Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

Николай Овчинников — о критике критики

Редактор раздела «Музыка» в «Афише Daily» отвечает на претензии коллег

Главная околомузыкальная дискуссия минувшей недели разгорелась вокруг материала «Афиши Daily» про автора противоречивого телеграм-канала «Русский Шаффл» Олега Кармунина. Прочитавший отзывы коллег соавтор материала Николай Овчинников отвечает на них и заодно рассказывает, как на самом деле может (и должен) развлекаться музыкальный журналист в 2020 году.

Споры в медиасреде — как любая плохая вещь, вызывающая зависимость. Ты их можешь сколько угодно ненавидеть, но если затянуло, уже не отвертишься. Вот и я не отвертелся. 

На прошлой неделе вышло наше (мое и Кристины Сарханянц) интервью с Олегом Кармуниным, одиозным персонажем, которого мы с Кристиной и другими коллегами долго — и за дело — критиковали. Поводом был сериал об истории поп-музыки на «Ленте.ру» (тут стоит добавить, что, помимо Олега, спикером там был замечательный Антон Кораблев — арт-директор сериала), но не поговорить о репутации Кармунина мы не могли, давно было пора.

Кристина пишет, что кто-то отказывался писать о Кармунине из-за его репутации. Их дело. Мы не отказались. Нравится мне это или нет, он один из самых популярных в телеграме пишущих о музыке людей. К тому же мы слишком долго его критиковали кулуарно — странно было бы не обсудить эту тему публично. Отталкивая человека от себя, мы сами превращаем его в маргинала с еще более неоднозначной позицией. Отсутствие диалога — путь к радикализации обеих сторон. 

В общем, интервью вышло, и за следующие несколько дней мне пришлось услышать, что:

  1. Я боюсь «провокаций и диссов» из-за страха стать нерукопожатным, как Олег.
  2. Музыкальная рубрика в «Афише Daily» уже не та, потому что не живет по принципу «как скажем, так и будет».
  3. Срачи — важная часть развлечений музыкального журналиста, а я не развлекаюсь, в отличие от «профессионалов» (под ними, видимо, понимаются Кармунин и автор высказывания Даниил Башта, он же Даня Порнорэп).
  4. Интервью — трансляция моих обид на собеседника.
  5. «Моча съела говно».

Как я говорил, медиасрачи плохи тем, что затягивают, а я немного слабовольный по этой части, так что выскажусь по всем пунктам, кроме пятого, потому что не считаю ни себя, ни Кармунина, ни кого-либо из оппонентов ничем из перечисленного.

Прежде всего, мне довольно неприятен тот факт, что обзорщики текста совсем игнорируют то, что его написали двое людей, а не Николай Овчинников. Кристина Сарханянц, замечательная авторка, была драйвером этой истории, и без нее ничего бы не вышло. 

Теперь про страхи и нерукопожатность. Я так и не смог расшифровать это заявление: кого я боюсь, чего я боюсь, чей гнев для меня является самым страшным. Тут надо сказать, что Олег Кармунин если и стал для кого-то нерукопожатным, то уж точно не из-за диссов на коллег: их толком и не было. Что до Дани Порнорэпа, который это утверждает, то его никто не отписывал ниоткуда: сидит спокойно на дискуссии вместе с Горбачевым и Бухариным, обсуждает главные проблемы музыки в России.

Другие коллеги меж тем бодро фигачат по музыкальной рубрике «Афиши» чуть ли не каждый день лично и публично — я тоже в долгу не остаюсь. Сколько всего произошло только за это лето: и дискуссия о том, как общаться с артистами, и обсуждение профайла Kate NV, и срач из-за списка метал-релизов — первое, что приходит в голову. Надо сказать, что наличие такой критики и взаимных наездов ни разу не было причиной для прекращения сотрудничества и не перекрывало путь для такового (Олег Кармунин тут, кстати, более обидчив). 

Для меня нет нерукопожатных авторов. Недобросовестные и скверно пишущие — есть, нерукопожатные из-за некоей мифической позиции — нет. В случае с Олегом Кармуниным я остаюсь при своих претензиях (тут я в целом совпадаю с Кристиной) к его доносительству («за слова у нас не сажают», ага), вольному обращению с фактами, использованию слухов и сплетен, неэтичному языку. 

Странно также считать, что часть интервью, которая посвящена репутации Кармунина в медиасреде, выдается за попытку как-то транслировать мои личные обиды по отношению к герою. Ну, да, его обобщающие (мне вообще не нравится история, когда человек критикует отрасль, не называя имен) претензии мне не понравились, но не более того. А личных претензий у меня к Олегу не было и быть не могло: он никогда не палил конкретно по мне и изданию, которое я представляю (для понимания: вбейте слово «Афиша» в поиск по его каналу), а общались мы всего один раз — в сентябре 2020 года.

В качестве интермеццо — два момента, которые зацепили меня в речи нашего героя постфактум.

Олег Кармунин хочет сделать поп-музыку великой снова, видя в этом ответку высоколобым критикам. Автор игнорирует тот факт, что высоколобые критики дестигматизируют попсу и шансон (1,2) без всяких манифестов и не смотрят на эти жанры свысока последние лет девять. При этом такие авторы успевают не только осмыслять то, что и без них получает популярность, но также изо всех сил рассказывают о совсем нишевых вещах, которые тот же Кармунин игнорирует. 

Второй момент: Кармунин считает, что мы игнорируем ютуб, а там вся сила. Это не так. Под одним брендом с нами существует один из двух лучших ютуб-каналов о музыке на русском — «Афиша Видео», который от развлекательных видео с Фейсом дошел до документалок раньше многих и преуспел в просветительстве. Второй в моем личном топе — «Вписка» от людей, что «кучкуются вокруг „Афиши“» (кармунинский термин), который куда лучше Дудя справляется с раскрытием нераскрываемых персонажей.

Но вернемся к личным претензиям. По словам Кармунина, мы уже якобы не те и нет в нас «рок-н-ролла». К этому добавляются слова Дани Порнорэпа о том, что «развлечения» в моей работе мало (хочется продолжить: «…и вообще плохо быть мной»).

Что думаю я. Первое: принцип «как скажем, так и будет» был пригоден для нулевых и совершенно нежизнеспособен в 2020 году. 

Музыкальные медиа — про каталогизацию и осмысление, а не про навязывание (хотя мы все равно занимаемся и этим), про дооформление цайтгайста, а не лозунги с обложки и категоричные заявления. Я тоже скучаю по нулевым, но предпочту остаться в 2020-м. Тут хорошо, Олег, давай с нами!

Второе: разница в подходах и репрезенте. 

И «Русский Шаффл», и Prnrp, и схожие по смыслу и стилю каналы вроде What about music? воюют, мы — работаем. Они хотят «восстановить справедливость» и палить по врагам из всех орудий, мы — рассказать максимально большому числу людей о музыке, которая им может понравиться, не ограничивая себя никакими рамками.

Больше телеграм- и YouTube-каналов о музыке — в наших «Источниках»

Они ворчат и учат жизни с позиции бати, мы веселимся и развлекаемся по-настоящему. Они сидят в кольце врагов, которые что-то игнорируют, мы — зовем всех писать обо всем: от Клавы Коки до Doves, от «Увулы» до Аркадия Северного, от Ishome до Джо Дассена, — и если что-то игнорируем, то исключительно в силу недостатка внутренних ресурсов. 

Они развлекаются срачами, я развлекаюсь тем, что пишу тексты, от которых сам кайфую, запускаю классные спецпроекты, работаю с лучшими музыкальными журналистами эвер и испытываю к каждому из них бесконечную любовь и уважение. Я кайфую от того, что я делаю, и свои эмоциональные ресурсы я намерен тратить преимущественно на восторг и восхищение музыкой и миром вокруг. 

Уставшим и злым мудаком, охочим до фидбэка и вечно им недовольным, я уже был и больше не хочу туда возвращаться, ну и своим коллегам хочу пожелать поскорее оттуда выбраться. Всем любовь.

Вебинар Николая Овчинникова о состоянии музыки в 2020 году

Мнение редакции «ИМИ.Журнала» может не совпадать с мнением автора. Мы всегда готовы предоставить слово другим сторонам, упомянутым в этом материале. Пишите на hi@i-m-i.ru.

Поделиться материалом:Поделиться:
Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также