ИМИ.Сцена
Самара 2020
Подробности
Андрей Морозов (Fields). Фото: Powerhouse Moscow/Андрей Морозов FB

Андрей Морозов (Fields): «Я находил в VK всех, у кого в аудио был bvdub, и лично писал каждому»

В эти выходные в московском клубе Mutabor состоится фестиваль Fields, основанный промоутером Андреем Морозовым, который вот уже семь лет устраивает концерты экспериментальной музыки.

По просьбе ИМИ.Журнала Андрей рассказал о том, как убедить выступить музыканта, который зарекся давать концерты, и как продвигать шоу артистов, если о них практически не пишут в СМИ.

Текст: Андрей Морозов
Записал: Дмитрий Куркин

«В голову приходит масса случаев организации концертов, когда мы чуть не поседели, но я решил поделиться совсем другой историей. Она отсылает к самому-самому зарождению Fields — первому мероприятию, которое я провел под этим названием в 2012 году.

Я только-только закончил делать серию вечеринок Last Step, на которые мы возили главных героев постдабстепа: Mount Kimbie, Starkey, Pariah, Eskmo, FaltyDL и др. Закончил потому, что эта музыка мне надоела. Во-первых, она начала консервироваться, а во-вторых, андеграундный саунд внезапно стал превращаться в модную продюсерскую фишку, которую стали брать на вооружение звезды поп-музыки и EDM.

Примерно тогда я начал интересоваться эмбиентом и авангардом. Отказавшись от привычных средств поиска (российские медиа, парочка ЖЖ-сообществ и других), я обнаружил бескрайние просторы музыки, существующей далеко за пределами журнальных трендов. Одним из таких открытий стал американский музыкант bvdub (Брок Ван Вэй). Меня до самой глубины души впечатлил его драматический эмбиент — 15–20-минутные пьесы с ощущением удивительно плавного нарастания, в котором ощущалась одновременно безысходность и надежда. Тогда я подумал: «А что, если я попробую сделать его выступление в Москве?»

bvdub — «Drowning in Daylight, Never Ending»

Покопался немного в интернете, провел ресерч во «ВК» и понял, что на самом деле у bvdub не так уж и мало поклонников. Полез искать контакты его агента и с удивлением обнаружил, что агента у него нет. После опыта работы с бесчисленными бейс-продюсерами, быстро попадавшими в ростеры передовых агентств, для меня это стало шоком. И тогда я подумал: «Если у него нет агента, я могу написать ему письмо в совсем другой, более свободной форме».

Получилась, как мне казалось, огромная простыня текста, в которой я искренне признался Броку в любви к его музыке. Заодно я пересказал свой опыт с постдабстепом и поделился своей новой суперидеей — сделать серию мероприятий Fields, в основе которой был бы не какой-то конкретный жанр, но скорее настроение и ощущение, связующее между собой самые разные музыкальные проекты.

К моему удивлению, Брок ответил довольно быстро, а его письмо оказалось раза в три больше моего. Он рассказал, что практически никогда не выступает: после нескольких опытов, когда его звали на рейвы и шумные вечеринки, где люди не были готовы слушать его музыку, он решил отказаться от лайвов. Писал, что из России ему приходил уже не один запрос — в том числе от Arma17, которые хотели позвать его на одно из своих событий. Им он тоже отказал, хотя предложение, как он сказал, было очень выгодным. Однако идея с Fields ему понравилась, а моя открытость, судя по всему, подкупила. В результате он решил, что это хороший повод попробовать.

Мы с ним зафиксировали дату, и я приступил к работе над первым событием Fields. Несколько месяцев подряд мы с ним активно переписывались, причем его письма по-прежнему оказывались гораздо длиннее моих. Это было ужасно непривычно, поскольку на тот момент все западные музыканты уже представлялись мне этакими профессионалами, для которых визит в очередной город скорее работа, чем что-то еще. Ну и, конечно, я привык к тому, что между артистом и промоутером всегда существует стена в виде агента. Но в случае с Броком было совсем иначе, и это новое ощущение не на шутку подкупало — у меня будто бы проснулось второе промоутерское дыхание.

В Москву Брок приехал на несколько дней, которые мы очень душевно с ним провели. В том числе он даже побывал на моей даче, где мы с девушкой и друзьями устроили бургер-пати (даже булочки сами испекли!). Затем было само мероприятие, куда я собрал, кажется, всех локальных артистов, которые мне так или иначе симпатизировали. И даже привез из Краснодара Ishome — до этого мы не были знакомы. После выступления у Брока остались очень теплые ощущения—даже несмотря на то, что звук был отвратительный. По приезде домой он написал мне огромное письмо, поблагодарив за все.

Отрывок того самого выступления bvdub в Москве в 2012 году

Это мероприятие изменило не только мой промоутерский подход, но и отношение к выступлениям Брока: он сказал, что теперь у него появился энтузиазм и он готов давать концерты — правда, с таким же избирательным и очень личным подходом. Я же сделал для себя множество важных выводов.

Во-первых, я понял, что о востребованных артистах не всегда можно прочитать в российских СМИ (сегодня эта ситуация стала еще хуже). Во-вторых, я убедился, что если тебе что-то очень сильно нравится, то и отношение к работе будет совсем другое. Я лично находил в VK всех, у кого в аудио был bvdub, и писал каждому из них на протяжении 2–3 месяцев; кстати, там даже был лимит — не больше 40 сообщений не-друзьям в сутки, — поэтому я в рабочем режиме отписывался очередным 40 незнакомцам, отмечал в блокнотике последнего и спустя сутки возвращался к процессу.

В-третьих, после мероприятия страницы ивентов были засыпаны очень приятными отзывами людей (кстати, тоже огромными) и благодарностью как артисту, так и организаторам. Я уже давно забыл обо всем этом, но сейчас понимаю, что это был очень важный поворотный момент. После него я перестал устраиваться на работу в неинтересные мне места, а через какое-то время музыкальные мероприятия стали моим основным средством заработка».

Фестиваль Fields с шоукейсами «Рихтерфеста», New New World Radio, Moscow Music School, лейблов Diagonal и Ored Recordings состоится 10 августа.

Подписывайтесь на ИМИ в социальных сетях:

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Instagram

 

Читайте также