Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

Основатель Powerhouse Moscow — о переезде в клуб и краудфандинге

«Было время хуже, чем сейчас»

«ИМИ.Журнал» поговорил с Андреем Алгоритмиком — создателем пространства Powerhouse Moscow, где почти семь лет выступают и записываются музыканты разных направлений и статусов. Последние два месяца особняк существует за счет доставки еды и продажи мерча, а его основатель переехал жить в клуб. За прошлые выходные Powerhouse собрал почти 400 000 рублей благодаря поддержке гостей и друзей клуба. По словам Андрея, такая реакция аудитории его очень вдохновляет — помогает не отчаиваться и строить планы на лето (ведь были времена и похуже).  


Расскажи, почему ты переехал из дома в клуб? 

Учитывая, что мы постоянно поддерживаем жизнедеятельность места, нужно быть тут каждый день в любом случае. Я не вижу, как вся эта история будет работать без моего присутствия. Если за клубом не следить, он может за месяц просто зачахнуть — особенно в такой ответственный момент. Ездить каждый день туда-обратно на таксишке и выходить на улицу для меня более опасный ход и стресс. Логичнее переехать сюда сразу и иметь под рукой все инструменты помощи пространству, максимально держать руку на пульсе. Так или иначе, сидя в однушке в трех стенах, я бы с ума сошел за два месяца. Здесь у меня есть где походить и в принципе сделать что-то полезное. 

Ты не боишься проблем? Вдруг придут и скажут: «Андрей, вы незаконно проживаете здесь, без договора найма жилья». 

Это будет смешно. На 600 квадратных метрах живут четыре человека, включая охранника дядю Саню, Арину Носкову, которая работает с нами на радио New New World, и Наилю Гольман, комьюнити-менеджера, она помогает отправлять наши заказы — пластинки, мерч, коктейли. Каждый участник команды принял решение переехать в клуб самостоятельно, каждый изолируется в своей огромной комнате.

Люди жили в Powerhouse и раньше: до пандемии в нашей студии проходили резиденции. Я думаю, власти дадут нам спокойно досидеть этот страшный сон и вернуться к нормальному существованию. А [докопаться], если есть желание, могут всегда. 

Как Powerhouse выживает в пандемию? 

Все идет волнами. Сейчас у нас волна сбора денег на аренду, арендодатели ставят нас в неудобную ситуацию: они говорят, что у них есть новые претенденты на съем помещения (объявление об аренде Powerhouse выложили на ЦИАН. — Прим. «ИМИ.Журнал»). Нам важно платить вовремя, и учитывая, что деньги собираются медленно, сейчас мы очень рассчитываем на помощь наших гостей и друзей, которые покупают мерч, заказывают еду с кухни и всячески нас поддерживают. 

Участники команды Powerhouse Moscow: Тим Кадыров, Андрей Алгоритмик, Ксюша Карло

Вам удалось сохранить привычный штат сотрудников? Бармены, официанты, люди, которые занимаются концертами. 

Все с нами, кроме официантов, они в большинстве своем студенты, жившие в общагах и сейчас уехавшие домой. Это молодые люди, которые приходят сюда работать, им просто нравится вся эта история. Мы им сказали, что, когда площадка возобновит работу, они всегда «welcome back».

Другие сотрудники остались, и мы собираем им при возможности от 30 до 50% их ставки. В этом месяце это очень сложно, в прошлом месяце у нас все получилось, были какие-то накопления на зарплатный фонд и первую аренду. 

Арендодатели снизили вам аренду? 

У нас скидка на аренду 50%, и мы благодарны за это. Но стоимость все равно большая (около 500 000 рублей. Прим. «ИМИ.Журнала»), нам собирать даже эту половину очень сложно. Каким-то местам предоставляют арендные каникулы, каким-то местам вообще ничего не предоставляют. Мы где-то посередине. 

Кем могут быть потенциальные новые арендаторы? 

В основном какие-то офисы, которые съезжают из больших пространств. Но, видимо, это люди, которые просто не знают нашу ситуацию. Уверен, они бы не захотели в это погружаться и участвовать в куче негативных письменных разборок — со стороны нас и наших клиентов. Домов сейчас под офисы огромное количество. Проще найти другой особняк похожего типа, а не лезть во всю вот эту социально кипящую историю с защитой нашего проекта. И я не очень понимаю, кто вообще в условиях такой ситуации может что-то снять за миллион сто в месяц (полная арендная ставка Powerhouse Moscow. — Прим. «ИМИ.Журнала»).

Впрочем, помимо этого у нас происходит огромное количество приятных вещей: спокойные студийные сессии, работа над радио (в подвале Powerhouse есть студия звукозаписи, эфиры радио New New World проходят в одном из залов клуба. — Прим. «ИМИ.Журнала») и какое-то переосмысление «Дома» на Таганке в целом. Как штаб-квартиры, а не общественного пространства. 

Чем вы ежедневно занимаетесь сейчас, когда в клубе почти не осталось посетителей? 

Зонированием и поддержанием уюта — например, чиним сломанную мебель. Мы как-то пытаемся переосмыслить двор, который будет строиться аккурат через пару недель, если не введут новые какие-то изменения, но пока что нам подтвердили возможность постройки веранды с 1 июня. В этом году мы будем ее строить сами. Это первая хорошая новость за два месяца. 

Возможно, мы переосмыслим веранду в плане постройки, потому что первое время точно будем стараться рассаживать людей, чтобы компании не сильно пересекались между собой. У двора есть для этого возможность.

Powerhouse Moscow

Ты сказал, что продолжаются сессии звукозаписи. Кто из музыкантов записывался у вас во время пандемии?

«Интурист» записали новый альбом, «Пасош» записывали свои какие-то сайд-проекты. Сейчас «Казускома» начинают недельную сессию. Группа Juncti Band на этой неделе сидела, в ней участвует один из наших звукорежиссеров. В общем, наша обычная обойма людей, которые тут пишутся по возможности каждые пару месяцев. Но мы открыты и для сторонних музыкантов и заказов. Не могу сказать, что они есть. Кажется, сейчас это далеко не первичный продукт надобности для музыкантов, у которых деньги уже кончились за два месяца. Все сидят дома и набрасывают демки, просто в комп. 

А в мирное время основная прибыль Powerhouse шла с бара и вечеринок?

Конечно, бар, всегда бар. И, безусловно, это контракты на поддержку веранды брендами, которые сейчас все отвалились. То есть мы не сильно рассматривали билеты со входа как источник дохода.  

Я знаю, что одна марка вейпов недавно записывала у вас серию концертов. Это помогло клубу в финансовом плане? 

Это было не напрямую с нами. Мы были просто площадкой, все организовывали наши друзья из Петербурга Roots United (промогруппа и организаторы фестиваля Present Perfect. — Прим. «ИМИ.Журнала»). Цену назвать не могу, сумма небольшая — примерно одна шестая аренды.

А государство вам никак не помогло?

В самом начале мы отправляли властям какие-то письма, запросы, но ни ответа ни привета, вообще ничего. Единственное, нам продлили алкогольную лицензию на следующий год бесплатно, но это типа 60 000 рублей. Больше нет ничего, никакого бэка, никаких предложений. Да мы особо не рассчитывали, если честно.

Правда, отсрочка налогов очень даже помогает, но они никуда не деваются. Конечно, если бы была возможность просто получить арендные каникулы, мы бы справлялись со своим зарплатным фондом путем продажи того же мерча, доставки и каких-то спецпроектов. А так мы на легком адреналине все время. Но с другой стороны, это уже много лет так. И я достаточно привыкший в этом плане — и отношусь к этому уже как-то как к повседневности такой, сезонности.

Помимо сотрудничества с внешними промогруппами, вы проводите собственные онлайн-концерты с возможностью донатить. Много кидают?

Донаты этих стримов особо не работают: там настолько смехотворные суммы собираются, что бывает проще отдать их музыкантам. Возможно, для них это будет более ощутимая поддержка, чем для нас. Но опять же — за день недавнего клича в соцсетях мы собрали практически на месяц сразу. Люди супербыстро реагируют, и это очень вдохновляет.

Онлайн-концерт группы «Спасибо» в Powerhouse Moscow

А ты видишь какое-то будущее у виртуальных концертов? Оформится ли это в самостоятельный рынок?

Нет. Более того, это настолько надоест всем за период пандемии, что, я думаю, будет спад. Потом будет переосмысление, и затем — уже с переосмыслением и дополнительными технологиями — формат возродится. Я говорю про VR-истории какие-то. Опять же это должно схлестнуться уже с другой индустрией, но непонятно, как это будет жениться и работать. Ну, посмотрим, а так это все скучно. 

Как я понял, театры откроются в августе. В шахматном порядке будут рассаживать людей, и я не вижу проблем сделать то же самое для концерта у нас. При такой рассадке в зал влезет 30–50 человек максимум, но лучше уж так, чем онлайн-концерты. 

Какой из кризисов был для вас самым серьезным?

Самый сильный кризис — это когда в 2014 году мы начали вкладывать время и все свои силы в тогда еще совершенно неокрепшую и не совсем понятную молодую местную сцену. Грубо говоря, к 2016 году она еще не являлась чем-то большим для города и в целом не собирала много народу. Многие концерты были полупустые, провальные. В тот же момент от нас ушел бренд Dewar’s, который поддерживал Powerhouse в первые годы существования. И мы просели где-то на 6 миллионов рублей. В принципе, это было похоже на конец. 

Потом пошла вот эта как раз новая русская волна, и все начало работать в обратную сторону. Люди стали приходить, аудитория концертов росла в геометрической прогрессии. Мы не стали ощутимо больше зарабатывать со входа, но у нас появился постоянный поток людей, которые могли позволить себе коктейли и еду. 

С ростом возраста и, как следствие, доходов аудитории наши дела начали идти на поправку, ну и в целом мы добавили больше взрослого —  в виде всякого джаза и классики, экспериментов, тем самым приведя в Powerhouse еще более взрослую публику. Наша деятельность перестала быть меценатством в сторону молодежи. Где-то за полтора года мы погасили долг в 6 миллионов. Стало проще и легче. Так что пять лет назад было хуже, чем сейчас. 

 

Поддержать Powerhouse можно покупкой мерча, арендой студии и заказом еды и коктейлей. 

Поделиться материалом:Поделиться:
Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также