Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

Кирилл Городний («Пасош») — о лейбле «Домашняя работа»

«Неинтересно издавать группы, которые не любишь»
Фото с личной страницы Кирилла

Зимой московская группа «Пасош» запустила лейбл «Домашняя работа». Спустя четыре месяца работы в их каталоге оказалось больше 10 заметных артистов российской (а теперь частично и сербской) независимой сцены: «Увула», «Ушко», «Св. Псета», Azza, «Сияние» и другие. «ИМИ.Журнал» поговорил с сооснователем лейбла Кириллом Городним о том, каких вложений стоит издавать музыку единомышленников и зачем открывать инди-лейбл во времена, когда любой артист сам может загрузить альбом на стриминги. 


Почему группе «Пасош» показалось мало заниматься только группой «Пасош» и захотелось сделать лейбл? 

На самом деле, сложилось несколько факторов одновременно. В сериале «BoJack Horseman» был охренительный подводный эпизод. Изначально авторы сериала хотели совместить две абсолютно разные идеи: эпизод под водой (ведь там тоже куча животных и можно поиграться с антропоморфной темой) и эпизод без слов. И потом в какой-то момент у них щелкнуло: «Так, погодите, это же может быть один и тот же эпизод».

У нас произошло примерно то же самое. С одной стороны, было очень много разговоров внутри группы о том, что хочется заниматься чем-то полезным — кого-то поддерживать и вообще как-то инвестировать в комьюнити вокруг. Параллельно с этим была идея — начать лучше разбираться в работе стримингов. 

Захотелось какой-то синхронности действий, которую мы не могли контролировать раньше. У нас, например, с  альбомом «Каждый раз самый важный раз» была удивительная история: его просто слили во «ВКонтакте» за сутки до выхода. Я не знаю, как это произошло. В общем, в какой-то момент мы начали двигаться в сторону самостоятельного выпуска собственных релизов. 

Сначала вы подписали дружественные группы. Как выстраивается работа с артистами? 

Как это происходит: мы подписали группу X. Далее договариваемся, будем мы перевыпускать их бэк-каталог или нет, расспрашиваем, какой новый релиз они готовят, когда он будет, на каких условиях мы все это будем делать, чего бы им хотелось, а чего — нет. И когда мы договорились, создаем чат в Telegram, добавляем в него друг друга и новых артистов. Всех знакомлю, и начинается какая-то day-to-day работа. Личные кабинеты, заполнение метаданных, оформление каких-то других вещей и так далее. 

Мы не просто вываливаем альбом на стриминги. Хочется все делать красиво: чтобы у каждого релиза была кампания, промостратегию разрабатываем вместе с музыкантами. Лейбл помогает музыканту сделать так, чтобы его музыку услышало максимальное количество людей, до которых мы можем дотянуться, от первого журнала до последнего паблика или телеграм-канала. В первую очередь какой-то уровень организованности.

Домашняя работа

Какой состав работников лейбла? 

Мы втроем (другие участники «Пасош» — Петар Мартич и Гриша Драч. — Прим. «ИМИ.Журнала») и наш лейбл-менеджер Катя Пирогова. Она была нашим тур-менеджером какое-то время, и просто это человек с очень большим продюсерским и организаторским талантом. Мы пришли к выводу: почему бы ей не предложить такую работу?

Не могу сказать, что у нас есть совершенно четкое разделение труда. У Кати есть определенный спектр технических обязанностей, которыми мы не занимаемся. Пока что никаких конфликтных ситуаций с выяснением, кому какие обязанности принадлежат, не возникало.

Вы как-то на бумаге фиксируете отношения с резидентами или все делаете по дружбе?

Есть примеры и такого, и другого сотрудничества. Мы сначала хотели все делать максимально официально и прозрачно — со всеми подписывать красивые бумаги, но после нескольких консультаций с юристом стало понятно, что, например, тот документ, который у нас как группы был заключен с прежним дистрибьютором, не означает примерно ничего. 

Чтобы сделать самый простой договор, потребуется 20 страниц с кучей деталей, которые нужно заполнить, касательно прав на каждый крошечный файл, который нам прислали, на каждую картинку и промофотографию. И если речь идет, например, о группе, которая хочет перевыпустить бэк-каталог из 7 альбомов, это катастрофический объем работы. И если мы друг друга знаем, если мы друг другу доверяем, если никому не хочется с этим возиться, мы, как правило, принимаем решение с этим не возиться.  Но если артист хочет, мы всегда это сделаем. 

Какой процент вы берете за прибыль от прослушиваний и продажи мерча? 

Стандартно мы берем со стриминга 20–30%, все зависит от ситуации. А по поводу мерча — в данный момент ничей мерч, кроме группы «Пасош», через сайт лейбла не продается. Мы совсем недавно это запустили и еще не успели со всеми договориться. Опять же, многим группам проще заниматься мерчем самим. Не все нуждаются в автоматизации его продаж. 

Пасош

Какие инструменты продвижения музыки вы как лейбл используете?  

Мы не изобрели ничего инновационного. Становится понятно, что «ВКонтакте» — это умирающая площадка, паблики не играют практически никакой роли по сравнению с тем, какую огромную они роль играли несколько лет назад. Это связано отчасти с политикой площадки. «ВКонтакте», например, не терпит ссылок на сторонние ресурсы. Если ты выложишь альбом и укажешь ссылки на Apple Music или телеграм-канал, такой пост не попадет в рекомендации.

Мне кажется, сейчас гораздо больше интересных телеграм-каналов про музыку, чем пабликов. Большинство из них просто превратились в рекламные площадки — с рекламами концертов и альбомов. Никаких как бы интересных рассуждений там не ведется, и мне кажется, что эпоха, когда во «ВКонтакте» формировались мнения, ушла. 

Мы, например, сейчас гораздо больше коммуницируем с кем-то через Instagram. Он  более лоялен. Работает даже вот эта история с 15-секундными видосами, к которым ты можешь прикрепить ссылку, ведущую на любой ресурс. Альбом я выложить не могу, но тизер песни с ссылкой на стриминги и анимацией — могу. 

Расскажи, как у вас происходит селекция артистов. 

История «Домашней работы» — про комьюнити, а не бизнес-партнерство. Нам неинтересно издавать группы, которые мы не любим. Мы сформулировали политику лейбла: нам бы не хотелось издавать группы, про которые мы бы просто так не стали рассказывать людям. Думаю, что история с двадцатью группами (не все еще анонсированы) для нас абсолютно комфортна. Считая даже собственный сайд-проект (у Кирилла и солиста группы «Спасибо» Расела Рахмана готовится альбом. — Прим. «ИМИ.Журнала»). Это как бы, мне кажется, минимальная мощность, при которой мы можем уделить группам столько внимания, сколько они требуют, и ничего не ставить на конвейер.

В истории с лейблом есть еще наша одна очень важная амбиция. Нам бы хотелось, чтобы «Домашняя работа» обросла каким-то количеством медиааутлетов. Потому что, мне кажется, очень мало сейчас каких-то работающих функциональных медиа (не слишком микромедиа), которым действительно интересно то, что волнует артистов. Например, мы запустили эту историю с подкастами, хотелось бы развивать свой телеграм-канал, хотим, возможно, снимать какое-то шоу. Хочется, в общем, иметь возможность как бы поставить свой маяк. Иметь возможность высказаться и знать, что ты будешь услышан.

Домашняя работа

Какие группы притягивает ваш лейбл?

Мы, когда начинали делать «Домашнюю работу», завели общую почту. Потому что у любой организации должна же быть почта. Оставили ее в контактах сайта, без какой-либо задней мысли, вообще изначально не думали, что кто-то нам будет присылать демки на прослушивание. Но люди стали присылать очень много записей — абсолютно разных жанров. Есть девушки, поющие под фано, есть какое-то эмо, есть какой-то шугейз, самые разные странные штуки. Иногда присылают то, что вообще ничего общего не имеет с тем, что мы когда-либо делали или выпускали. Единственное, я заметил, что много «пост-пошлая-молли-рока» — это как бы поп-панк, но PC-поп-панк. 

Каких вложений стоил запуск лейбла? 

Могу тебе перечислить количество дел, которые стоят этих вложений. Во-первых, это гонорары дизайнерам-художникам, человеку, который помог нам сделать сайт, человеку, который помогает нам его модерировать, это прекрасная наша подруга и очень талантливый художник Наташа Гончарова, оформившая визуально сайт и всю айдентику бренда; это видеосинематик для Instagram,  который мы делаем под каждый трек, который мы пытаемся промоутировать, это ежемесячная зарплата нашего лейбл-менеджера Кати, это услуги юриста, который обслуживает какие-то наши нужды — когда нужно что-то подписать, что-то составить, что-то оформить.

А ежемесячный бюджет «Домашней работы» больше 100 000 рублей?

Нет, конечно, нет. Мы платим эти деньги полностью из своего кармана.

Предположим, эти вложения окупает «Пасош», а остальные артисты лейбла их окупают?

Во-первых, хочу уточнить, что мы очень строго разделяем себя как группу и себя как людей, которые занимаются этим лейблом. И группа «Пасош» платит со своих прослушиваний лейблу точно такой же членский взнос, как все остальные.

Во-вторых, на стримингах специфическая система расчета. Деньги приходят с опозданием. У нас есть какая-то статистика за первые месяцы нашей работы. Пока рано говорить, окупается это или нет. Я думаю, что в течение года мы выйдем на то, чтобы это окупилось. В данный момент это наши личные вложения.

Ушко. Домашняя работа

Планируете ли вы издавать своих резидентов на физических носителях? «Пасош», помню, на кассетах издавался. 

Планируем издать «Ушко» на CD, ей это близко и ей так хочется. Даше 20 лет, ее детство — это как раз CD, так что почему нет? Мы просто не делаем больших тиражей, вот и все. Планируем издать «Сияние» на кассетах, уже издали «Працтал фрактал». Тиражи обычно до 100 кассет. А кассеты «Пасош», которые лежат с тура, до сих пор не закончились. Переиздание одного нашего альбома — это 100–200 кассет. Уже полгода продаются. Ну, ничего страшного, продадутся еще.

По поводу винила мы много очень думали, но это, конечно, большие вложения. И пока что мы с этим взяли паузу. Система устроена так, что продавать пластинки очень маленьким тиражом невыгодно, потому что их себестоимость сильно увеличивается. 

Давай про сегодняшнюю ситуацию поговорим. Сейчас у многих отменились концерты, а это все-таки важная часть промокампании релиза. Вы как лейбл как собираетесь этот фронт компенсировать? 

Мне кажется, ситуация давным-давно противоположная: твой релиз в записи — это промо твоего концерта. Никто не зарабатывает на релизах — ну или зарабатывает, но сравнительно немного (если мы не говорим о больших каких-то артистах). Основной доход у всех все равно с концертов, поэтому в первую очередь раскрутка релиза — это промо твоих концертов, а не наоборот. 

Что мы будем делать? Да непонятно. Слава богу, у нас не было никакого большого весеннего тура. Что будет дальше, увидим. Единственное интересное наблюдение на этот счет — эта история со стрим-концертами, в которую я вообще изначально абсолютно не верил, на глазах развивается. Есть и предложения («Пасош» играли на онлайн-концертах МТС и glo. — Прим. «ИМИ.Журнала»), и проморесурсы. Насколько я знаю, у стрима «Боли» около 2 миллионов просмотров. Столько просмотров не собирает ни одна группа, которая там играла. Формируется небольшой экстренный рынок вокруг этого. 

Ситуация дерьмовая. Нет универсального рецепта, как сделать так, чтобы выживать. Но мы все-таки будем надеяться, что это рано или поздно закончится и все усилия, сделанные в период пандемии, тоже окупятся.

Следить за «Домашней работой»

Поделиться материалом:Поделиться:
Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также