Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

Антон Маскелиаде: «После резиденции выходишь окрыленным»

Антон Маскелиаде. Фото: Ханна Деверо
9 сентября 2019

Поделиться

ИМИ.Резиденция продолжает прием заявок, который продлится до 30 мая. Куратор Антон Маскелиаде рассказал, как устроена музыкальная резиденция и какой опыт она может дать участникам. 

Какую задачу решает резиденция? Как она может помочь музыкантам?

Антон: Резиденция дает четыре важные вещи.

Первое — она расширяет прикладной инструментарий артиста. Человек начинает понимать и слышать свою музыку с другого ракурса, использовать свои привычные инструменты по-новому, иначе смотреть на себя как на музыканта.

Вторая вещь — это уверенность в себе, опора на себя как на музыканта, как на творца. Хорошая резиденция дает то, что музыканту в повседневной жизни не хватает. В резиденции ты оказываешься партнером для других талантливых ребят, вы обмениваетесь энергией, опираетесь друг на друга. И после резиденции ты выходишь окрыленным, возвращаешься домой и на этом топливе можешь создавать новое и развивать себя как творческую личность.

Третья штука — это друзья. Непонятно как, но музыка очень быстро помогает навести мосты между людьми. Неважно, откуда вы и на каком инструменте играете. Будьте уверены, что по итогу резиденции у вас появятся пара новых проектов, много друзей и важных контактов.

И четвертое — что-то вроде открытия третьего глаза: ты можешь обнаружить в себе неожиданное знание или совершенно новый интерес, который полностью перевернет твою жизнь.

Антон Маскелиаде. Фото: Дмитрий Семенушкин

Что дало тебе участие в зарубежной резиденции?

Антон: Когда в 2012 году я оказался в американской резиденции OneBeat, у меня были сомнения: музыка в моей жизни — это главное или нет? Я что-то писал, выкладывал для себя и своих друзей в VK, у меня там было тридцать подписчиков. Я мыслил так: есть желание — делаю. После резиденции я вернулся с ясным пониманием: я — музыкант и хочу строить свою жизнь в этой области. Появились амбиции, я захотел играть концерты, писать песни, выпускать альбомы, развивать свою карьеру. Резиденция дала мне веру в себя и опыт, который я нигде бы больше не получил. Опыт правда уникальный: на месяц в одном пространстве, которое идеально приспособлено для творчества, собираются люди с совершенно разными бэкграундами, и некая невидимая штука объединяет их настолько, что они творчески перерождаются.

Как была устроена резиденция OneBeat?

Антон: В 2012 году у меня были только лоу-файные работы, я снимал на очень дешевую видеокамеру свой контроллер: лампочки мигают сквозь трубку из полотенец — такой сюр, в общем. С этими контроллерами я полетел в Орландо, штат Флорида, где собрались тридцать два очень крутых музыканта со всего мира. Это был лагерь в джунглях, в специально оборудованных помещениях, со вкусной едой и крутыми менторами-музыкантами. Менторов было человек пять и еще куча приглашенных артистов, среди которых оказались лидер The Pop Group Марк Стюарт и пионер электронной музыки Полина Оливерос. Резиденцию делали такие же музыканты-любители, как и мы.

Рядом с резиденцией находилась галерея, где мы играли концерты перед аудиторией в сто человек. В наших ансамблях участвовали совершенно разные артисты: басист из Нигерии, девочка из Южной Кореи, игравшая на каягыме, куатро-артист из Венесуэлы, взявший две премии «Грэмми», и, например, парень из Пакистана Усман Риаз — он теперь дирижирует оркестром в Беркли. Совершенно не похожие друг на друга люди из разных точек мира собирались в дуэты, трио, большие ансамбли. Мы записали много треков, нас посадили в автобус, и с этими песнями мы проехали с юга на север страны, останавливаясь в каждом городе. Мы играли в клубах, барах, ресторанах, музеях, на концертных площадках. На моих лайвах была визуальная часть, я взломал «Денди» и сделал так, что игры превратились в странные глитчевые фигуры: например, вместо бегущего Марио — маленький квадратик улетает в небеса. В Вашингтоне я играл с Усманом, и фоном шла эта глитчевая презентация.

В какой момент ты поверил в себя как в музыканта?

Антон: Это случилось очень быстро. Я ехал на OneBeat на диких нервах, не знал, что меня ждет. Это же была их первая резиденция, не было ни фоток, ни отзывов, только примерная программа. Во время пересадки в аэропорту Кеннеди в Нью-Йорке я встретил пожилую пару, и они сказали: «Все это очень странно. Вот тебе наш номер. Если с тобой что-нибудь случится, звони».

И вот я прилетаю на место ночью с сумками, иду по темной дороге к домику в джунглях, и меня внезапно встречает улыбчивый парень — это был Джереми Тэл, игравший с группой Neutral Milk Hotel, он был одним из менторов. Джереми обнял меня и сказал: «Антон, мы так долго тебя ждали и очень рады, что ты здесь».

В резиденции к тебе все относятся как к равному, пусть даже кто-то круче тебя в тысячу раз как музыкант. И я сразу понял, что попал туда, где хочу быть. Музыка творит чудеса и образует среду принятия.

Ребята в резиденции создают атмосферу взаимного уважения, в своей школе я стараюсь делать то же самое. Через меня как преподавателя прошли около пятисот учеников, и на занятиях не было ни одного конфликта. Творчество, обмен мнениями — всё максимально корректно. Музыка каким-то образом этому потворствует — не знаю, как, но это особый язык, который помогает разным людям быстро объединяться.

Что будет происходить в ИМИ.Резиденции?

Антон: Наша резиденция будет посвящена написанию песен, репетициям живых выступлений, навыкам продакшна. На мой взгляд, если музыкант сегодня хочет строить карьеру, ему нужно уметь не только исполнять и сочинять музыку, но и продумывать визуальную часть, свой образ и профайл.

Концептуальная часть нашей резиденции тоже важна: ежедневные творческие вызовы будут иногда пересекаться с реальными историческими событиями. Сейчас не буду раскрывать все секреты, но программа построена так, что от начала до конца ты проходишь определенный путь и растешь как личность и артист.

Какими качествами должен обладать потенциальный резидент?

Антон: У него должно быть желание быть с нами, должен быть налажен язык со своим инструментом и миром, и он не должен стесняться рассказывать о себе. Все просто.

Что будет происходить после окончания резиденции?

Антон: Я буду рад, если каждый участник вернется из резиденции с ощущением внутреннего сдвига. Любого. Кто-то может узнать, как работать с музыкальным софтом, понять, что хороший продакшн — это несложно. Кто-то может научиться по-новому петь или играть на валторне. Кто-то уволится с работы и полностью посвятит себя музыке. Любой шаг в направлении своей мечты для меня одинаково важен. Я хотел бы, чтобы резиденция помогла сфокусировать внимание участников на самих себе и настроить их внутренний навигатор. Он поможет понять, что в их жизни действительно важно и подтолкнет в нужном направлении. Конечно, я хотел бы увидеть, как через какое-то время ребята сами делают мастер-классы или резиденции, рассказывают, что музыку писать просто, или выпускают свои композиции, играют концерты, колесят по всему миру. Я буду по-настоящему счастлив, зная, что в этом есть частичка нас.


Подписывайтесь на ИМИ в социальных сетях:

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Instagram

Поделиться
Читайте также