Специалисты
Помогаем найти работу в музыкальной
индустрии

Кто и как издает в России переводные книги о музыке

Расходы, окупаемость, редактура

Ранее «ИМИ.Журнал» рассказывал, как устроена работа независимого книжного издательства «Белое яблоко», выпускающего в России книги о музыке. На этот раз мы поговорили с представителями крупных издательских групп, занимающихся переводным музыкальным нон-фикшном. 


Участники разговора

Издательство «Бомбора» (экс-«Эксмо Нон-Фикшн»)

Что выпустило: Переводы книг «Messer» Тилля Линдеманна, «Оззи. Автобиография без цензуры» Оззи Осборна, «The Beautiful Ones. Оборвавшаяся автобиография легенды поп-музыки» Принса, «Rotten. Вход воспрещен» Джона Лайдона, «Radiohead. Present Tense. История группы в хрониках культовых медиа» Барни Хоскинса, «Энциклопедия рэпа. Год за годом. Самые важные треки c 1979 года: обсуждение и подробный разбор» Шиа Серрано.

Издательская группа «Альпина»

Что выпустила: «Прошу, убей меня! Подлинная история панк-рока в рассказах участников» Легса Макнила и Джиллиан Маккейн, «Рэп Атака. От африканского рэпа до глобального хип-хопа» Дэвида Тупа, «Как работает музыка» Дэвида Бирна.

Издательство Ad Marginem

Что выпустило: «Краткая история новой музыки» Ханса Ульриха Обриста, «Разговоры с Кейджем» Ричарда Костелянеца, «Джон Кейдж» Роба Хаскинса, «Машина песен. Внутри фабрики хитов» Джона Сибрука, «Как художники придумали поп-музыку, а поп-музыка стала искусством» Майка Робертса.


Как издательство решает перевести и выпустить книгу о музыке или серию таких книг?


Татьяна Коробкина

руководитель группы «Искусство. Культура» издательства «Бомбора» (экс-«Эксмо Нон-Фикшн») 

В 2014 году в России была волна интереса к жанру музыкальных биографий, их выпускали многие. Потом волна спала, и долгое время такие книги никто не издавал. Мы запустили серию музыкальных биографий в 2017-м с большой подарочной книги про Depeche Mode, потом случился выход книги стихов Тилля Линдеманна, и так серия [«Подарочные издания. Музыка»] встала на рельсы. Со временем она окрепла, и сейчас в ней выходит по одной-две новинке в месяц стабильно.

 

Павел Подкосов

генеральный директор и сооснователь издательства «Альпина нон-фикшн» 

Раньше в издательском портфеле «Альпина нон-фикшн» книг о музыке было немного. Из ярких примеров вспоминается разве что серия «Контркультура», в которой вышли культовая «Прошу, убей меня!» Легса Макнила и Джиллиан Маккейн, «Сид Вишес. Слишком быстр, чтобы жить...» Алана Паркера и «Рэп Атака» Дэвида Тупа. Первая книга серии успешна, ее знают все, вторая окупила затраты, третья провалилась. 

Недавно мы решили вернуться к изданию книг о музыке, хотя это довольно рискованная с коммерческой точки зрения тематика. Для этого сегмента нужны переводчики «в теме» и научные редакторы из мира музыки или музыкального бизнеса. Научная же редактура после перевода и литературной редактуры — это обязательный этап для нашего издательства.

Фрагмент книги Дэвида Бирна «Как работает музыка» о клубе CBGB, которую «Альпина нон-фикшн» выпустила при поддержке «ИМИ» и «Политехнического музея»

 

Кирилл Маевский

исполнительный директор Ad Marginem

В Ad Marginem книги о музыке не выделены в отдельное направление, скорее такие работы сами выпадают на нас и суммируются в какую-то отдельную сборку. Выбирая книгу для издания, мы редко ориентируемся на то, что уже есть на отечественном рынке. Вместо этого наше издательство переплетает музыкальную повестку с другими внутренними контекстами Ad Marginem, будь то искусство ХХ века или теория культуры. 

В нашем случае «музыкальные» книги редко становятся бестселлерами с несколькими допечатками тиражей: в большинстве случаев они довольно специфичны для широкого круга читателей. Биографии Эрика Сати или Джона Кейджа, книга философа Саймона Кричли о Боуи, беседы куратора Ханса Ульриха Обриста с композиторами-новаторами ХХ века — сложно назвать такую подборку популярной в России даже с точки зрения меломана. Но музыка и не является основой для нашей издательской программы, а скорее возникает как саундтрек или даже проходит контрапунктом к общему портфелю Ad Marginem.

Глава о феномене клипов из выпущенной Ad Marginem книги Майка Робертса «Как художники придумали поп-музыку, а поп-музыка стала искусством»


Кто и как отбирает книги для перевода?


Татьяна Коробкина

руководитель группы «Искусство. Культура» издательства «Бомбора» (экс-«Эксмо Нон-Фикшн») 

Зачастую мы отбираем книги для серии исходя из наличия в России фан-сообщества артиста, а также мониторим ближайшие фестивали и концерты. Иногда нам пишут читатели, что хотели бы прочесть книги про ту или иную группу. Мы смотрим на популярность исполнителя в России, и если у нас есть стабильное фан-сообщество и права свободны, то можем прислушаться и купить такую книгу. Кстати, две такие новинки по совету фанатов выйдут осенью. 

Зарубежный рынок книг о музыке огромен, поэтому, конечно, мы меряем популярность как отдельного артиста, так и музыкального жанра. Скажем, в Америке очень популярен соул и многие биографии артистов этого жанра занимают топы чартов, например био Алиши Киз. Но в России у нее нет настолько большого фан-сообщества. Влияет и момент с покупкой прав. Если бы вы знали, сколько книг мы могли бы выпустить, если бы правообладатели находились сразу и отвечали быстро! 

 

Алина Книжник

руководитель отдела авторских прав издательской группы «Альпина»

Обычно редакция проявляет заинтересованность в какой-то иностранной книге и находит информацию о ней на «Амазоне» или из рассылок иностранных издателей и литературных агентов. Затем в отдел прав отправляется электронная заявка с указанием названия, автора, ссылкой на «Амазон» или данными рассылки, откуда редакторы узнали о книге. Отдел прав ищет правообладателя и отправляет ему запрос на получение электронного файла книги на рассмотрение. Если права на русский язык свободны, правообладатель присылает такой файл или отправляет по почте бумажный экземпляр. Когда файл получен, участники редсовета знакомятся с содержанием и обсуждают книгу с коллегами, в результате чего принимается решение о покупке прав. 

 

Павел Подкосов

генеральный директор и сооснователь издательства «Альпина нон-фикшн» 

Зачастую мы также должны утверждать перевод и русскоязычную обложку с правообладателем. А порой авторы хотят дописать что-то для русского издания. Так, например, роуди Queen Питер Хинс дописал небольшое вступление про несложившееся выступление группы в СССР. Было особенно приятно. 


Как покупаются права на книгу?  


Алина Книжник

руководитель отдела авторских прав издательской группы «Альпина»

Редакция составляет бизнес-кейс, на основе которого отдел прав высылает правообладателю оферту на покупку прав. Обычно такая оферта состоит из аванса и роялти (процент авторского вознаграждения) по разным форматам. 

Правообладатель может сразу принять предложение, может начать торговаться, а может устроить аукцион, если в покупке прав на книгу заинтересован другой издатель (или несколько издателей). Аукционы проходят так же, как и в обычной жизни: стороны повышают ставки конкурента, или же устраивается конкурс лучшего предложения (best offer), когда каждый издатель сразу должен сделать предложение на максимуме своих возможностей, и выигрывает лучшее предложение по всем параметрам. И в том, и в другом варианте аукциона побеждает сильнейший (и, кстати, не всегда богатейший). 

Когда предложение принято, стороны подписывают контракт. Чаще всего правообладатель предлагает свою форму договора, но иногда просят, чтобы издатель составил контракт самостоятельно. Очень важно, чтобы контракт содержал все важные для сторон условия и соответствовал законодательству РФ, иначе потом возникают большие сложности с осуществлением расчетов с иностранными правообладателями. Довольно часто западные контрагенты этого не понимают, они привыкли к тому, что договор — это волеизъявление свободных людей и в нем может быть как в том анекдоте про «что вижу, о том пою». Иногда убедить их в необходимости изменений, удалений или добавлений тех или иных формулировок бывает крайне сложным делом. Но это наша работа. 

Случается, что правообладатель надолго пропадает (едет медитировать в Тибет, или в компании меняется контактное лицо), тогда весь вышеуказанный процесс может затянуться на непредсказуемые сроки. Но, к счастью, такое случается не часто, и основная масса контрактов подписывается в течение месяца-двух. После этого по договору выплачивается аванс, и с этого момента права на русскоязычное издание всецело переходят к купившему их издателю.


Как устроена экономика выпуска книг о музыке и как измеряется успех издания?


Татьяна Коробкина

руководитель группы «Искусство. Культура» издательства «Бомбора» (экс-«Эксмо Нон-Фикшн») 

Тяжело назвать средние цифры, потому что книги стоят по-разному. Какие-то мы можем купить за 3000 долларов, а за какие-то можем побороться на аукционе и купить за 10 000, если книга действительно сильная. И это не значит, что книгу за 10 000 мы будем продавать дороже. 

У каждой книги (помимо прав на текст) есть перевод, редактуры (литературная и научная), три корректуры, верстка, дизайн-макет и продвижение. Стоимость этих работ разнится в зависимости от объема и сложности: в среднем перевод стоит от 4–5 тысяч рублей за авторский лист. Плюс на какие-то книги мы покупаем фото для обложки за 20 тысяч рублей, а на какие-то — за 5 тысяч. 

Есть проекты, которые можно продать в количестве 3000 экземпляров и больше не печатать из-за емкости аудитории, а есть те, что живут долго и обрастают допечатками. Многое зависит от самой книги: например, чаще всего автобиографии музыкантов намного интереснее [читателю], чем биографии о них же. У автобиографий есть изюминка, авторский стиль. Например, за автобиографию Оззи Осборна мы заплатили большую сумму, но и продали на данный момент 23 000 экземпляров. 

 

Кирилл Маевский

исполнительный директор Ad Marginem

Отечественный рынок музыкального нон-фикшна (безусловно, исключая учебную литературу) довольно крохотный: зайдите в любой независимый книжный магазин и подойдите к разделу «Музыка» — она будет в разы меньше, чем любая соседняя, и зачастую будет состоять из книг всего 5–7 издательств. 

В этом отношении любое специализированное независимое издательство («Белое яблоко», «Шум»), с одной стороны, выделяется на общем издательском фоне (как, впрочем, и любое тематически строгое издательство в России), с другой — я подозреваю, что такое издательство не всегда чувствует себя комфортно с экономической точки зрения. Для него, конечно, существуют какие-то свои топовые темы, бестселлеры, но все равно оно работает в тех же рыночных условиях, что и его многие малые коллеги (зачастую действующие через дистрибьюторов). 

Илья Воронин из «Белого яблока» и «Шума» — о выпуске книг о нишевой музыке

В среднем мы в Ad Marginem платим переводчику 5–9 тысяч рублей за авторский лист (40 тысяч печатных знаков, включая знаки препинания, цифры и пробелы между словами и до полей. — Прим. «ИМИ.Журнала»), редактору — 2–4 тысячи за авторский лист

 

Павел Подкосов

генеральный директор и сооснователь издательства «Альпина нон-фикшн» 

У издательства есть прямые затраты: это авторские роялти, стоимость перевода (обычная ставка переводчика у нас — 200–250 рублей за условную страницу в примерно 1800 знаков), работа редактора (150 рублей за страницу, при этом на сложных проектах ставки выше), менеджера проекта, корректора, верстальщика и художника, стоимость печати и полиграфических материалов. Косвенные — логистика, бухгалтерия, юрист, налоги, аренда офиса. Налоги составляют примерно 20% от себестоимости, роялти — 10–15% от оптовой цены. Производство и материалы — 35% себестоимости, препресс — 35%. Торговая наценка в магазине варьируется от 20% (это редкий случай) до 100%, иногда может превысить и 200%. В интернет-магазинах и независимых книжных наценка обычно минимальна, в больших сетях значительно выше. Можно сказать, что в среднем книга за 500 рублей в рознице оказывается отгружена издательством за 250 рублей. Прямая себестоимость при этом составляет примерно 150 рублей

На первом тираже издательство зарабатывает чуть-чуть или не зарабатывает вовсе. Большой аванс легко ставит книгу на грань рентабельности. Со второго тиража (когда уже нет расходов на подготовку к типографии) издание становится прибыльным. Но, несмотря на компетентный и внимательный выбор, на второй тираж выходят далеко не все. Выше я приводил пример трех книг. Прибыльные допечатки успешных проектов «спонсируют» рискованные и важные для нас проекты, не имеющие большого коммерческого потенциала. В конце концов, иногда нужно делать что-то исходя из гуманитарных и просветительских соображений, а не только из показаний маржинальности. 

В целом же сложность книжного бизнеса не в небольшой рентабельности, а скорее в крайне низком обороте. Книга готовится не меньше года (сложная и объемная может готовиться и два, и три), и с первого же дня издательство несет расходы: аванс правообладателю, заработная плата на всех этапах подготовки текста, закупка материалов, оплата типографии и так далее. А первые деньги от продаж начинают приходить спустя шесть месяцев после начала продаж. То есть полтора года мы только инвестируем. 


Как организован процесс перевода?


Татьяна Коробкина

руководитель группы «Искусство. Культура» издательства «Бомбора» (экс-«Эксмо Нон-Фикшн») 

Когда книга куплена и все юридические моменты согласованы, настает время выбрать переводчика. Это происходит по-разному. Например, у нас есть переводчик, который обожает тяжелую музыку, — у него в работе сейчас две книги по группам этого направления. Книгу про Queen вообще перевел один из админов крупнейшего в соцсетях российского сообщества группы. Так совпало, что он по профессии переводчик. Но найти хорошего переводчика в теме удается не всегда. У нас был опыт, когда мы пробовали отдавать на перевод книгу про артиста фанату, но, к сожалению, это не увенчалось успехом. 

Предпочтение отдается все же знанию языка, а для правки контекста есть научный редактор — это всегда человек в теме жанра и конкретного артиста. Зачастую мы сталкиваемся со сложными текстами в оригинале, они могут быть рваными, о таком обычно предупреждают читатели на «Амазоне» в отзывах. И мы сталкиваемся с тем, что нам, с одной стороны, нельзя менять оригинал, а с другой — мы должны сгладить углы при переводе. 

 

Кирилл Маевский

исполнительный директор Ad Marginem

Для работы над переводным нон-фикшном мы стараемся приглашать переводчиков, которые были бы специалистами в той области, которую затрагивает книга, или каким-то стилистическим образом соответствовали ей. Часто за одной переведенной книгой тянется другая — например, «Разговоры с Кейджем» и биография этого композитора, — и мы работаем над новой книгой с переводчиком предыдущей. Иногда бывает наоборот, когда продолжаем работать с переводчиком над немузыкальными книгами. Так, мы перевели книгу про Эрика Сати вместе с Елизаветой Мирошниковой, а потом продолжили с ней же работу над книгами про сюрреалистов и импрессионистов, которыми она профессионально занимается. 


Как организован процесс редактуры? 


Татьяна Коробкина

руководитель группы «Искусство. Культура» издательства «Бомбора» (экс-«Эксмо Нон-Фикшн») 

После перевода книга проходит две редактуры. Первую проводит литературный редактор, он правит стилистику. Дальше включается научный редактор — это человек из фан-сообщества, который знает об артисте/группе всё. С недавних пор мы ввели жесткий контроль за этими процессами. 

После научной редактуры мы снова показываем текст переводчику и литредактору, чтобы не упустить никаких правок. После этого текст уходит корректорам, верстается и снова проходит корректуру. Затем его снова смотрит научный редактор на предмет того, чтобы корректор не заменил что-то лишнее. И потом снова проходится корректор.

На вопрос «ИМИ.Журнала» о том, почему некоторые книги «Бомборы» выходят с вопиющими ошибками, представители издательства ответили, что таков процесс работы над книгой и в издательстве всегда рады новым научным редакторам, в том числе музыкантам, которые разбираются в тематических текстах и могут их качественно отредактировать.


Почему книги о музыке продаются плохо и как это можно исправить?


Кирилл Маевский

исполнительный директор Ad Marginem

Несмотря на то что есть какие-то удачные примеры — например, выход биографии The Cure в издательстве «Кабинетный ученый» к московскому концерту группы с хорошими продажами по предварительной подписке, — продажи на музыкальных ивентах развиты довольно слабо. Хотя как-то давно мы построили издательство «Ил-music» фактически как мерч музыкальной группы. Специализированные точки, будь то виниловые лавки или магазины музыкальных инструментов, тоже редко уделяют книгам какое-то отдельное внимание. 

Однако все чаще сами книжники заходят на территорию музыки: магазины «Порядок слов» и «Смена» организовывают свои музыкальные события и фестивали. В конце мая пять независимых магазинов «Порядок слов», «Смена», «Маршак», «Все свободны» и «Пиотровский» провели первый книжный музыкальный фестиваль «Редкие виды» в онлайне — на мой взгляд, одно из лучших событий за весь карантин. 

Не думаю, что это сильно может повлиять на продажи музыкальных книг, тем не менее постепенно прямая связь «музыка и книжный» усиливается. Книжные все чаще соседствуют с виниловыми магазинами («Смена»/«Сияние», «Пиотровский»/Spin, в прошлом — «Циолковский»/DIG) и становятся площадками для концертов. Может быть, в какой-то момент это даст свои результаты и образует альтернативный рынок для специализированных издателей.

 

Поделиться материалом:Поделиться:
Читайте также