Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

От «Аквариума» до бразильских сериалов: история студии грамзаписи в лютеранской церкви

Как в церкви записывались «ДДТ», «КиШ» и камерный хор
Фото: Дмитрий Цыренщиков для «ИМИ.Журнала»

Войдя в лютеранскую церковь Святой Екатерины, вы не увидите ничего, что напоминало бы студию звукозаписи. Тем не менее Петербургская студия грамзаписи существует здесь больше 30 лет: несколько раз в неделю в большом зале храма появляются стойки, микрофоны и музыкальные инструменты, а в аппаратных включаются микшерские пульты. «ИМИ.Журнал» узнал об истории и особенностях этого места. 

В составе «Мелодии»

Петербургская (в прошлом — Ленинградская) студия грамзаписи открылась в 1959 году — за 5 лет до возникновения старейшей в России компании звуковой индустрии «Мелодия». В 1964 году Минкульт СССР объявил о создании всесоюзной фирмы грампластинок под названием «Мелодия»: так, носившая республиканский статус Ленинградская студия вошла в состав «Мелодии» наряду с Всесоюзной студией грамзаписи (ВСГ) в Москве, а также Алма-атинской, Вильнюсской, Рижской, Таллинской, Ташкентской и Тбилисской студиями звукозаписи. 

Примечательно, что советской аппаратуры на студиях «Мелодии» практически не было. Микрофонный парк, микшерские пульты, магнитофоны — все это фирма закупала за границей: частично — в Чехии и Венгрии, а с середины 70-х — в Австрии, Америке, Германии, Швейцарии. 

Изначально у Петербургской студии грамзаписи не было своего помещения, до 1988 года «дочка» «Мелодии» работала в Государственной академической капелле Ленинграда и Ленинградской академической филармонии им. Шостаковича. Арендовать несколько площадок было неудобно, поэтому руководство приступило к поискам собственного помещения. В 1982 году на рассмотрение студии предложили несколько площадок; после пробных записей было выбрано только что освободившиеся здание лютеранской церкви Святой Екатерины. 

«До 1982 года там был Всесоюзный проектный институт „Гидропроект“ имени С. Я. Жука (ведущая российская (в прошлом — советская) организация, проектирующая гидроэнергетические и водохозяйственные сооружения. — Прим. „ИМИ. Журнала“). В здании стояли кульманы, чертежники, проектировщики, много-много маленьких кабинок — в общем, на церковь оно было совсем не похоже», — вспоминает директор студии Игорь Дельгядо, работающий в компании на протяжении сорока лет. 

Обосноваться на новой площадке студии грамзаписи удалось далеко не сразу. Для переоборудования помещения, являющегося архитектурным памятником федерального значения, требовалась полная внешняя и внутренняя реставрация церковного здания и проведение звукоизоляции — ремонтные работы проводились при поддержке Минкульта СССР и завершились только в 1988 году. Правда, после шести лет реконструкций питерский филиал Всесоюзной фирмы грампластинок проработал в лютеранской церкви всего три года. В 1991 году в ходе демонополизации «Мелодия» развалилась как объединение: некоторые структуры фирмы были упразднены, а часть, в том числе и Ленинградская студия, стали самостоятельными предприятиями.  

После «Мелодии»

«Как ни странно, 90-е были для нас хорошим временем», — говорит Дельгядо, вспоминая о периоде, когда Ленинградская студия вышла из состава «Мелодии». Как раз в это время ее услуги были особенно востребованы: стараясь удовлетворить спрос на компакт-диски, многие мировые фирмы обращались в студию для создания каталогов цифровых записей. «У нас было довольно много заказов от иностранных компаний на записи мировой классики. Условно говоря, надо было всего Чайковского, Бетховена, Гайдна переписать на цифровые носители», — объясняет Дельгядо. Это было выгодное сотрудничество: деньги, которые платили мировые компании, были подспорьем не только для самой организации, но и для музыкантов, которые получали неплохие для того времени гонорары. 

Тем не менее в середине 90-х Петербургской студии грамзаписи стало сложно платить аренду за помещение — тогда руководство решило передать здание лютеранской церкви ее «законным» владельцам. 

«Нам показалось разумным передать это здание церкви (согласно договору передачи, студия покинет храм только тогда, когда найдет помещение с более достойной акустикой. — Прим. „ИМИ. Журнала“). Поскольку лютеранская церковь — особенно приход, которому мы передали помещение — была неразрывно связана с музыкальной деятельностью, мы без труда нашли общий язык. С тех пор на протяжении уже более 24 лет мы помогаем друг другу в реализации самых разных музыкальных проектов», — рассказывает директор.

По его словам, конец нулевых стал непростым периодом для большинства студий, в том числе и петербургской: распространение нелегального контента в интернете негативно сказалось на продажах CD-дисков. «Интернет-продажи, которыми мы тоже занимаемся, приносят значительно меньше, чем продажи компакт-дисков. Раньше, тратя деньги на запись альбома, музыканты могли надеяться, что они покроют расходы с продажи CD. Сейчас же у них такой уверенности  нет», — сетует он. 

Лютеранская церковь Святой Екатерины — удачный компромисс

«В Петербурге довольно много залов с хорошей акустикой, но для записи различных жанров академической музыки нужна разная акустика: понятно, что в одном месте лучше писать хоровую музыку, в другом — оркестровую, в третьем — камерную», — объясняет Дельгядо, говоря о трудностях поиска локации. «Почти всегда, если иметь в виду постоянное расположение, выбор площадки для записи — это компромисс», — продолжает он. Для Петербургской студии грамзаписи таким компромиссом стал большой зал лютеранской церкви: благодаря удачной акустике в храме, спроектированном архитектором Юрием Фельтеном, можно записывать музыку абсолютно разных жанров. 

Тираж и репертуар

Объединение «Мелодия» состояло из восьми студий; каждая из них имела свои редакторские отделы, которые составляли годовой план записей. Затем их согласовывали в московской тиражной комиссии, состоящей из представителей Министерства культуры и торговли, редакторов «Мелодии», представителей Союза композиторов, Центрального союза потребительских обществ, Всесоюзного объединения «Международная книга», Центрального Дома грампластинки и других заинтересованных организаций. Именно тиражная комиссия определяла количество экземпляров первых выпусков каждой новинки. Но оно также зависело и от жанра1. Так, на национальную музыку народов СССР приходилось 1–2 тысячи пластинок, на оперную, симфоническую и камерную –– 3–5 тысяч, на русскую народную — 5–10 тысяч, а на вокально-инструментальные ансамбли — 10–30 тысяч. Тиражи песен советских композиторов и авторских записей эстрадных композиторов доходили до 5–10 тысяч экземпляров. Для сравнения: количество пластинок с записью популярных эстрадных программ («С Новым годом!», «Для вас, женщины») достигало 100 тысяч. 

Последующие тиражи грампластинок зависели от запросов торговых точек: учитывая спрос покупателей, они ежеквартально формировали заказы заводам «Мелодии»2.

Так, согласно утвержденным планам, Ленинградская студия записывала примерно 70–80 альбомов в год. 

До 1991 года Ленинградская студия, входившая в состав «Мелодии», была, по сути, единственной площадкой для ленинградских музыкантов: запись на лейбле-монополисте гарантировала выход пластинки. В то время 70% репертуара студии составляла классика. «Все ведущие музыканты Ленинграда и потом Петербурга так или иначе писались у нас: пианисты, скрипачи, инструменталисты, вокалисты Мариинского театра, знаменитые дирижеры Мравинский, Гергиев, Темирканов», — отмечает директор студии.  

По инициативе редакторского отдела Ленинградской студии в 1986–1987 годах начались записи ленинградских рок-групп — в том числе и в лютеранской церкви, где в свое время были записаны пластинки «Аквариума» («Любимые песни Рамзеса IV»), «ДДТ» («Я получил эту роль», «Оттепель», «Актриса Весна»), «Короля и Шута» («Акустический альбом»), «Чайфа» («Давай вернемся»), а также практически все альбомы группы «Разные люди».  

«ДДТ» — «Я получил эту роль»

Альбом «Я получил эту роль» вышел в 1988 году и был записан на Ленинградской студии грамзаписи звукорежиссером Юрием Морозовым. Пластинка стала первой легальной записью рок-группы и представляла собой сборник песен из «андеграундных» альбомов «Свинья на радуге» (1982), «Компромисс» (1983), «Периферия» (1984), «Время» (1985). По воспоминаниям лидера группы, тогдашний директор Ленинградской студии Борис Глыбовский дал согласие на выпуск пластинки только при условии, что «ДДТ» полностью откажется от авторского гонорара. Через месяц опасающийся несоблюдения договоренности Глыбовский поставил Шевчуку новый ультиматум: артист должен продать самому себе права на песни с альбома: «Представляешь, мы сделали концерт и сами себе продали эти песни. Но продажа была неправильная, и мы еще раз купили свои песни, у себя!» — вспоминал артист.

«Король и Шут» — «Акустический альбом»

Третий студийный альбом панк-рок-группы «Король и Шут» был записан в 1998 году по предложению «Курицца Records». Питерский лейбл бесплатно предоставил музыкантам 100 часов для записи и арендовал студию «Мелодии», расположенную в лютеранской церкви Святой Екатерины, — «КиШ» использовали большой зал храма в качестве естественного резонатора. По окончании работы над пластинкой группа не могла выпустить «Акустический альбом» почти год: сначала мешали разногласия в команде, затем «Курицца Records» прекратил свое существование. В итоге материал вышел на лейбле Иосифа Пригожина «ОРТ Рекордс» в 1999 году. По словам одного из поклонников, Пригожин «кинул» «КиШ» на деньги, не выплатив роялти за альбом, — тогда раздосадованный лидер группы Михаил Горшенев помочился на продюсера. 

Текущие проекты

В наши дни 50–60% репертуара студии составляет академическая музыка, на оставшуюся часть приходятся рок, джаз, поп, фольклор. Последние 6–7 лет студия записывает музыку для бразильских сериалов — в основном для академических составов. «Бразильский композитор пишет музыку, там у себя записывает вокальную строчку или ритм-секцию, а нам присылает ноты. Мы, в свою очередь, записываем струнные и духовые партии», — поясняет Дельгядо. 

Среди текущих проектов студии директор также отмечает «Антологию русской хоровой музыки» — совместную работу с Петербургским камерным хором, в рамках которой они записывают духовные и светские хоровые произведения русских композиторов XVIII — XX веков. На данный момент, по словам директора студии, в сборник входит свыше 120 альбомов. 

Студия сегодня 

Петербургская студия грамзаписи состоит из двух тон-ателье с концертными роялями, клавесином и микрофонным парком (там вживую записываются академические и джазовые коллективы) и нескольких аппаратных с микшерскими пультами, компьютерами, профессиональными звуковыми картами, приборами обработки звука,  многоканальными магнитофонами и т. д.

В студии по-прежнему используется и аналоговая техника — на ленточные магнитофоны производится 10% всех записей. Например, на них до сих пор записываются рок-музыканты «Электрические партизаны» (лидер группы Вадим Курылев — бывший участник группы «ДДТ». — Прим. „ИМИ. Журнала“). Сейчас студия использует в основном немецкое, американское, австрийское и японское оборудование. 

Стоимость записи зависит от материала и замыслов. Например, можно выбрать почасовую аренду со студийными или приглашенными звукорежиссерами, полную разработку и реализацию музыкального проекта или же подготовку записи к изданию (премастеринг, дизайн, редакторские работы). В среднем запись альбома обойдется в 50 000 — 150 000 рублей. 


1 Мазин А., Козюренко, Ю. Пластинка сходит с матрицы // «Наука и жизнь», № 3, 1984.

2 Там же.

Поделиться материалом:Поделиться:
Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также