Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

Почему в России нет единого чарта?

Чем его отсутствие вредит индустрии
Иллюстрация: Элла Довнар

Музыкальный рынок в России переживает расцвет: пиратство уходит если не в прошлое, то на задний план, поп-звезды эпохи стриминга покупают квартиры на доходы от роялти и могут жить не только на гастрольные гонорары. 

Индустрия бурно растет, но одного важного атрибута топ-рынка еще нет — речь о едином сертифицированном чарте, который считает прослушивания и продажи музыки на всех площадках. Почему в России нет своего Billboard — разбираемся вместе с Universal Music, Warner Music Russia, A+ и Soyuz Music. 

Как хит-парады появились на Западе?

Первый музыкальный хит-парад появился в США в 1936 году, когда редакция американского журнала Billboard решила собирать информацию из магазинов грампластинок о проданных копиях и подсчитывать их продажи. В 1940 году хит-парад стал для Billboard еженедельной практикой, а 18 лет спустя в издании решили подсчитывать не только продажи пластинок, но и данные о прослушиваниях песен на радио — так появилась «горячая сотня» Billboard.

Были ли другие чарты в США? Безусловно: хит-парады составляли магазины пластинок, радиостанции, журналы, но именно чарт от Billboard уже к середине 1950-х заслужил статус самого объективного и авторитетного среди ему подобных. Billboard первыми заняли нишу музыкальных рейтингов и добились того, что радиостанции и магазины пластинок стали сообщать данные о прослушиваниях и продажах именно им. 

В Великобритании в начале 1950-х свои чарты пытались двигать сразу несколько журналов (среди них — NME и Melody Maker), пока под эгидой британской индустрии звукозаписи в 1952 году не были созданы официальные UK Albums Chart и UK Singles Chart. В 1969 году в Великобритании под управлением Британской ассоциации производителей фонограмм была создана Официальная компания британских чартов — и стала единолично контролировать хит-парады. 

Так, если главным чартом США остался независимый Billboard, то британский хит-парад попал под власть главной звукозаписывающей ассоциации страны и получил официальный статус. 

Очень быстро по обеим сторонам океана чарты стали универсальным мерилом успеха — артисты и лейблы стремились занять высокие места и с удовольствием хвастались успехами в хит-парадах.

Со временем технологии подсчета синглов и альбомов претерпели изменения: например, в 1991 году Billboard стал пользоваться данными исследовательской системы Nielsen SoundScan, которая позволяла более точно подсчитывать объемы продаж физических носителей и число прослушиваний музыки на радио. Также на механику составления чартов повлияли цифровизация музыки и стриминг-сервисы — сейчас хит-парады подсчитывают физические продажи, прослушивания в стриминг-сервисах и на радиостанциях и даже просмотры клипов на YouTube.   

Были ли попытки создать чарты в России?  

Были. Первые хит-парады появились еще в СССР: во второй половине 70-х рейтинг самых популярных песен страны стали публиковать в «Московском комсомольце» и питерской «Смене»; правда, эти чарты едва ли можно было назвать объективными — рейтинги составлялись на основе опросов слушателей и писем читателей конкретного издания. 

Уже после распада СССР локальные попытки создать чарты также предпринимались: как вспоминает генеральный директор лейбла Soyuz Music Алексей Аляев, такой чарт еще в 90-х делали в магазине «Союз» на основании внутренних продаж физических носителей. 

Тем не менее, по словам Аляева, составлению объективных показателей по продажам музыки (и, как следствие, созданию единого легитимного чарта) мешало массовое пиратство на рекорд-рынке в России в достриминговую эпоху.

Иллюстрация: Элла Довнар

Есть ли в России ассоциация звукозаписывающих компаний — как в Великобритании ?

Вопреки распространенному заблуждению о том, что своей ассоциации звукозаписывающих компаний в России нет, такая организация все же существует. Национальная федерация музыкальной индустрии (НФМИ) была создана в 2011 году мейджор-лейблами Warner Music, Universal и Sony Music. По словам заместителя генерального директора по вопросам бизнеса и внешним связям Warner Music Russia Ольги Ким, организация «ведет активную деятельность», принимая участие в антипиратской работе и лоббировании антипиратского законодательства. 

«НФМИ имеет самое непосредственное отношение к принятым в последние годы пакетам антипиратских законов о блокировке нелегального контента, сайтов и приложений, а также осуществляет координацию музыкальных лейблов в правоприменительной практике по этим законам», — сказала Ольга.

Генеральный директор Universal Дмитрий Коннов подчеркнул, что НФМИ помогла добиться принятия закона против пиратства в интернете в 2015 году, а также помочь лейблам договориться с Mail.ru Group, что привело к созданию на площадке «ВКонтакте» полноценного музыкального стриминг-сервиса.

Почему в России не был создан единый чарт?

Закономерный вопрос: почему после стриминг-революции и радикальной легализации музыкальной индустрии в России та же НФМИ не создаст свой чарт? Аляев полагает, что в ассоциацию должны входить не только мейджор-лейблы, но и десятки независимых издательств и дистрибьюторов, которые тоже должны делиться информацией о стримах. 

«Допустим, я начинающий артист и я записал хит. Повезло: выложился не через лейбл, а через маленький агрегатор, и залетел в чарт, — объясняет Аляев. — Как договоренность между лейблами отразит вот этот мой хит, который будет рвать хит-парад? Никак».

Иллюстрация: Элла Довнар

Что препятствует созданию единого чарта?

Самое простое и логичное решение: пусть все стриминг-площадки объединятся и поделятся данными. Увы, это исключено: если VK и Spotify готовы раскрывать данные по прослушиваниям, то Apple Music, YouTube Music и «Яндекс.Музыка» такой информацией делиться не желают.  

Другое возможное решение: если раскрывать данные по прослушиваниям не хотят стриминг-площадки, пусть это сделают лейблы и издатели. Здесь тоже не все так просто: Дмитрий Коннов считает, что создание чарта многим независимым игрокам банально неинтересно. По мнению Дмитрия, российские издатели исторически не обладают корпоративной солидарностью и стриминг-революция их мышление не изменила. 

Артем Боровков, глава лейбла А+, более категоричен: он полагает, что единый чарт не нужен ни артистам, ни лейблам. «Лейблы не хотят делиться друг с другом информацией, площадки пока еще только начинают тестировать открытые сервисы с данными по стримингам для артистов, поэтому необходимости чарта для рынка пока нет», — объяснил Артем.

Боровков считает, что зарубежный опыт в составлении чартов нельзя считать образцовым. По его мнению, система, по которой формируется американский Billboard, является архаичной и неактуальной на местном рынке. «Это просто шоу-бизнес: им [американским артистам и издателям] нравится, что [чарт Billboard] есть, это такая добрая традиция. Но функционально [составление чарта] очень спорное: неясно, как места в чартах подтверждаются и чем, там очень сложная система коэффициентов и рейтингов». Артем уверен: именно поэтому «российский Billboard» тоже будет работать плохо.

Сводный чарт от Mooscle: насколько он легитимен?

Компания Mooscle, занимающаяся обзором музыкальной индустрии, в этом году представила ноу-хау — общий чарт, который собирается путем сведения данных чартов всех стриминг-платформ и выведением средних показателей на основе доходов артистов. 

Насколько такой чарт показывает объективную картину по прослушиваниям? В Mooscle «ИМИ.Журналу» ответили, что специалистами компании «была проведена оценка охвата, аудитории и финансовой модели, по которой разным площадкам выставлены веса».

В Mooscle уточнили, что компания при составлении чарта «не претендует на стопроцентную точность», а просто сделала «так, как посчитала правильным».

Что об инициативе Mooscle говорят эксперты музыкальной индустрии? Дмитрий Коннов из Universal считает, что без доступа к данным прослушиваний такой рейтинг нельзя называть чартом. Для создания объективного хит-парада, по мнению Дмитрия, необходимо создать «некий независимый счетчик», который пройдет технический аудит и начнет собирать данные прослушиваний.

Артем Боровков (лейбл А+) признался, что не знаком с системой оценки, которую использует Mooscle для чарта, но высказал предположение, что усложнение технологии составления чарта (что и произошло с рейтингом Mooscle) «не идет на пользу» рейтингу. 

«Самый понятный и честный чарт — это тот чарт, который показывает конкретную историю на какой-то конкретной платформе, — сказал Артем. — Например, в нашей стране лидерами рынка являются VK, BOOM, Apple Music — я считаю, что позиция трека или альбома в чартах этих сервисов показывает в целом интерес всей аудитории страны к тому или иному релизу». 

В Warner Music Russia комментировать чарт Mooscle отказались. 

Иллюстрация: Элла Довнар

Единой системы подсчета продаж музыки в России нет. Чарта — тоже. Почему это плохо?

Очевидно, что инициативу Mooscle в ее нынешнем виде сложно назвать объективным и достоверным чартом — как минимум потому, что непонятны критерии подсчета музыкальных продаж. 

При этом хит-парады от стриминг-сервисов показывают лишь сугубо локальное положение вещей — в частности, в прошлом году песня «Никаких больше вечеринок» группы Cream Soda продержалась несколько недель в топ-40 хит-парада Apple Music, но в чарте BOOM вообще не поднялась выше 50-го места. Другой пример — «Watermelon Sugar» британского певца Гарри Стайлза, которая отметилась в топе русскоязычного Spotify, но ни в каких других чартах стриминг-платформ в России. 

Отсюда вопрос: какой из чартов стримингов считать более объективным? Ответ: никакой. Каждый стриминг-сервис имеет свою аудиторию; также не нужно забывать о том, что слушатели есть и у радиостанций — без них общая картина не может быть полноценной. 

Отсутствие единого чарта — следствие того, что лейблы не делятся данными о продажах альбомов и занимаются аналитикой данных сами. К чему это привело, мы наблюдаем последние несколько лет: улыбчивый молодой артист фотографируется в офисе лейбла с «золотым» или «платиновым» диском. Этот диск ему вручил лейбл исходя из каких-то собственных и публично не афишируемых представлений о том, как считать продажи музыки и как определять «золото» и «платину». Легитимность такой награды очень спорная. 

Что делать?

В идеальном мире все крупные лейблы и дистрибьюторы договорятся друг с другом, создадут единую ассоциацию, которая будет фиксировать музыкальные продажи и еженедельно отчитываться о самых кассовых альбомах и синглах недели. 

В реальном мире за 29 лет рыночной экономики в нашей стране местные лейблы друг с другом не договорились, попытки создать ассоциацию звукозаписывающих компаний ни к чему не привели, разглашать информацию о продажах музыки никто не хочет — ни стриминг-сервисы, ни сами лейблы. К сожалению, пока ничто не говорит о том, что эта ситуация как-то изменится.

Поделиться материалом:Поделиться:
Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также