ИМИ.Сцена
Самара 2020
Подробности
Михаэль Ротер и Франц Баргман с участниками ИМИ.Семинара в Powerhouse Moscow 28 августа 2019 года. Фото: Марк Серый

Плюс/Минус. Мнение Михаэля Ротера

В рубрике «Плюс/Минус» мы спрашиваем профессионалов из мира музыки о том, какие вещи, инструменты, привычки и подходы они считают важными, а какие — сильно переоцененными.

Герой первого выпуска — немецкий музыкант Михаэль Ротер (Neu!, Harmonia, Kraftwerk), который в конце августа дал концерты в Москве и Петербурге, а также выступил ведущим ИМИ.Семинара для гитаристов в столичном клубе Powerhouse.

Беседовал: Дмитрий Куркин

ДА

Педаль дисторшна

Моя педаль очень важна для меня. Когда я играл в Harmonia в 1970-е, наши знакомые, которые делали инструменты, смастерили для меня специальную педаль— копию той, что продавалась в те годы в магазинах (может, это даже был Big Muff, не знаю). Эта примочка была у меня многие годы, я пользовался ею при записи всех альбомов Harmonia и своих сольников.

Несколько лет назад мне повезло познакомиться с гениальным технарем, который жил по соседству и занимался студийным оборудованием. Я попросил его сделать копию моей педали— для подстраховки, мало ли что случится на гастролях. Он посмотрел на это древнее устройство из 70-х и рассмеялся: «Смотри, они неправильно его спаяли!» На что я ответил ему: «Пожалуйста, скопируй все ошибки. Не надо ничего исправлять». Благодаря этим ошибкам, должно быть, и получился такой особенный звук.

Михаэль Ротер и его любимая педаль на ИМИ.Семинаре в Powerhouse Moscow 28 августа 2019 года

➕ Ограничения

Технические и финансовые ограничения, как ни странно, могут оказаться полезными. В 70-е, когда денег у нас было немного, приходилось записываться молниеносно. Студийное время было недешевым, нужно было быстро соображать и принимать решения на лету. А сейчас, когда у тебя есть стопка жестких дисков и практически неограниченное время для работы за компьютером, появилась реальная опасность: ты можешь все перепробовать, но так ничего и не довести до конца. Вместо того чтобы сказать себе: «Стоп, закончили», — начинаешь ходить кругами: «А давайте вот тут что-нибудь поменяем и вот тут еще…»

Когда у тебя мало времени, идеи остаются свежими, ты не засоряешь их мелкими идейками. Никому не нравится дефицит средств и времени, но иногда ограничения даже выручают.

➕ DIY

«Сделай сам» — это мой подход к музыке. Когда в 1979 году у меня наконец появились деньги, я накупил себе профессионального студийного оборудования вроде того, что было у Конни Планка (влиятельный немецкий продюсер и студийный инженер, новатор звукозаписи, работавший с Kraftwerk, Neu!, Harmonia , Хольгером Шукаем , Eurythmics и многими другими музыкантами .— Прим. ИМИ).

Я решил все делать сам. Возможно, это был чересчур оптимистичный план. Когда начинаешь работать на аналоговом оборудовании, нужно иметь хотя бы небольшое представление о том, как оно устроено. Потому что, когда с утра бежишь в студию, чтобы записать то, что придумал, включаешь эти машины и получаешь жуткий шум. Порой у меня полдня уходило только на то, чтобы настроить аппарат.

Михаэль Ротер, Франц Баргман и ударник Ханс Бирман с участниками ИМИ.Семинара в Powerhouse Moscow 28 августа 2019 года. Фото: Марк Серый
Михаэль Ротер, Франц Баргман и ударник Ханс Бирман с участниками ИМИ.Семинара в Powerhouse Moscow 28 августа 2019 года. Фото: Марк Серый

DIY-подход в моем случае более-менее работает. Я могу записываться не две недели, а столько, сколько захочу. Но тут есть своя опасность: можно загнать себя. Я мог по полночи заниматься сведением, из-за этого не высыпался и стал замечать, что мой мозг начинал плавиться. Ситуация была действительно опасная, и я понял, что нужно остановиться.

Я стараюсь сам заниматься контрактами, если это не очень сложные договоры (такие я отдаю юристам). Бумажная работа может показаться занудной, но она нужна, чтобы представлять, с кем имеешь дело. Иногда тебе присылают хитрые контракты, которые сплошь состоят из пеней за то, другое, пятое и десятое — особенно американские юристы любят составлять такие соглашения.

Самостоятельность хороша в меру. Ты должен понимать, где заканчивается твоя собственная компетенция, а когда нужно обратиться к профессионалам. Нужно постоянно спрашивать себя: «Сейчас точно подходящий момент для того, что ты хочешь сделать?» Я вот не уверен, что всегда знаю ответ на этот вопрос.

➕ Фестивали на открытом воздухе

Фестивали мне нравятся, это прекрасный опыт. Особенно мне запомнились OFF в Польше и Green Man в Уэльсе. И там, и там был чудесный звук, потому что саунд-инженеры знали свое дело. К тому же на обоих фестивалях на нас пришли 5–7 тысяч человек, которые по-настоящему прониклись музыкой.

Собственно, мне не так важно, где играть, но если звук в мониторах кристально чистый, это особое удовольствие: ты хорошо себя слышишь, поэтому можешь по-настоящему управлять звуком. И, конечно, мне нравится получать отдачу от публики — это то, ради чего я выступаю.

Выступление Михаэля Ротера в составе Neu!/Harmonia на фестивале OFF в Польше

➕ Переиздания альбомов

Хорошая идея! Если сравнить переиздания моих сольных альбомов с CD, которые выходили в 1980-е, 1990-е и 2000-е, разница налицо: звук стал гораздо лучше!

Если мастерингом занимается тот, кто действительно понимает этот процесс, оно того стоит. Я, к счастью, знаю очень талантливого парня из Гамбурга, он аккуратно обращается с мастер-пленками, советуется со мной, и к его работе у меня обычно нет замечаний. Мои старые альбомы после ремастеринга зазвучали чище и правильнее.

И, кроме того, переиздания позволяют заново открывать артистов, которые в свое время были обделены вниманием, — тех, чьи пластинки не издавались многие годы. Для музыкантов в возрасте это возможность поддерживать себя финансово, а иногда и выживать.

НЕТ

➖ Винтажные гитары

Лично мне они не особо интересны. Для меня идея всегда важнее, чем инструмент ,— мой подход к музыке всегда был таким. Интересную музыку можно делать и на «несерьезных» инструментах. Это не обязательно должна быть винтажная гитара.

Если мне попадается такая и она звучит классно, я ее использую. А так это может быть хоть губная гармоника, хоть печатная машинка. Мне подойдет любой звук, который вписывается в общую картину, поддерживает идею.

Михаэль Ротер во время ИМИ.Семинара в Powerhouse Moscow 28 августа 2019 года. Фото: Марк Серый
Михаэль Ротер во время ИМИ.Семинара в Powerhouse Moscow 28 августа 2019 года. Фото: Марк Серый

➖ Ableton

Я пробовал работать с Ableton, и мне не понравился звук, который он дает. Это было четыре-пять лет назад—возможно, с тех пор он стал лучше после апдейтов; о новой версии ничего не могу сказать.

Я до сих пор пользуюсь старой версией Cubase, которая вышла в начале 2000-х. Более новую версию, 7.5 (вышла в декабре 2013 года. Прим. ИМИ), я тоже пробовал, она дает лучшее качество звука на выходе и предлагает намного больше функций.

Но мне не нравится, что разработчики добавили туда слишком много всего — наверное, для того, чтобы конкурировать с производителями другого музыкального софта. Старую версию я еще худо-бедно понимаю, а в новых я даже кнопки не всегда вижу. Промахнешься — и поди разберись потом, что пошло не так. Может, у меня мозг не способен на большее, а может, я просто ленивый, но мне нужно, чтобы обработка звука была попроще. Терпеть не могу читать инструкции!

➖ Перебор с теорией

Когда Брайан Ино пришел к нам, он был очень увлечен идеей oblique strategies (карточек для выхода из творческого тупика, придуманных Ино в 1975 году. — Прим. ИМИ), но меня они, если честно, не особо заинтересовали.

Я хотел играть музыку, а не обсуждать стратегии и подходы. Должен признать, что я так и не понял глубинный смысл карточек Ино. Я считаю, что теория не так важна, как опыт настоящей работы со звуком. Подгонять музыку под теорию — не мой метод.

Михаэль Ротер, Франц Баргман и Ханс Бирман джемят на ИМИ.Семинаре в Powerhouse Moscow 28 августа 2019 года

➖ Просыпаться в 8 утра

Восемь утра — не самое мое любимое время для пробуждения. Правда, летом, когда солнце встает рано, просыпаться приятно даже в семь. Обычно я встаю в 08:30, но у меня нет жесткого режима: я делаю это, потому что мне это нравится, а не потому что нужно успеть сделать работу.

Если я знаю, что день предстоит тяжелый, могу встать пораньше. Вчера я даже в шесть утра проснулся, чтобы успеть на самолет. Хотя вообще я такое не люблю: по пять раз за ночь просыпаешься и смотришь на часы. Сколько там? А, еще только два часа? Ну, можно спать.

➖ Рецензии

(Долгая пауза.) Ну да… В конце концов, это всего лишь мнения, а они могут приносить как пользу, так и вред. Порой приходится признавать, что авторы рецензий до некоторой степени правы. А порой читаешь и думаешь: «Да что этот человек вообще понимает, что он знает о музыке?» Я стараюсь получать разумную долю критики, но она должна быть сбалансирована.

Как там говорят — в критики идут те, кто не смог стать музыкантом? Но я не собираюсь клеймить профессию критика: некоторых я знаю лично, и они прекрасные люди. К тому же благодаря рецензиям твоя музыка может достичь ушей и глаз новой аудитории.

Михаэль Ротер во время ИМИ.Семинара в Powerhouse Moscow 28 августа 2019 года. Фото: Марк Серый
Михаэль Ротер во время ИМИ.Семинара в Powerhouse Moscow 28 августа 2019 года. Фото: Марк Серый

Подписывайтесь на ИМИ в социальных сетях:

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Instagram

Читайте также