конечно, капля в море. Я вообще удивился, когда на счет упали средства, и подумал: «Это что, работает?!» Сейчас подаем на двухпроцентный кредит на МРОТ сотрудников, который при соблюдении всех правил будет компенсирован государством. 

Какого рода поддержки мы ждали и что бы нам на самом деле помогло? Если говорить конкретно про заведения, то явно нужна поддержка в арендных платежах. Есть лишь рекомендации для арендодателей на предоставление скидок и лояльных условий, но это всего лишь рекомендации. Думаю, как минимум можно было бы избавить всех от коммунальных платежей и налогов до конца снятия ограничений и дать еще два квартала на восстановление бизнеса на этих же условиях. Можно, конечно, пофантазировать еще. Например, государство могло бы выделить гранты пострадавшим организациям и тем самым дать возможность реализовать мероприятия. Предоставить муниципальные ресурсы для массовой рекламы: билборды, радио, ТВ, прочие СМИ и так далее. Безвозмездное предоставление государственных площадок для реализации мероприятий. Или вот еще: на официальных государственных каналах транслировать онлайн-концерты и фестивали для увеличения аудитории и возможности увеличить объем донатов. Думаю, много что можно было бы придумать. 

Важно учитывать, что наш проект полностью независимый и открывался на личные средства и займы. Мы не успели за год существования наработать некую финансовую подушку, и поэтому нам было и до сих пор очень тяжело. Причем мы закрылись на карантин еще до введения всеобщего режима самоизоляции, чтобы избежать усугубления ситуации с пандемией. В тот момент мы не понимали, с чем сталкиваемся, и думали, что закрываемся, так же как и все, на две недели. Сейчас мы на грани, и любые ухудшения болезненны для нас. Мы прекрасно понимаем собственника здания, который, так же как и мы, переживает финансовый кризис. Но при худших раскладах у него остается здание, в которое мы вкладывали не только финансы, но и душу и сердце. Так что мы начинаем продумывать дополнительные возможности использования помещения и даже подумываем о том, чтобы впустить к себе близкого по духу соседа. Также начинаем готовить краудфандинговую кампанию, целью которой станет не погашение аренды, а улучшение технической базы Werk. 

Борис Елатомцев

Агентство JBC Promotion (Самара) 

В Самарской области с 1 сентября действует ограничение на заполнение концертных площадок не более 50% от общей вместимости зала. Ну и с соблюдением всех правил, которые установил Роспотребнадзор (маски, перчатки, измерение температуры, социальная дистанция). При этом многие бары, не имеющие статуса концертных площадок, проводят концерты и диджей-сеты с момента снятия запрета на работу баров, то есть с июля, и наполняются битком. Все лето все главные бары Самары были переполнены. 

С точки зрения бизнес-процессов в случае конкретной концертной площадки, на которой работаю непосредственно я, все было достаточно лояльно: арендодатель снизил аренду до самого минимума (мы платили, по сути, только коммунальные платежи) еще в апреле. Правда, в сентябре арендная плата вернулась, а концерты — нет. Дело в том, что концертные залы, работающие в основном на субаренде, страдают из-за того, что большинство артистов сейчас отменяют или переносят туры целиком. Это связано и с тем, что концерты многих артистов просто физически не окупятся при заполняемости зала 50%, и с тем, что многие соседние с Самарой города до сих пор вообще закрыты для концертов. В такой ситуации совершенно непонятно, что лучше: неработающая площадка и арендные каникулы или та же площадка, но работающая на 1/5 от ожидаемой загруженности и с полной арендой. 

Что касается федеральной поддержки, то мы за ней обратились и ее получили — 12 000 на каждого сотрудника за два месяца. Но и это было очень приятно и неожиданно. На деле же нам помогло бы отсутствие лицемерия. Начиная с мая-июня-июля (по мере снятия ограничений) в Самаре переполнены все общественные пространства, бары, рестораны, пляжи. Общественный транспорт был переполнен как обычно даже в апреле и мае, когда действовал режим самоизоляции. При этом людей в масках в Самаре даже сейчас, когда большинство ограничений уже сняты, можно встретить гораздо чаще, чем за прошедшие полгода, а концертным залам все равно было запрещено работать до сентября. Я думаю, что люди могут сами решать, куда им ходить, а куда не ходить. И если им можно ходить в бар или ресторан или садиться в автобус на свой страх и риск, то и ходить на концерты должно быть можно. Я никогда не ждал помощи от властей (те 12 000 в месяц за каждого сотрудника стали для меня очень приятной неожиданностью), но было бы очень круто, если бы нашей индустрии перестали мешать работать и отменили бы эти нелепые, особенно на фоне переполненных баров, ресторанов и транспорта, ограничения. 

Ждем ли мы вторую волну? Это не про Самару. Тут официально не было и первой (статистика по новым заболевшим в данный момент гораздо хуже, чем была в период до и во время режима самоизоляции). Если концерты снова запретят, то нам будет очень сложно, прежде всего потому, что мы не в состоянии что-то прогнозировать и планировать, как и в прошлые полгода. Я прекрасно понимаю, что ситуация не улучшится в ближайшее время, но в то же время за прошедшее время я сильно изменил свое мнение по поводу ограничений и запретов. Они не работают, и вводить их снова — глупость. 

Поделиться материалом:Поделиться:
Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также