Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

Степан Казарьян — о том, как устроен Moscow Music Week

Зачем шоукейс-фестиваль участникам индустрии

Со 2 по 5 сентября в Москве состоится шоукейс-фестиваль и музыкальная конференция Moscow Music Week. Мы поговорили с основателем MMW Степаном Казарьяном о том, что дает фестиваль местным музыкантам, на что обращают внимание делегаты и каково это — делать единственный в Европе шоукейс-фестиваль в пандемию.  

В этом году ИМИ — генеральный партнер музыкальной конференции Moscow Music Week, которая состоится 3 и 4 сентября на площадке дизайн-завода «Флакон». Мы проведем на MMW три дискуссии о важных и актуальных проблемах отечественной музыкальной индустрии. Купить билеты.

— Сложно ли было организовать MMW в этом году в офлайн-формате? 

Мы организовываем шоукейсы в соответствии с установленными в Москве правилами Роспотребнадзора — о проведении мероприятий в закрытых помещениях. Нам на руку сыграл тот факт, что MMW — это шоукейс-фестиваль, который проводится исключительно в клубах, без открытых площадок. 

— Как пандемия повлияла на формат нынешней MMW? 

У нас в этом году, к сожалению, скорее всего, не будет иностранных делегатов. Зато мы увеличили список российских делегатов, и, естественно, многие круглые столы будут в гибридном, смешанном формате — кто-то из иностранных экспертов будет подключаться к дискуссии по зуму. У нас была идея провести конференцию целиком в онлайн-формате, но от этой идеи мы в итоге отказались. Несмотря ни на что, до нас, вероятно, смогут доехать некоторые иностранцы, они сейчас в процессе очень сложной процедуры получения российской визы. Шансов не очень много, но мы стараемся.

— Каких российских делегатов вы привозите? 

Это будут, конечно же, главным образом региональные и московские промоутеры, а также все заметные люди из отечественной музыкальной индустрии. В нашем бизнесе не так много игроков, которые так или иначе взаимодействуют с независимой музыкой. Из регионов точно приедут концертный директор екатеринбургского «Дома Печати» Ирина Стафеева, самарский промоутер Борис Елатомцев и организатор фестивалей Ural Music Night Екатерина Кисеева. 

— Нет ли вероятности, что региональные делегаты уже знакомы с выступающими на MMW группами? Зачем им тогда приезжать?

Это заблуждение — думать, что региональные делегаты и вообще региональные промоутеры знают все, что происходит на российской сцене. Подобное невозможно, во-первых, потому, что это огромный пласт музыки. Во-вторых, очень важно увидеть выступления артистов своими глазами, особенно для людей, делающих фестивали в регионах: им необходимо понимать, каков музыкант в деле. Третий момент — несмотря на то что иностранные делегаты, скорее всего, не будут присутствовать, они будут следить за происходящим онлайн.

За предыдущие годы мы смогли сформировать хорошую кураторскую репутацию. Все знают, что если группы отобраны на фестиваль, значит, они чего-то стоят. И я уже сейчас получаю комментарии от зарубежных профессионалов — о том, что они обратили внимание на тот или иной коллектив. Так что определенный охват за рубежом выступающие у нас группы все равно получат.

— Трансляции будут идти из всех клубов?

Увы, транслироваться будет достаточно небольшое количество концертов. Стримы — дорогое удовольствие. Мы пытались найти спонсора для онлайн-истории, но не смогли и решили делать за свой счет. 

Фото: Moscow Music Week

— Как отбирались группы для участия в нынешнем MMW? 

Был опен-колл, он длился полгода. Рекордное количество групп подало заявку. Что самое хорошее — из них мы отобрали достаточно много артистов. У нас были годы, когда только один-два исполнителя из опен-колла попадали в финальный лайнап фестиваля. Как это происходит: наш программный директор Надя Самодурова отслушивает и выбирает заявки, присланные группами, делает шорт-лист, по которому мы совместно с кураторами формируем лайнап MMW.

В этом году заявки также подали артисты, которые нам хорошо знакомы, думаю, это произошло из-за того, что музыканты почувствовали особую необходимость показать себя публике. Во-первых, все соскучились по выступлениям, во-вторых, артисты понимают, что публика может забыть артиста, которого давно не видела, и MMW— хороший шанс о себе снова напомнить.

— А как происходит распределение артистов по шоукейсам? 

У нас есть несколько кураторов. Они отобрали выступающих на шоукейсах «Боли», «Рихтер Феста», лейбла Oberwave (и всех ночных шоукейсов), потом куратор есть у шоукейса «Эмонойз», V-A-C Foundation и у Ored Recordings, конечно же, cвое курирование.

Как был организован фестиваль «Боль» в 2019-м

— Ты советуешь делегатам обратить внимание на те или иные группы? Или они сами формируют свой график?

У меня правило такое: я высказываю делегатам свое мнение только о конкретных шоукейсах. То есть, когда эксперты говорят, что хотят пойти на тот или иной шоукейс, я им говорю, что думаю о тех или иных артистах, которые там выступают. Прям уж совсем партизаном молчать тяжело, но непосредственно направлять экспертов и говорить: «Вот туда обязательно иди, а туда не иди» — это было бы сверхнеправильно с моей стороны. Потому что, если есть шоукейс, на который надо идти, и есть шоукейс, на который не надо идти, зачем тогда проводить последний? 

Опять же есть очень нишевые промоутеры, например джазовые. Они всех с удовольствием готовы послушать, но привезут к себе только джазовые группы. Могу приоткрыть им 10–15 имен, если им тяжело сделать эту домашнюю работу и отслушать 150 групп. Вот, например, у нас в субботу, в последний день фестиваля, запланировано немного шоукейсов, но все мощнейшие совершенно. И днем, и вечером: шоукейс фестиваля «Боль», потом шоукейс фестиваля «Рихтер Фест» и шоукейс «Новой поп-музыки от Афиши Daily». И если делегат хочет побывать на всех трех, он сможет это сделать, потому что они длинные, растянуты по времени. Я тоже собираюсь бегать.

Фото: Moscow Music Week

— На что могут рассчитывать группы-участники по итогам MMW?

Мы делаем шоукейс-фестиваль в пандемию. И сейчас это первый в Европе случай, когда шоукейс-фестиваль и музыкальная конференция состоятся офлайн: все остальные подобные проекты отменились и перенеслись на следующий год. Поэтому я не знаю, на что артистам конкретно рассчитывать. Рассчитывать на то, что их позовут в регионы, — безусловно, эта опция никогда не отменялась. Вторая опция — их заметят куда более широкие массы, это тоже явно случится. MMW сейчас — это единственный музыкальный фестиваль в Москве. Тут так или иначе на артистов обратят внимание, их узнаваемость повысится. Больше поклонников — значит, больше продаж. Логика простая.

— Расскажи про группы, для которых выступление на MMW стало определенным трамплином в карьере. Можешь вспомнить такие случаи?

На фестиваль Pohoda в Словакии в прошлом году ездили IC3PEAK, Shortparis, Настя Муравьева, в позапрошлом — Lucidvox. Все эти группы связаны с нашим фестивалем. До пандемии Pohoda присылали к нам по одному-два куратора, они три года подряд к нам ездили. Очень много групп, выступавших на MMW, каждый год зовут представители словенского фестиваля MENT. Артисты, которые там играют, потом перекочевывают на другие европейские фестивали. В числе этих музыкантов — Shortparis, «ГШ / Glintshake», «Интурист», «Деревянные киты», «ШТАДТ», опять-таки Lucidvox, Kate NV, Rosemary Loves a Blackberry, Gnoomes. Потом артисты лейбла Ored Recordings, шоукейс которого мы делали в прошлом году, должны были сыграть в 2020-м на фестивале «Le Guess Who?» в Нидерландах, Заур Нагоев должен был выступать там на главной сцене — перед 3 тысячами человек. Всех этих музыкантов зовут конкретные делегаты из-за MMW. 

Вебинар Жени Горбунова из «Интуриста» и «ГШ»

ГШ / Glintshake на фестивале MENT в Словении, 2018

— Как, на твой взгляд, группам стоит готовиться к выступлению на шоукейсе? Может быть, флешки со своей музыкой сделать или визитки напечатать? 

Флешки с музыкой — это точно неплохая идея. Не знаю, правда, насколько эффективны визитки. Когда ты говоришь делегату: «Послушай меня» и вручаешь ему визитку, это малоэффективно. А когда тебя хотят, у тебя даже на туалетной бумаге телефон или e-mail возьмут. Я думаю, готовиться надо так, чтобы максимально эффективно провести свои 30 или 35 минут на сцене; чтобы всех поразить. У артиста очень немного времени, чтобы рассусоливать или смотреть в потолок. Нужно выйти, оставить максимально хорошее впечатление и удалиться восвояси.

Советы по успешному выступлению на шоукейс-фестивале — читать. 

— О чем еще стоит помнить музыкантам, выступающим на MMW? 

Нетворкинг очень важен. Мы всем нашим музыкантам даем доступ на конференцию. Ее обязательно нужно посещать и знакомиться там с представителями индустрии. Если у музыканта по той или иной причине нет для этого навыков, значит, надо искать менеджера. Если нет менеджера, тогда я рекомендую найти временного менеджера: у всех есть друзья-знакомые, адекватные и способные разговаривать. Вот пусть такой знакомый и займется нетворкингом. А вообще — менеджер нужен. Я понимаю, как сложно искать менеджера группам, которые делают некоммерческую музыку. Другой вариант — писать делегатам в личку, потому что если тебе тяжело разговаривать с людьми, то списываться с ними легче. Нужно писать гостям и звать их на свое выступление. Это вообще не сложно. В этом году мы намеренно сделали меньше шоукейсов, чтобы делегаты смогли успеть везде.

— Большинство ваших коллег перенесли свои события из-за пандемии. Вы не получали от них претензий из-за того, что MMW состоится в офлайн-формате? Какова тут этическая сторона вопроса? 

Мы сейчас сидим с вами в кафе, у нас интервью, и здесь ничуть не меньше людей, чем в допандемийное время. Нет ни одного человека в маске. Так что у меня ноль каких-либо моральных угрызений совести по поводу проведения нашего фестиваля. Все каждый день ходят и занимаются всем тем, чем они занимались в мирное время: здороваются, целуются, отпивают друг у друга из банки или бутылки. А еще в метро ездят каждый день. Делать из концертной индустрии козла отпущения, который виноват в пандемии, — это более чем глупо. К тому же мы будем выполнять все рекомендации Роспотребнадзора без исключения. 

— Как устроена экономика MMW? Есть спонсоры, которые покрывают какой-то процент ваших затрат?

От нас ушли почти все старые спонсоры. У каждого свои причины: у кого-то сменились приоритеты, кто-то думает о том, что не стоит засвечиваться в этой истории с пандемией и социальной дистанцией. Серьезные спонсоры появились у нас только в 2019-м году. Да, они покрывают приблизительно половину затрат, остальное мы покрываем за счет продажи билетов. Но нам это не всегда удается. Примерно плюс-минус 10% мы чуть-чуть недобираем. 

Мы вышли в продажу, не понимая, сможем ли мы вообще наскрести на фестиваль. Не надо думать, что мы станем миллионерами. Все-таки не забывайте, у нас дешевый вход и достаточно большая затратная часть. Будет хорошо, если мы в ноль выйдем, — с этим фестивалем так всегда. 

В этом году ИМИ — генеральный партнер музыкальной конференции Moscow Music Week, которая состоится 3 и 4 сентября на площадке дизайн-завода «Флакон». Мы проведем на MMW три дискуссии о важных и актуальных проблемах отечественной музыкальной индустрии. Купить билеты.

Поделиться материалом:Поделиться:
Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также