Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

Музыканты рассказывают об опыте переезда из России

Арсений Морозов, Ушко, Надя Самодурова (Lucidvox), Иван Глобин («Тени свободы») и другие
Источник: giphy.com
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/542/image/article-791ab6058a51a6276ae2eedcc4a48d56.gifИлья Гарькуша2022-04-06T16:10Арсений Морозов, Ушко, Надя Самодурова (Lucidvox), Иван Глобин («Тени свободы») и другие

После начала «спецоперации» в Украине некоторые музыканты решили на время покинуть Россию или продолжать карьеру за рубежом. «ИМИ.Журнал» поговорил с эмигрировавшими артистами о первых днях после переезда, локальных комьюнити, работе в новых условиях и ближайших планах.  


Ушко

электронная исполнительница, певица

Я уехала из России и точно не собираюсь возвращаться: для меня, как и для многих сейчас, в России нет будущего. Думаю, что так будет продолжаться еще лет пять или десять. А может, и целую вечность. У меня записан новый альбом, думала дропнуть его весной-осенью, но уже не знаю, когда для этого будет подходящее время. 

В Ереване есть музыкальный движ, но пока что я максимально вне контекста, нет сил даже общаться со знакомыми, которые сюда переехали. У меня с собой есть ноутбук, звуковая карта и микрофон, за музыку пока получилось сесть только пару раз, я пишу ее в стол, думаю потом выпустить что-то в свободном доступе за донаты для Украины. Пока что сложно говорить о жизни в новых условиях: сейчас я учусь программированию, пока у меня есть деньги на жизнь, и я не жалуюсь, но и в Армении ситуация во многом нестабильна из-за Арцаха. Я всем сердцем и душой с Украиной и не буду спокойна, пока люди страдают и умирают.

Арсений Морозов

независимый музыкант, основатель и лидер групп Padla Bear Outfit и Sonic Death

Пока что особо не получается перестроиться под новые условия, но все стараются поддерживать друг друга больше, чем на «родине». У нас тут две группы: гитаристы из обеих остались в России, вокалист, басистка и барабанщик уехали, а с оставшимися участниками сейчас общаемся в Telegram. Из инструментов получилось забрать с собой только акустику, через друзей получилось еще вывезти бас. 

Мы пока что не репетировали, сложно работать над новым материалом. При этом в Грузии успели побывать на трех концертах, тут очень душевная атмосфера. Скорее всего, мы останемся в Тбилиси. 

Владимир Лунев

основатель и участник группы lesstalk

План на ближайшее время — делать поправки на перемены вокруг и каждый день, чем бы ты не занимался, выкладываться на максимум, слушать себя и свое сердце. Честно говоря, первые дни после отъезда были  для меня самым стрессовым приключением, но песни любимых панк- и хардкор-групп все расставили по местам.

Наша группа никогда не парилась насчет денег, получения дохода и дистрибуции. Мы играем скейт-панк для кучки друзей и сочувствующих. Так что хотя бы тут проблем нет. Остальные участники группы остались в Москве по бытовым делам и другим причинам. Сейчас думаем записать трек, который подведет итог всех наших прошлых песен. В Ереване есть репбазы, но сперва надо решить несколько насущных вопросов.

Я сейчас сосредоточен в основном на фундаментальных и «не рокерских» вопросах: поиск работы, борьба с банками за открытие счета, получение заграна и так далее. Из концертов пока успел сходить только на местных гранжеров Bipolars: после концерта перекинулись с ними парой слов, а заодно ребята подарили мне медиатор. Здесь в принципе люди кажутся добрее и отзывчивее.

Иван Глобин

музыкант, основатель группы «Тени свободы»

Сейчас я живу настоящим моментом и без понятия, что будет через неделю. Пока хочется оставаться в таком состоянии. Оно довольно стремное, но зато как никогда ощущаешь «жизнь». Каждый день пытаюсь осмыслить масштаб изменившихся условий: ни дня без открытий, и приятных, и не очень. Пока не понимаю, получилось ли перестроиться, в таких обстоятельствах я никогда не был.

Мы с группой сейчас записываем песню. Остальные участники остались, но коммуникация выстраивается довольно просто: я пишу демо и отправляю ее ребятам. Потом каждый пишет свою партию поверх того, что я накидал, и затем мы отправляем все это сводить. В целом, в плане работы мало что изменилось: такой процесс был у нас более-менее всегда. Каких-то глобальных проблем с дистрибуцией или роялти пока тоже не появилось. Может, еще мало времени прошло. Разве что Spotify ушел, нас там слушало довольно много людей. Думаю, последствия этого мы еще ощутим.    

Я не понимаю до конца, насколько задержусь в Ереване. Поэтому взял с собой только конденсаторный микрофон и миди-клавиатуру, гитару забирать с собой смысла особого не видел. Судя по чатикам, тут есть и площадки, и интересные концерты, и репточки. Я скорее уехал перевести дух: в России было ощущение, что мой дом сам куда-то поехал и ненароком может раздавить.  

Тут уже складывается полноценное музыкальное комьюнити, но я пока занят своими бытовыми делами: пока не очень выходит работать над новым материалом, но потребность в практике гораздо больше, чем была до всей этой истории. Пока что один раз сыграл в местном баре «Ilik» на акустике «Where Is My Mind». Вроде бы всем понравилось.  

Марк Грибоедов

электронный музыкант, участник электронного дуэта Yung Acid

Мой коллега по проекту Yung Acid остался в Москве: у нас никогда не было проблем с коммуникацией на расстоянии, но когда понимаешь, что у тебя все-таки есть теоретическая возможность встретиться и обсудить все при встрече, расстояния воспринимаются по-другому. А еще было достаточно сложно брать с собой железо: у меня сейчас есть только компьютер. Но этого вполне достаточно для продолжения работы, ограниченность возможностей побуждает к поиску нестандартных решений. Работать над новым материалом получается, но довольно сложно: пока приходится думать о бытовых вопросах выживания. Это довольно сильно отвлекает.    

В Ереване сейчас идет явный подъем культуры и без приехавших из разных стран артистов, хотя этот фактор только форсирует процесс. Здесь есть несколько школ, где учат работать с электронной музыкой, и уже видны плоды: появляются новые продюсеры, занимающиеся актуальными стилями. Также есть частные и коммерческие студии для джемов и работы со звуком. На площадках бывают довольно сильные привозы, которых нет даже в Москве. В такой ситуации местные промогруппы и клубы ведут здоровую конкуренцию, а уровень мероприятий от этого только растет.  

Вижу очень много ребят из Москвы, пока что есть ощущение потерянности, процесс интеграции с локальным контекстом только начинается, так что какого-то плотного комьюнити я пока не вижу. Думаю, все будет после того, как мы изучим местную культуру.

У локальных ребят прекрасное, открытое и непредвзятое отношение к приехавшим артистам, все стремительно идут на контакт, что открывает массу возможностей. Это очень вдохновляет и помогает справиться со стрессом адаптации. Если бы в первые дни я не познакомился с местными деятелями культуры, Ереван был бы для меня совсем другим. Спасибо им за гостеприимство.

При этом мне трудно перестроиться под новые условия: сложно дается потеря постоянного заработка от выступлений и закрытие сторонних коммерческих проектов, которыми я занимался в России. Все это выкидывает из зоны комфорта, а из-за дополнительной неуверенности в завтрашнем дне и постоянного стресса случаются проблемы с настроением и мотивацией заниматься творчеством. Я стараюсь бороться с негативом, а заодно ищу сейчас работу в сфере саунд-дизайна.

Из планов на ближайшее время — постичь особенности местной сцены, познакомиться и взаимодействовать с максимальным количеством артистов из Еревана. Хочется пробовать делать коллаборации, а через некоторое время вернуться обратно и двигаться дальше.  

Саша Огородников

независимый музыкант

После начала «спецоперации» в целом начались жизненные проблемы, я вспомнил о продвижении, роялти и других проектах, уже оказавшись в Ереване. Я сейчас делаю удаленно концерт «Макулатуры» в Томске, и для проведения события использую сервис Inviter, который автоматически рассылает приглашения на встречу. Он не работает без российского VPN, и это осложняет дело: через дополнительные костыли весь процесс растягивается еще сильнее, в итоге и музыкантов, и у организаторов появляются дополнительные проблемы. А еще у меня было 20 долларов на счету ONErpm, которые я решил вывести через PayPal, зарегистрированный на новую почту и армянский номер телефона. Поставил все на вывод еще две недели назад, но до сих пор не знаю, где эти 20 долларов. А по нынешним меркам это не такие уж маленькие деньги.

Во время эмиграции в очередной раз порадовался, что занимаюсь сольным музыкальным проектом. Одни плюсы, всем советую. Можно даже несколько делать под разными псевдонимами. Печальнее получилось с оборудованием: у меня была гитара, бас, миди-клавиатура и разные педали, но все осталось в России. Сейчас у меня с собой небольшой сэмплер Pocket Operator, шумовой синтезатор и три губные гармошки. Приходится плясать от этих инструментов, но в этом есть и определенный плюс. Творческий прогресс невозможен без ограничений. Если оно выражается в том, что я бы разорился на перевозке трубы через три страны, значит, так и надо.        

В Ереване я пока не погружался в поиск репточек и площадок, но мне уже забили концерт на 20 апреля. Посмотрим, сколько человек придет. Пока что получается общаться в довольно закрытых эмигрантских группах, но интересно было бы тусоваться и собираться более широким кругом. Со слов знакомых, в Ереване довольно много рок-групп, электронных и экспериментальных музыкантов. Лучше не собирать свое комьюнити с нуля, а встраиваться в локальное. 

Про планы дальше рассказывать довольно сложно. Сейчас хочу выпустить релиз, на этом пока что все. Еще было бы неплохо устроиться на любую базовую работу вроде кладовщика или грузчика, чтобы были хоть какие-то деньги. А пока что мое основное занятие — создание нового материала. Мне кажется, что на нас, как на музыкантах, сейчас лежит большая задача: удерживать нашу культуру хотя бы на уровне, которого она достигла до всех последних событий.    

Надя Самодурова

барабанщица группы Lucidvox, соосновательница вебзина «Сторона»

На данный момент участницы группы разбросаны по разным странам, но после этого чудовищного месяца мы решили продолжить дописывать наши новые песни, готовим их к выпуску. Возможно, в Сербии получится снять клип на дорогую мне песню при поддержке местных ребят и нового комьюнити переехавших.   

Мы выпускаемся через немецкий лейбл Glitterbeat. Пока что новостей по поводу приостановки релизов или нашего сотрудничества мы не получали. Когда мы сделали пост с Lucidvox про отмену тура и в целом о ситуации в мире, основатель лейбла Крис репостнул нас и сказал, что никогда не был так горд работать с российской группой, несмотря на собственные репутационные риски. Такие реакции вдохновляют нас работать над нашей музыкой дальше. К слову, наш несостоявшийся тур по Европе отменили не организаторы: мы с нашим менеджером Наташей Падабед сами решили, что в нынешней ситуации проводить его неуместно.

Я уезжала без конкретных планов, поэтому пока что нахожусь здесь без инструментов. Думаю, в Белграде не составит проблемы арендовать оборудование на студии или купить его. Здесь очень мощная культура, в том числе андеграундная. Уже начинаем потихоньку готовить здесь проекты не в рамках группы. В Сербии вообще очень добрые и открытые люди, не видела здесь никакого негатива. Все очень помогают со знакомствами, проходками и поиском жилья.  

Все еще кажется, что происходящее — один огромный и глубочайший сон. Но я не хочу впадать в анабиоз, культура должна продолжаться и развиваться. Я не вижу свою жизнь без ее продвижения и подсвечивания. То, что должно быть услышано, будет услышано несмотря ни на что.

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии