Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

«Живы и не готовы сдаваться»

Сотрудники клубов — о работе в закрытом режиме
Punk Fiction (Москва) в субботу, 28 марта 2020 года

«ИМИ.Журнал» поговорил с представителями восьми клубов из Москвы, Санкт-Петербурга и Екатеринбурга о новых путях  и стратегиях заработка, которые площадки ищут в условиях карантина.

Ксения Карло, Powerhouse (Москва)

Ясное дело, что ситуация [сложилась] уникальная — никто из нас ни к чему подобному никогда не готовился. Тем не менее, есть в ней и нечто позитивное — она заставляет нас придумывать новые креативные ходы и способы взаимодействия с аудиторией.

Положение, конечно, крайне негативное, и до конца непонятно, насколько большой урон нанесет индустрии пандемия — все зависит от того, как долго она продлится. Арендные, налоговые, зарплатные обязательства никто не отменял. Наверное, у нас не самый большой штат из всех, но все-таки достаточно обширный. Мы планируем поддержать всю нашу команду в этот непростой период. Надеемся на возобновление концертов к лету, также к сезону планируем открыть новую веранду. 

Мы полностью подготовили нашу собственную систему для трансляций и делаем на это достаточно большую ставку. Уже найден информационный партнер; до первой трансляции не могу назвать, кто это. Мы очень рады, что многие в нашей индустрии делают похожие вещи. Я думаю, это даст нам шанс на развитие такого нового формата. Кроме того, как это происходит и в других сферах, конкуренция будет поспособствовать доведению уровня качества онлайн-концертов до достаточно высокой планки. 

Онлайн-формат, конечно, приносит артистам значительно меньший доход и не такое большое удовольствие от взаимодействия с живым залом. Тем не менее, я думаю, что все это чему-то нас научит. 

Мы очень благодарны нашей аудитории за поддержку и надеемся, что она поможет нам справиться с этим кризисом и в финансовом плане. 

Мы открыли продажу мерча и различных сертификатов, много кто нас уже поддержал. В рамках отсутствия массовых мероприятий Powerhouse все еще может предоставлять ряд услуг: в клубе можно осуществлять звукозапись и проводить фото и видеосъемки. Прямо сейчас один музыкальный проект у нас снимает видео.

Мы очень надеемся, что площадка выживет, но нам нужно поддержать не только ее, но и саму сцену: другие площадки, артистов, промоутеров, менеджеров, звукорежиссеров, операторов. Поскольку мы достаточно небольшая площадка, мы очень много работаем с молодыми артистами, у которых не такая большая самостоятельная аудитория. 50% обсуждений на наших экстренных планерках занимает выработка креативного решения, которое позволит им как минимум удержать свою аудиторию, как максимум —  заработать небольшие деньги. 

Многие артисты, которые выступают у нас, зарабатывают музыкой, и у них отменены туры, презентации альбомов. Мы считаем, что просто обязаны во все свои активности включить всех, с кем работали до этого момента. 

Александр Яковлев, «Мод», «Опера» (Санкт-Петербург)

Мы живы и не готовы сдаваться. У нас ни одного отмененного концерта — все, включая шоу западных артистов, перенесены. Отдаю должное публике — очень маленький процент сдает билеты, однако довольно большая часть персонала сидит без работы. 

Те же «16 тонн» могли какое-то время выживать за счет ресторана — но в Петербурге мало у кого есть под одной крышей и сцена, и ресторан. В случае обоих клубов ведутся переговоры с собственниками по поводу аренды. С другой стороны — мы же не знаем, что там у собственника, какие там у него кредиты. Надеюсь, что нам пойдут навстречу. Пока, во всяком случае, не отказали.

Хотим включиться в онлайн-процесс с клубом «Опера», но пока есть некоторые заминки: деньги и неясности, связанные с предписаниями по работе во время «каникул» в период с 30 марта по 5 апреля. 

Как эти ограничения коснутся онлайн-трансляций? Для их обеспечения все равно какое-то количество людей должно собраться вместе. 3–4 коллектива, которые будут подряд участвовать в онлайн-трансляции плюс технический персонал — это уже человек сорок. Если нам руки не свяжут, мы попытаемся (в условиях пандемии эксперты крайне не рекомендуют проводить очные встречи, особенно, в закрытых помещениях — прим. ИМИ).

Ведем переговоры с несколькими технологическими платформами [для трансляции]. Для того, чтобы это провести, необходимо, чтобы все [зрители] готовы были поддержать музыку и индустрию — ведь все равно придется оплачивать работу персонала, обеспечение трансляции.

По поводу возможной монетизации трансляций — пока открытый вопрос. Мне кажется, сразу начинать с монетизации неверно. Российская аудитория только приучается к тому, чтобы платить за контент. Люди стали платить за Apple Music, и многое стало понятно — кто-то платит, а кто-то по-прежнему [нелегально] скачивает. Это вопрос ментальности. Донейшн — это окей, а вот к билетам [на онлайн-концерты], как мне кажется, наша общественность не совсем готова. Нас тяжело сравнивать с Берлином или Лондоном, где клубная жизнь в разы активнее, и люди прямо этим горят. Мы еще на заре этого движения.

Опять же это экономический круговорот: в какой-то момент у зрителей просто закончатся деньги — «каникулы» тому предвестник. При всей любви к какому-то артисту, людям надо думать о том, как прокормить семью. Смотря на те результаты, которые получила «Боль» [имеется в виду онлайн-фестиваль «Карантин — это БОЛЬ», онлайн-билеты на который были доступны начиная от 100 рублей — прим. ИМИ]... 350 000 рублей — это, конечно, хорошо, но это чрезвычайно мало для 12–часового марафона на четырех платформах с целью разделить эти деньги почти между 30 артистами. А это сейчас главный фестиваль в стране с точки зрения аудитории и контента. 

Мне представляется, что есть довольно большое количество компаний, алкогольных и прочих, у которых есть большие расходы рекламного характера, они поддерживают различные фестивали. Эти деньги сейчас подвисли — а им всё равно, наверное, их надо потратить на что-то. Вот если бы такие компании обратили внимание на онлайн-истории — это было бы идеально.

«Фабрика» (Екатеринбург) вечером в пятницу, 27 марта 2020 года

Семен Гальперин, «Телеклуб», «Фабрика», «Дом Печати» (Екатеринбург)

Плана Б у нас нет. Три концертные площадки стоят нам, условно, 10 миллионов рублей в месяц. Наши доходы обнулились, и мы теперь примерно с такой скоростью теряем деньги. Предполагаю, что другие концертные площадки [теряют] аналогично и соразмерно, с учетом того, что в Москве аренды и зарплаты выше, а в небольших городах — ниже. 

О закрытии пока объявил петербургский клуб «Зал», но я слышал, что и некоторые другие площадки находятся под угрозой закрытия. Концерты мы организовываем не из клуба, сотрудники в основном работают в офисе — поэтому мы попросили пиарщиков, дизайнеров, людей ответственных за репертуар и не только работать из дома по полдня за 50% зарплаты.

У нас практически нет возможности предпринимать какие-либо действия, так как все концерты остановлены. Мы инициировали онлайн-марафон #ЯБУДУЖДАТЬСВОЮМУЗЫКУ с призывом к зрителям не сдавать билеты, так как все перенесенные концерты состоятся позже. 

По всей стране в пустых клубах будут выступать музыканты, и это будет сведено в онлайн-трансляцию 3 апреля. Важно, чтобы зрители дождались перенесенных концертов, так как деньги, вырученные за билеты, уже потрачены на рекламные кампании, отправлены артистам (которые уже могли потратить их на записи новых песен и так далее), а также выплачены в качестве зарплат сотрудникам, работающим над организацией этих концертов.

Ксения Табашникова, «Телеклуб», «Дом Печати» (Екатеринбург)

Онлайн-марафон #ЯБУДУЖДАТЬСВОЮМУЗЫКУ — это больше призыв, который мы транслируем нашей аудитории, просьба не торопиться сдавать билеты, ведь концерты не отменяются, а переносятся. 

Концертная сфера — это одна из самых закрытых систем: широкая аудитория не до конца понимает, как тут все устроено, и воспринимает концертников как таких своеобразных баронов, у которых все хорошо, но на самом деле все гораздо сложнее. Нынешняя ситуация может оставить без работы сотни тысяч уникальных кадров, которые ежеминутно работают над тем, чтобы все мероприятия состоялись, именно поэтому важно донести мысль марафона до каждого человека, который купил билет. Это действительно поможет индустрии.

Павел Камакин, «16 тонн» (Москва)

Ущерб нашей отрасли будет очень велик. Многие игроки, которые [находятся] в самом начале, или по какой-то другой причине вели деятельность на пределе сходимости, окажутся в долгах, несоизмеримых с потенциальными прибылями. Тем не менее, речь идет о предпринимателях, а предприниматели — они на то и предприниматели, чтобы как-то выживать в нестандартных ситуациях. Будем что-то придумывать. 

Очень нужна поддержка, при этом не «отсрочка платежей», а освобождение от них! Отрасль не оправится до прежнего состояния до конца 2020, эти «отсроченные» налоги нечем будет платить и осенью тоже.

Владимир Баранов, «Город», «Crystal Hall» (Москва)

Никаких действий в ближайшее время предпринимать не планируем —  ждём снятия запрета на работу клубов. Никаких инсайдов [по срокам] ни у кого нет. Ущерб будет большой, но до тех пор, пока мы не будем знать, сколько продлится [запрет], просчитать его будет тяжело.  Кто-то из клубов, скорее всего, закроется окончательно. По сокращениям — у нас нет привязке к зарплате, люди получают, когда работают.

Михаил Минин, Punk Fiction (Москва)

Это просто удар в сердце. Ситуация у всех плохая. Все закрыты, мы не можем работать — а с 28 марта закрываемся еще и как бар. Я боюсь, что все продлится намного дольше недели. На это время мы стараемся выбить арендные каникулы — иначе мы просто съедем с того места, где сейчас находится клуб. Но мы не сдаемся, будем дальше продвигать музыку: прорабатываем YouTube-канал, планируем открыть небольшую студию. По поводу персонала: по возможности будем всех поддерживать, а параллельно искать всякие подработки — и себе, и другим. Кто умеет, будет работать в Photoshop, кто-то какое-то видео делать.

«Успех» вечером в пятницу, 27 марта 2020 года

Алексей Тришин, «Успех» (Москва)

Мы предпринимаем комплекс мер. Ведем переговоры с арендодателем относительно предоставления арендных каникул — пока, к сожалению, безрезультатные. Готовим к проведению стрим-фестиваль в поддержку нашего бара и еще одной дружественной площадки. В ближайшее время подготовим предложение тем, кто готов поддержать нас финансово. А на случай, если это все затянется, придумаем новый формат. Если не бар, то музыкально-познавательный видеоальманах.

Олег Котрунов, «Бумажная фабрика» (Москва)

Опыт «Бумажной фабрики» эксклюзивный: нас еще в ноябре 2019 года закрыли до устранения технических предписаний. И мы их устраняем до сих пор — реально прорубаем дополнительные пожарные выходы и тому подобное. Так что пандемия нас объективно не задела, так как мы и так закрыты (смеется). Но тема плохая и тревожная. 

Конечно, часть клубов уже не откроется. Если помещение в собственности — это одно, если нет, то удастся ли договориться о скидках по аренде, готов ли персонал терпеть задержки и невыплаты? Каждый клуб наверняка решает все эти вопросы в индивидуальном порядке. У каждого свой запас прочности. Здесь клубы в той же ситуации, что и весь малый бизнес сейчас. 

«Бумажная фабрика» — проект команды Дмитрия Ицковича («О.Г.И.», «Билингва» и не только), который открывался в прошлом году параллельно с энным количеством веселых и уже культовых рюмочных, типа «Зинзивера» или «Южной». Поэтому много ребят-барменов просто стали работать там. Такая вот ротация элит у нас выходит. Опять же история сугубо индивидуальная.

Больше всего страшно за ребят и промогруппы, которые работают с привозами иностранных артистов! Их затраты и их влеты валютные — вот это ужас! В любом случае, мы придерживаемся тезиса «делай, что должно, и будь, что будет». Выполняем предписания, надеемся на лучшее, когда-то же это все закончится!

Поделиться материалом:Поделиться:
Подпишитесь на рассылку ИМИ, чтобы оставаться в курсе главных новостей музыкальной индустрии
Читайте также