ИМИ.Сцена
Самара 2020
Подробности
Фото: Getty Images

Плюс/Минус. Рэперы — о преимуществах и недостатках выступлений под плюс

В рубрике «Плюс/Минус» мы спрашиваем профессионалов из мира музыки о том, какие вещи, инструменты, привычки и подходы они считают важными, а какие — сильно переоцененными.

В новом выпуске мы пообщались с рэперами, которые поют под плюс, а также с артистами, принципиально не выступающими под фонограмму. Чем руководствуются музыканты, отказываясь от живого исполнения?

Спрашивал: Владимир Завьялов

➕ за плюс

Loqiemean

«Я пользуюсь наложениями дорожек вокала, которые физически не позволяют исполнить [некоторые мои песни] одним вокалистом. Таким образом, некоторым трекам приходится добавлять подложку из бэк-вокала. Ничего страшного в этом нет».

➖ против плюса

Noize MC

«Мое отношение  —  резко негативное. В принципе, я свою позицию по этому вопросу подробно изложил в первом куплете трека „Коррозия хип-хопа“, добавить особо нечего.

С развитием интернета в целом и соцсетей в частности изменилась как сама структура шоу-бизнеса, так и природа взаимоотношений артиста и аудитории. Рок-звезды 1960-х были абсолютно недосягаемыми небожителями, бóльшая часть визуальной информации о них была статичной и постановочной: постеры, портреты с конвертов пластинок, фотографии в журналах и так далее.

Тогда существовал суровый барьер: в индустрию попадали только самые талантливые и трудолюбивые. В 1970-е развился жанр музыкального клипа, в 1980-е появилось MTV, а новые студийные технологии и электронные инструменты позволили в записи добиваться звучания, недоступного вживую. Внимание аудитории сильно сместилось с творчества на имидж артиста, и сами музыканты стали гораздо ближе к аудитории: с развитием музтелевидения и распространением формата VHS люди стали гораздо больше узнавать о закулисной жизни, о быте звезд.

К 1990-м радикально улучшилось качество звучания: винил шуршал, пленка шипела, а CD/мини-диски воспроизводили записи без шумов и промахов. Именно на рубеже 1980-х и 1990-х вошел в обиход стадионный чес под фанеру. Но тогда это все работало только для попсы  —  рок-музыканты подобный подход презирали: у „ДДТ“ вон вообще в 1995 году появилась песня „Фонограмщик“  —  дисс на российскую эстраду.

С наступлением XXI века все эти тенденции еще сильнее усугубились: вокальную дорожку можно собирать по слогам, ни один из которых не спет в нужную ноту; выложенный в сеть альбом можно послушать в день релиза из любой страны мира, а записать его, в принципе, можно не выходя из спальни, при этом посты и сторис в инстаграме в триста раз важнее для развития карьеры, чем походы к преподу по вокалу и какие-то там репетиции.

Наращивая популярность в таком темпе, артист просто физически не успевает научиться нормально выступать. 

Я бы не сказал, что массовый слушатель свыкся с тем, что многие выступают под плюс. Массовый слушатель, заполняющий стотысячные стадионы на концертах Rammstein и Metallica, не готов к таким шоу. Не думаю, что фанаты смогли бы простить Эминему подобные „лайвы“. Речь всё-таки в основном о нынешних рэперах-фрешменах, начинающих поп-артистах и внезапно решивших запеть интернет-селебрити  —  ну и, соответственно, об их предельно юной и неискушенной аудитории, для которой все вот эти рассуждения наверняка звучат как старческое брюзжание.

Шоу-бизнес всегда был ориентирован в первую очередь на тинейджеров как на самую активную аудиторию ,  но если раньше это были рамки примерно от 14 до 19, то сейчас это уже скорее 10–15 лет, а то и ниже. То есть это даже не подростки. У моего старшего сына, которому недавно исполнилось 9, некоторые одноклассники ходят в мерче „Блэк Стара“, например, и уже вовсю слушают какие-то треки по своему выбору  —  ну, это же дети совсем, они могут в принципе не понимать, живьем исполнитель работает или нет. Да и сами артисты за счет уничтожения барьеров, о которых я говорил ранее, становятся все моложе и моложе, а их карьеры  —  все короче и короче.

Если судить о ситуации по конкретным фактам, то очевидно, что сформировался весьма внушительный пул слушателей современной популярной музыки, который голосует рублем за эти фанерные концерты,  —  значит, для них это нормально. Тут вопрос не в том, нормально это или нет, а в том, для кого это нормально. Для меня  —  однозначно нет, мне за таким „шоу“ наблюдать совершенно неинтересно. Как спела однажды великая дэт-металлическая певица Бритни Спирс, „You wanna live fancy? Live in a big mansion? Party in France? You better work, bitch!“. Особенно меня забавляют все эти отмазки в духе: „Ну, зато мы дико флексим, мы врываемся, мы [разносим!]“  —  [блин], если ты не можешь [разносить] и при этом стелить живьем, сходи в спортзал и порепетируй!»

➕ за плюс

Flesh

«У меня отношение к артистам, поющим под плюс , нормальное. На моих сольных концертах всегда 50% живого звука : куплеты исполняю сам, а на припевы оставляю подложку, чтобы сохранялся жир. Если лиричная песня  —  пою сам. На фестах  —  всегда плюс, подложка и лайв-версии (записанные бэк-вокалы. — Прим. ИМИ), иначе теряется жир выступления.

Сейчас музон   цифровой: комп, синты, драм-машина, 808-е. Когда ты находишься на концерте или фестивале, народу не хватает жира и кача, если трек звучит только под голос. Чтобы заводить людей, тебе нужно прыгать, двигаться, исполнять шоу. А к третьему треку — любой артист не даст соврать  —  у тебя просто не останется дыхалки: ты будешь звучать либо ужасно, либо неровно, и смысла в этом нет. В рамках феста, где 5–6 тысяч людей и ты хочешь, чтобы качались все и жира хватало на всех, нужно исполнять под подложки, подготовленные лайв-версии, плюс и так далее.

Грамотнее живьем исполнять медленные треки, лиричные песни, под которые включают огоньки телефонов, под которые ты не двигаешься. Ты стоишь вместе со стойкой и поешь, чтобы не нарушалось дыхание. На фесте все иначе».

➖ против плюса

PLC

«Я, честно, не знаю, почему так делают. Могу только предполагать. Возможно, потому что ценность записи сейчас выше, чем живого исполнения. То есть не так важно, сможешь ли ты воспроизвести вокальную партию живьем, важно, что ты придумал и реализовал крутой флоу в студии.

Просто сместились акценты с вокальных данных артиста на его студийный материал и энергетику. Хотя я был на концерте того же Future, он работал без фонограммы и звучал не хуже, чем на записи.

Еще иногда бывают клубные выступления, где нет возможности грамотно отстроить звук и проще стелить поверх трека. Ну а может быть, потому что, как говорится, пипл хавает и так. Я не берусь осуждать кого-то, ведь у каждого   свой подход. У меня он другой. 

Иногда на концертах в кайф отойти от оригинальной студийной версии, поэтому плюс мне бы только мешал, превратив звучание в кашу. Иногда мы выступаем под плюс, но это скорее исключение  —  когда, допустим, нет live-версии с собой, а люди просят исполнить, скажем, старый трек». 

➕ за плюс

Krestall / Courier

«Конечно, это жесть. Но это современные реалии. За себя скажу, что играю порой с плюсом. Но если играю, то на клубных выступлениях, ночных и когда всем [плевать], живой ты или нет. Если говорить про сольные концерты, то, конечно, живага, но с подложками. Это когда на бэнгеры (боевики. — Прим. ИМИ) ты оставляешь припевные части или определенные бэки. Я выступаю один, поэтому дыхалки не всегда хватает связать определенные части куплета. Но скажу прямо: лучше закосячить живьем, чем идеально выступить под плюс.

Я порой в таком неадеквате, что выбираю в онлайн-режиме с диджеем, что лучше определенные песни под плюс полный оставить. Эта тема вообще полемична. Кто-то в целом лучше смотрится под плюс, другие же харизмой и голосом именно живьем разрывают.

Почему массовый слушатель с этим свыкся? Откатимся лет на 15 назад, это довольно странно было бы для того времени —  выступать под плюс. Причем во всем мире. Но если мы говорим о рэпе в 2019 году, это самый простой, мультикультурный, пластичный и безграничный жанр. Количество музыки, ежедневно выпускающейся на рынке , огромно. Поэтому и запросы слушателя ниже, поэтому он готов мириться с тем, что на концертах артисты порой [поют] под фонограмму».

➖ против плюса

Гарри Топор

«Я к этому отношусь как к довольно стыдному явлению. Человек, который платит деньги за билет, платит их за эмоции, и одного лишь визуального контакта с артистом (если он не поет живьем) недостаточно.

Массовый слушатель свыкся с этим по той причине, что у него просто нет выбора. Ему нравится какой-то артист, он придет на него посмотреть, постарается зарядиться его харизмой и будет надеяться, что артист исполнит треки, которые все любят.

С моей точки зрения, петь под плюс максимально ненормально, стыдно, ужасно и позорно. Сразу вспоминается Сергей Шнуров, который [в 2003 году на церемонии вручения премии Муз-ТВ] сразу отстранился от микрофона, когда включилась фонограмма. Потому что артист  —  он на то и артист, чтобы делать шоу, быть профессионалом своего дела. А здесь получается какой-то полуфабрикат вместо нормального хорошего блюда — или попросту обман». 

➕ за плюс

Fallen MC («Ежемесячные»)

«Группа „Ежемесячные“ всегда выступает под плюс, только если это не минус для песни „Многоточия“ „Что-то другое“. Вот эту песню мы всегда исполняем под разные минуса, а все остальное — да, под плюс. 

Мы зачастую выступаем в клубах, где техника не позволяет выдать хороший звук, — либо его нужно долго под себя настраивать, чем мы никогда не занимаемся. За всю историю группа „Ежемесячные“ не провела ни одного саундчека.

Конечно, мы пробовали и минус. У нас был первый концерт на разогреве „Ленина пакет“ в клубе Da:Da в 2014 году. Тогда мы выступали под минус, все нормально было.

Клево читать под плюс. Рэп — это музыка, которая должна исполняться только так. На западной сцене все артисты выступают под плюс, всех это устраивает. Разница в том, что у них есть шоу, а у нас нет. Мы всегда компенсируем наш плюс. Можно посмотреть записи наших лайвов: в зале всегда рубилово, и всем все очень нравится. 

Когда читаешь под плюс, то можешь себе позволить много движения — потанцевать, поорать, что-нибудь поделать. Моих сольных треков вообще никто не знает, у меня нет возможности взять себе кого-то на бэк-вокал. Треки [сложные], мне их тяжело читать одному, я не вывожу, поэтому опять же использую плюс и честно предупреждаю об этом слушателей перед каждым концертом „Ежемесячных“. Все в курсе, всех все всегда устраивает. Это не позиция, не арт-ход. 

Под минус невозможно читать, не будет движухи, драйва. Скучновато получается. Люди приходят на концерт за эмоцией, а как они ее получают — это второстепенно.

Если мы говорим про рэп, то надо не забывать, что сейчас в рэпе много людей, которые не шарят, не профессионалы. Не умеют работать с микрофоном, задыхаются. 

В случае форс-мажора мы легко читаем либо под минус, либо акапельно, это не сложно. В крайнем случае всегда можем зачитать тот трек „Многоточия“.

Если есть возможность читать под минус, если человек уверен, что он вытянет, а его слушатель не пострадает, — надо под минус. В любой другой ситуации бери плюс, всегда говори об этом людям и не парься».

➖ против плюса

Мусор

«Я отношусь к тому, что артисты поют под плюс, не очень хорошо. Я была на лайве Элджея  —  я его, конечно, люблю, но не за концерты.

На концерте он просто в бронежилете что-то шепчет под подложечку. Еще раз нет желания пойти  —  деньги я бы не отдала за это. Насчет остальных рэперов  —  то же самое. Это их право, но на концерты ходить не хочется.

Мне больше в этом отношении импонирует Оксимирон  (пусть он пропустит пару строчек, а потом продолжит),  Баста, который вживую выступает и может петь, Noize MC».

➕ за плюс

Андрей Замай («Антихайп»)

«Все рэперы России — нефирмовые колхозники. И из-за своей внутренней провинциальности и вторичности пытаются доказать всем, что они музыканты. Но будь то плюс или минус, это все так же не станет вдруг музыкой, это останется рэпом. Поэтому там, где мы хотим, чтобы звучало „жирнее“, мы поем под плюс, так завещали нам отцы жанра по ту сторону океана. Мы не пытаемся [обмануть] нашего слушателя пафосом „чистого“ выступления, мы своим личным колхозом гордимся».


Подписывайтесь на ИМИ в социальных сетях:

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Instagram

Читайте также