Специалисты
Помогаем найти работу в музыкальной
индустрии

«Необязательно быть Бейонсе, чтобы держать зал»: Женя Недосекина (Jekka) о второй «Параллельной резиденции»

Женя Недосекина. Фото: @nataliabutova / @iamjekka

С 20 по 27 мая на базе «Московской школы музыки» при поддержке Отдела культуры и образования посольства Великобритании, а также ИМИ состоялась вторая «Параллельная резиденция» для девушек -музыкантов. Мы поговорили с автором проекта Женей Недосекиной (Jekka) о том, что делает музыкальную резиденцию для девушек особенной, почему в России нужно больше подобных инициатив и как атмосфера принятия помогает раскрыть в себе музыканта.

Беседовала: Кристина Сарханянц

Расскажи про первую «Параллельную резиденцию», которая состоялась в январе. Как появилась такая идея, какие уроки ты вынесла из организации проекта, и что изменилось во втором наборе?

Женя: Появилась идея продолжения журнала «Параллель» в офлайне: на сайте и в социальных сетях мы рассказываем про девушек, работающих в сфере музыки в России, а в формате резиденции встречаемся с ними и вместе исследуем мир музыки, говорим о ремесле, делимся опытом, получаем какие-то навыки и так далее.

С этой мыслью я обратилась к менеджеру клуба Powerhouse Ксении Карло, которая, к слову, настоящий профи и прекрасно разбирается во многих, в том числе технических аспектах творческого процесса. Ксюша не только предложила Powerhouse в качестве площадки, но и стала неоценимым помощником в организации резиденции.

Что касается различий, то, по большому счету, второй набор отличается от первого только масштабом. В рамках программы Года музыки Великобритании и России к нам присоединились Отдел культуры и образования посольства Великобритании в Москве и британская же платформа Saffron, которая занимается поддержкой и развитием музыкантов. «Московская школа музыки» предоставила для второй резиденции площадку.

Тут я хотела бы отметить, что «Параллель» — некоммерческий проект. На резиденцию у нас весьма скромный бюджет, поэтому для нас партнерство — это всегда дополнительные возможности. Например, сейчас Отдел культуры помог привезти классных специалистов, которые провели для участниц этого набора воркшопы и мастер-классы. Он же занимался визами, логистикой и прочими организационными моментами с иностранцами занимался, за что мы бесконечно благодарны его представителям. Но в то же время сотрудничество с такой крупной институцией обусловило и четкие сроки подготовки — в нашем случае они оказались очень сжатыми, поэтому пришлось нелегко.

Еще я поставила себе амбициозную задачу провести четыре резиденции для девушек за год, так что пока укладываюсь в график! (смеется)

Как расширение «Параллельной резиденции» сказалось на отборе участниц второй серии проекта и его составе? Появились ли какие-то критерии, рамки, ограничения?

Женя: Нет, у нас по-прежнему нет никаких рамок и ограничений — участвовать может абсолютно любая девушка, делающая что-либо в сфере музыки в России. В этом наборе были и рок-, и поп-, и рэп-исполнительницы, и те, кто вовсе не думал о себе как о музыканте. Была, например, участница, которая занималась саунд-артом, но на резиденции начала что-то пробовать, осваивать новые для себя инструменты и в конце концов поняла, что вообще-то она музыкант, причем очень хороший!

Было очень сложно выбирать участниц для второй резиденции — на объявление о наборе откликнулись 183 девушки! Читать их анкеты было, с одной стороны, дико интересно, а с другой — многим пришлось отказать, хотя взять хотелось чуть ли не всех. Так как мы не можем познакомиться лично с теми, кто присылает заявки, и не имеем возможности их собеседовать или еще как-то выяснить их мотивацию, анкета играет огромную роль: как она составлена, насколько подробно кандидатка рассказывает о себе и своем видении и понимании творчества, какие задачи она перед собой ставит, чего ожидает от резиденции и так далее. То есть в каком-то смысле у искреннего и подробного рассказа неопытного человека шансов больше, чем у сухого перечисления заслуг и ссылок уже хоть сколько-то состоявшегося музыканта.

Надеюсь, в будущем у нас будет возможность брать больше участниц самого разного уровня, представляющих разные направления и профессии в музыке, а также увеличить географический охват. Локальные сцены классные, там огромное количество талантливейших людей, о которых никто не знает. Сейчас в «Параллельной резиденции» участвовали 15 девушек из шести городов России, треть участниц была не из Москвы. Я считаю, что это очень круто!

Да, единственным «требованием» для этого набора было знание английского, потому что мы запартнерились с британцами, и на резиденцию приехали кураторы из Великобритании. Но в итоге и эта проблема была решена: Отдел культуры предоставил нам переводчика, так что даже те, кто английского не знал или знал на начальном уровне, нашли с гостями общий язык.

Фото: Валерий Белобеев / Отдел культуры и образования Посольства Великобритании в Москве
Фото: Валерий Белобеев / Отдел культуры и образования Посольства Великобритании в Москве

Кстати, какое впечатление резиденция произвела на британских гостей?

Женя: О, они были в полном восторге! Причем это не было британской вежливостью, они действительно были ошеломлены талантом участниц.

Поппи Робертс и Люси Скотт, приехавшие на резиденцию от музыкальной благотворительной организации Brighter Sound, в первую очередь, были поражены тем, что все девушки у нас чувствовали свой посыл, понимали, кто они. А еще они были удивлены количеству видео участниц. Рассказывали нам, что в Англии начинающий артист, если сказать ему, что нужно снять клип, начинает ныть, что вот, мол, нужны деньги и ничего без них не получится. А тут они увидели много работ разного уровня — от снятого и смонтированного на коленке, но обаятельного лоу-фая до клипов с хорошим продакшном. Это произвело на британцев сильное впечатление. Конечно, они спросили, как девчонки это делают, на что те ответили: «Да просто берем и делаем!»

Участницам, в свою очередь, помогли мастер-классы британцев?

Женя: Девочки тоже были в восторге, потому что они услышали многое из того, о чем в музыкальных школах и на курсах просто не говорят. Так, Поппи, которая сама работает в самых разных жанрах, занимается написанием музыки для кино и других артистов, а также продюсированием, говорила про внутренние блоки, страхи, которые сильно мешают девушкам в музыке. Ведь этот психологический аспект очень важен, часто такие преграды тормозят твое развитие как музыканта.

Некоторые участницы потом признавались, что вообще не думали, что когда-нибудь смогут подступиться к синтезатору и понять, как он работает. Тут, опять же, сыграло свою роль чувство глубокой неуверенности, какие-то стереотипы, с которыми они сталкивались, мол, синтезаторы — это не для девочек. Может, никто их не поощрял этим заниматься. А тут Поппи им популярно рассказала про синтез звука и про то, как делать, скажем, хуки. Конечно, сначала они сидели с круглыми глазами, а во второй половине курса уже задействовали все синты, что у нас были, и вовсю писали на них треки.

У нас был довольно сложный синтезатор Moog Mother-32, о котором Поппи и сама не все знала и периодически призывала обратиться к инструкции, но девчонки принялись разбираться самостоятельно и вскоре накрутили на нем такие басы, что все были в шоке.

Что делает особенной музыкальную резиденцию для девушек?

Женя: Вообще, как говорят сами девчонки, получить какой-то новый навык сегодня несложно — для этого существует YouTube, там всё есть. А вот чего не хватает, так это общения, коллабораций, встреч — какой-то среды для обмена знаниями.

Так что «Параллельная резиденция» — это в первую очередь про непривычный опыт и открытие для себя новых ролей, про процесс самопознания и поиск единомышленниц, про уверенность в себе и своей музыке, потому что от этого многое зависит. Все мы знаем, что не обязательно быть Бейонсе и иметь какое-то сногсшибательное шоу — можно скромно стоять за пультом и всё равно держать зал. Мы учим всегда оставаться собой и качественно делать свою работу.

Фото: Жора Сирота / Отдел культуры и образования Посольства Великобритании в Москве
Фото: Жора Сирота / Отдел культуры и образования Посольства Великобритании в Москве

И, конечно, эта резиденция во многом про доверительное безопасное пространство, где ты можешь задавать глупые вопросы и не чувствовать себя глупой, иметь возможность пробовать что-то новое, чувствовать поддержку. Все участницы очень уважительно относятся друг к другу, заботятся друг о друге. В этом смысле резиденция — это альтернатива, островок безопасности, где ты можешь немного расслабиться, отвлечься от всего негатива, которого и так много в жизни каждой из нас, и просто почувствовать себя музыкантом.

Насколько я понимаю, у вас не было кураторов и преподавателей-мужчин. Все участники процесса — женщины.

Женя: Да, кураторы пока тоже только девушки, чтобы не разрушать доверительное пространство. Потому что мы подсознательно меняем поведение, когда в комнату входит мужчина, как бы доброжелательно он ни был настроен: мы сразу начинаем стесняться, боимся что-то спросить, чтобы не показаться глупой или какой-то еще и так далее.

Я понимаю, эта тема, скажем так, нестандартна для России. Постоянно приходится отвечать на одни и те же вопросы: почему для девушек? Это не сегрегация? Не сексизм? Причем работа идет не только с мужской аудиторией, но и с женской, ведь мизогиния среди женщин у нас едва ли не сильнее, чем среди мужчин. А я и не кричу что «Параллель» и «Параллельная резиденция» — это фемпроект, вообще слово «феминизм» не употребляю. Черт, надо уже составить гайд с ответами на эти вопросы! (смеется).

А если серьезно, то я отображаю ситуацию в другом ключе. Моя цель — воспитать поколение уверенных в себе музыкантов, чтобы они вышли в зачастую враждебный мир и не дали себя в обиду, чтобы вдохновляли других, делились знаниями и так далее. Чтобы видели, что есть девушки-продюсеры — это важно. Надеюсь, со временем мне не надо будет делать отдельные резиденции для девушек, но сейчас это вынужденная мера. Как подростковый возраст — через него надо просто пройти.

Какая-то более глобальная цель есть?

Женя: Я не ставлю сверхъестественных целей, но я бы хотела, чтобы такие резиденции помогали развивать локальные сцены, продвигали такую музыку и таких музыкантов у нас в стране, а те, в свою очередь, чувствовали поддержку и стремились развиваться дальше. Иначе никак.

У нас ведь очень разобщенная тусовка, где каждый сам за себя. Можно взять для сравнения тех же британцев: у них практика взаимодействия, обмена знаниями, информацией — это норма. У нас же — и я понимаю, что это во многом даже не цеховое музыкальное, а культурное явление, — вовсю процветает скрытность. Не дай бог поделиться с кем-то контактом или научить чему-то! В последнее время ситуация начинает меняться. Хочется верить, что и нашими усилиями. Но чтобы появилась индустрия, нам всем надо сплотиться и еще долго и упорно работать.

Твое главное впечатление от второй «Параллельной резиденции»?

Женя: Гордость за девушек, которые не побоялись подать заявку, приехали и фигачили все эти дни, создали офигенную музыку, стали увереннее в себе, сумели раскрепоститься, раскрыться и вместе с тем сплотиться, поверить в себя. Ведь для музыканта очень важно, чтобы рядом были люди, которые верят в него и поддерживают. И не важно, написал он один трек или пятьсот. В общем, надеюсь, этот опыт был им полезен.

Что бы ты хотела реализовать на следующих резиденциях «Параллели»?

Женя: Хочется идти в другие города. Все-таки в Москве есть тусовка и сцена, какой-то движ, постоянно что-то происходит, а в регионах таких инициатив почти нет, там они нужнее. Выезд «Параллельной резиденции» может состояться уже в следующем наборе.

Что касается программы, то, возможно, добавятся элементы джема и какой-то воркшоп по продакшну. Потому что сейчас мы столкнулись с тем, что все работают в разных редакторах. Было бы здорово проводить какой-то базовый курс по Ableton, чтобы все сразу понимали друг друга и говорили на одном языке.

Расскажи потенциальным участницам следующей «Параллельной резиденции», зачем им стоит участвовать в таких проектах.

Женя: Участвовать однозначно стоит, потому что, как бы это банально ни звучало, вы получите новый колоссальный опыт. Это шанс выйти из своего пузыря, найти единомышленников, узнать много нового, поиграть на самых разных странных инструментах и получить какие-то навыки. Да просто расслабиться и заняться любимым делом, не отвлекаясь на работу, учебу, детей, мужей, жен и… что там еще сваливается на нас каждый день? Словом, это отличная возможность целиком погрузиться в любимый творческий процесс и получить от него максимальное удовольствие.

Участницы «Параллельной резиденции» — о сотворчестве и полученных знаниях.

Надя Самодурова, барабанщица группы Lucidvox, основатель вебзина «СТОРОНА», промоутер

Надя Самодурова. Фото: Параллель FB
Надя Самодурова. Фото: Параллель FB

«Я подавала заявку еще на первую «Параллельную резиденцию», потому что мне всегда был интересен формат коллабораций, в том числе международных, и вот он появился в России, так что я ни секунды не сомневалась. Попала во второй набор.

Крутой резиденцию делает во многом ее основательница Jekka, потому что она по-настоящему любит музыку, людей и хочет, чтобы российская культура развивалась. У нас сегодня практически невозможно найти такое же безопасное и дружеское пространство».

Яна Смирнова, экс-вокалистка инди-оркестра «Краснознамённая дивизия имени моей бабушки»

Яна Смирнова. Фото: Параллель VK
Яна Смирнова. Фото: Параллель VK

«До резиденции у меня не было опыта таких плотных и продолжительных коллабораций с малознакомыми людьми. Помню нашу первую первую встречу с участницами: все по очереди выходили вперед и рассказывали о себе: одна девушка — пианистка и композитор, другая — рэпер, третья — пишет поп-песни и играет на бас-гитаре. Мне казалось, что всё: сейчас мы разделимся на группы для работы над треками и все наконец поймут, кто тут самый «немузыкант» и это, конечно, буду я. Еще больше эти страхи обострились, когда несколько девчонок признались, что давно знают и любят «Краснознаменную дивизию имени моей бабушки» — группу, с которой у меня связаны одинннадцать прекрасных лет, куча общих песен и где фронтмен — мой муж, а сама я ушла оттуда всего полгода назад. И вдруг я сама по себе, и мой новый оркестр существует только у меня в голове.

Удивительным образом именно процесс совместной работы, поиска, притирки на резиденции помог мне обрести уверенность: да, я музыкант, я многого не умею, но зато и умею тоже очень многое. Я говорю на этом языке и не могу без этого жить, а какие-то вещи не делаю не потому что они неподъемные и сложные, а просто по привычке (ведь их всегда мог сделать кто-то еще, и это было удобно). В первую очередь, я имею в виду подключение инструментов, какие-то простейшие навыки маршрутизации и коммутации.

Для меня очень много значит, что эта резиденция прошла в рамках Года музыки Великобритании в России. Два дня воркшопов с Поппи Робертс — это вдохновение и знания на год вперед. А также понимание того, что всем нам нужно уходить от проблемы нарциссизма (тварь я дрожащая и вот это всё) в сторону ремесла. Нужно каждый день по чуть-чуть работать для музыки, потому что это твой выбор. Чем больше у всех нас будет возможностей общаться, учиться друг у друга, делиться опытом и перенимать опыт других, творчески переосмыслять себя и обращаться за помощью к настоящим профессионалам, тем быстрее будет расти наша индустрия, и мы сможем ей гордиться».

Дария Леонова, музыкант электронного проекта Avramova!

Дария Леонова. Фото: Параллель FB
Дария Леонова. Фото: Параллель FB

«На резиденции царила атмосфера доверия, ты чувствовал себя в безопасности, это не конкурентная среда, а поддерживающая. В таких условиях у девушки появляется возможность раскрыться, попробовать новое и не стыдиться этого. Я не первый раз делаю музыку в коллективе, но именно такой атмосферы не встречала никогда. Это большое дело — создать столь комфортные условия для творчества».

Ника Соловьева, саунд-продюсер, сингер-сонграйтер, композитор

Ника Соловьева. Фото: Параллель FB
Ника Соловьева. Фото: Параллель FB

«Мне резиденция помогла решить проблему контроля: я жестокий диктатор и свою музыку всегда создаю сама. А тут пришлось работать с другими — oh my! Сначала я была в шоке от того, что надо считаться с чужими мнениями и быть хорошей девочкой, а потом подумала: «Блин, у меня тут есть вокалистки, гитаристки, клавишницы — я же могу вообще ничего не делать, засесть в Logic и радостно сосредоточиться на любимой роли сурового технаря!» Так я полностью отпустила ситуацию и позволила всем (в том числе себе) делать то, что хочется.

Скажу одно: девочки помогли мне вернуть веру в людей и в себя. За всю неделю ни разу не услышала дурного слова в своей адрес — только поддержка, дружеское участие и много новой музыки. Критически важно знать, что тебя воспринимают всерьез, что ты не одна, что вокруг такие же девчонки с теми же сомнениями и страхами. Благодаря резиденции я наконец поняла, что я настоящий музыкант, а не какой-то там самозванец!»

Ксения Ат, музыкант, активист, историк

Ксения Ат. Фото: Параллель FB
Ксения Ат. Фото: Параллель FB

«Я никогда прежде не участвовала ни в резиденциях, ни в совместном написании музыки с женщинами, поэтому такая авантюра меня привлекла! Мне казалось, я застряла в привычных паттернах написания музыки и работы с материалом (так и было), а мне нравится генерировать что-то сумасшедшее, и у меня это хорошо получается, когда рядом хорошие люди. С «Параллельной резиденцией» получилось так, что все классные, никто ни с кем не ругается, атмосфера суперсемейная и дружелюбная.

После этого опыта мне больше не кажется, что великая работа — это та, которую ты писал много лет, страдая и теряя силы. Великая работа может быть спрятана в любом месте, даже там, где ты не ожидаешь ее найти. И если тебе весело и хорошо, потенциал найти или создать такой материал только крепнет. Так что огромное спасибо организаторам за тотальный детокс от негатива, за веру в нас, за суперпозитивную, добрую и здоровую атмосферу дружбы и поддержки».

Таня Копцева (Tanya Taff), музыкант из Екатеринбурга, барабанщица группы Cantadora и дуэта bleechhead

https://www.facebook.com/prllmusicblog/photos/a.1422898164405874/2620470211315324/?type=3&theater
Таня Копцева. Фото: Параллель FB

«Я подписалась на паблик «Параллель» примерно год назад, меня привлекла его миссия — поддерживать девушек в музыке. На первую резиденцию заявку не подавала, так как не смогла бы поехать в январе и на тот момент еще не записала ни одного сольного трека. Потом закончила начальный курс «Школы Маскелиаде» в апреле, выпустила сольный материал и сразу же подала заявку на вторую «Параллельную резиденцию». Она была для меня идеальным стартом в мир творческих коллабораций, потому что я привыкла работать в девичьем коллективе в своей фолк-рок-группе Cantadora. Когда меня взяли, я просто пищала от радости, исполнилась моя мечта!

Резиденция дала мне ощущение тотальной свободы творчества и расширения личных музыкальных границ и возможностей: я на практике почувствовала и осознала, что в этом мире возможно действительно всё — например, создать африкано-православный техно-госпел с бочкой, записанной контактным микрофоном прямо с горла; придумать и записать с нуля партию на ударной установке всего за двадцать минут, сочинить абсолютно не похожие друг на друга четыре трека за восемь дней, предложить невозможно сюрный текст из параллельной вселенной вроде: «Господи, господь ты наш, кохинор, мой карандаш», — и получить одобрение от девочек. Просто в голове не укладывается!

А еще во время резиденции я ощутила мощную поддержку от других участниц по поводу моего тембра голоса — оказалось, он очень сексуальный, глубокий, бархатный. Вот так всю жизнь живешь со своим голосом и не знаешь, что могла бы стать идеальной ведущей порноподкаста 18+ (смеется)! А если серьезно, комплименты моему голосу стали для меня одним из главных впечатлений от резиденции, и теперь я планирую активно развивать свои навыки дикции и речитатива, куплю хороший микрофон и буду практиковаться в пении и записи вокала».

Алина Ануфриенко, музыкант, виолончелист

Алина Ануфриенко. Фото: Параллель FB
Алина Ануфриенко. Фото: Параллель FB

«Когда появилась информация о второй «Параллельной резиденции», я какое-то время сомневалась, есть ли во мне что-то, из-за чего я могу быть, не знаю… достойна, что ли, интересна проекту. Я отправляла заявку на первую резиденцию, и тогда меня не взяли, но письмо с отказом, которое я получила, меня очень впечатлило. Оно было примерно таким: «Ты классная, но в этот раз не совсем подходишь, так как мы подбираем участниц так, чтобы было интересно всем. Это сложный выбор. Возможно, в следующий раз резиденция будет для тебя более подходящей». Такого нежного отказа я еще никогда не получала. И решила продолжать пробовать.

Более тщательно заполнила анкету, не стесняясь рассказала о своих проектах, планах, опыте. И вот я получаю письмо: «Встретимся на резиденции!» Прямо так! Я прыгала, смеялась и решила тогда, что это будет восхитительное время с прекрасными людьми, хотя внутри было много сомнений и даже страхов.

С первого же дня я почувствовала глобальную трансформацию в себе. За все время резиденции у нас не случилось ни одного столкновения или противостояния ни с кем из участниц, нас постоянно делили на новые и новые группы, мы ежедневно создавали и создавали: звуки, идеи, проекты, музыку. Вся она была разной, не похожей ни на то, что мы делали до, ни на то, что делали дальше.

Слушая проекты других участниц, я постоянно впадала в оцепенение от восхищения, мой мозг и тело были в непрерывном восторге. В последний день резиденции мы слушали все треки, которые были записаны за эти дни, и это был целый альманах крутого нестандартного музла! Я горжусь каждой участницей, нашей силой и открытостью друг другу; тем, что мы нашли в себе что-то очень важное, что умеем слушать, понимать, поддерживать и направлять друг друга. Это уникальный опыт, и я советую пережить его каждой девочке, девушке и женщине, которая любит музыку, занимается ей или планирует это сделать».

Следить за «Параллелью»

Поделиться материалом:Поделиться:
Читайте также