Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

Как новый закон о просветительской деятельности может отразиться на музыке

Нужно ли будет согласовывать лекции, мастер-классы и курсы?
Источник: pixabay.com
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/383/image/article-45c1b18676c0d337a96dc1b0a9fed9c7.jpg

16 марта марта Государственная дума приняла в третьем чтении законопроект о просветительской деятельности, который вызвал немало критики со стороны представителей науки, культуры и образования. По мнению специалистов, эта инициатива приведет не только к цензуре и давлению со стороны государства, но и к уничтожению целого ряда просветительских проектов. «ИМИ.Журнал» рассказывает об основных положениях резонансного законопроекта и пытается разобраться, как его принятие может отразиться на музыкальной индустрии в России.

Текст законопроекта можно почитать тут.

История и суть законопроекта

Впервые о внесении поправок в федеральный закон «Об образовании» заговорили осенью 2020 года: тогда один из авторов инициативы, сенатор Андрей Климов, заявил, что такие изменения помогут бороться с разжиганием розни и экстремизмом. Также целесообразность внесения поправок объяснялась необходимостью пресечения пропагандистского влияния, в том числе со стороны других стран.

«Отсутствие соответствующего правового регулирования создает предпосылки для бесконтрольной реализации антироссийскими силами в школьной и студенческой среде под видом просветительской деятельности широкого круга пропагандистских мероприятий, в том числе поддерживаемых из-за рубежа и направленных на дискредитацию проводимой в Российской Федерации государственной политики, пересмотр истории, подрыв конституционного строя», — сказано в пояснительной записке законопроекта.

Уже в ноябре поправки были предложены для рассмотрения в Госдуме, 23 декабря законопроект приняли в первом чтении, 9 марта — во втором, а 16-го — в третьем. 

Авторы инициативы призвали закрепить понятие просветительства. 

Изначально просветительством предлагалось считать «деятельность вне рамок образовательных программ, направленную на распространение знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта и компетенции в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей  и интересов». 

После второго чтения формулировка слегка изменилась: теперь в тексте законопроекта используется термин «формирование», а не «распространение» знаний. 

Авторы документа выступили за то, чтобы просветительская деятельность контролировалась правительством, но подзаконных актов, конкретизирующих эту часть законопроекта, пока не появилось.

Впрочем, законопроект предполагает, что Министерство науки и высшего образования, а также Министерство просвещения будут заниматься лицензированием образовательных проектов и контролировать их сотрудничество с иностранными организациями и гражданами. 

Как пояснила «ИМИ.Журналу» юрист Александра Шульц, часть поправок, затрагивающих взаимодействие с иностранными субъектами, касается лишь некоммерческих организаций, действующих на основе лицензии и указывающих образование в качестве основного вида своей деятельности.

«Фрагмент законопроекта, в котором речь идет о взаимодействии с иностранцами, будет касаться ограниченного круга субъектов, хотя мне известны частные школы, созданные в форме НКО. Таким образом, приглашение учебными заведениями иностранного педагога для проведения занятий может быть существенно осложнено. Заявленная в пояснительной записке цель законопроекта как противодействие негативному иностранному влиянию никак не обозначена в самом тексте законопроекта. Формально это позволяет говорить, что даже семинар по игре на фортепиано должен быть согласован с властями».

Что еще не так с новой инициативой?

Представители научного и культурного сообществ моментально нашли в законопроекте множество слабых точек, начиная от размытых формулировок и заканчивая тем, что он частично дублирует существующий закон об экстремизме.

Вопросы вызвал и тот факт, что, согласно законопроекту, добровольная просветительская деятельность загоняется в рамки формального образования. При этом обе сферы имеют существенные различия и, по мнению экспертов, не могут рассматриваться в рамках одного закона.

В январе президиум Российской академии наук (РАН) отправил в Госдуму просьбу отозвать спорный законопроект, а астрофизик Сергей Попов создал петицию против поправок, которую подписали более 230 тысяч человек. Газета «Троицкий вариант — Наука» также опубликовала декларацию ученых и популяризаторов науки, собравшую более 1700 подписей. Авторы обращения указали, что инициатива выглядит как «попытка государства взять под контроль свободу распространения знаний» и отметили, что «поправки наверняка негативно скажутся на развитии культуры, науки и технологий».

Против законопроекта выступили не только ученые, но и создатели просветительских проектов, связанных с культурной деятельностью. На Colta.Ru появилось заявление 17 российских просветителей, среди которых бывший главный редактор «Афиши» и руководитель проекта «Полка» Юрий Сапрыкин, журналист и историк Лев Лурье, сооснователь лектория «Синхронизация» Мария Бородецкая и главный редактор образовательного проекта Arzamas Филипп Дзядко.

Позднее на «Кольте» опубликовали и открытое письмо президенту России Владимиру Путину, в котором говорится, что закон носит исключительно ограничительный характер и создает предпосылки к цензурированию просветительской деятельности. В тексте также отмечается, что предложенные поправки ущемляют конституционные права и свободы, а именно право на образование, право на получение и передачу информации, право на свободу творчества и преподавания. Под письмом подписались более тысячи человек, большинство из которых оказались так или иначе связаны с культурной деятельностью, в том числе и с музыкой.

В беседе с изданием «Деловой Петербург» просветители выразили обеспокоенность тем, что законопроект ударит по отраслям культуры и искусства, которые и так находятся в уязвленном положении: множество специалистов этой сферы получают небольшие зарплаты и имеют скромные возможности для реализации своих идей.

Несмотря на критику, в феврале стало понятно, что законопроект примут во втором чтении почти без изменений. Депутат от КПРФ Олег Смолин предложил оставить в нем лишь те аспекты, которые затрагивают иностранное влияние в сфере неформального образования, но его идею никто не поддержал. Авторы инициативы, в числе которых оказались сенаторы Андрей Климов, Елена Афанасьева и депутат Денис Кравченко, внесли три поправки, но они, по словам астрофизика Сергея Попова, практически никак не изменили смысл первоначального документа. Вице-президент РАН Алексей Хохлов рассказал, что замечания президиума Академии наук тоже проигнорировали.

Что будет с музыкальной индустрией, если закон все же примут?

Главная проблема заключается в том, что текст законопроекта не дает понять, насколько сильным будет контроль просветительских инициатив со стороны государства в случае принятия закона.
 

«На данный момент законопроект содержит только общие положения о том, что порядок, условия и формы ведения просветительской деятельности, а также контроля за ней, устанавливаются правительством Российской Федерации. Стоит отметить, что в отличие от принятия закона, процесс принятия актов правительства РФ (именно актами правительства будут регулироваться порядок, условия и формы осуществления просветительской деятельности, а также порядок контроля за ней. — Прим. «ИМИ.Журнала») не настолько открыт и публичен. Таким образом, на данный момент неясно, усложнит ли изменение закона об образовании деятельность просветителей».

Прогнозы и опасения

Несмотря на то, что пока рано говорить о масштабе вмешательства государства в просветительскую деятельность, есть основания полагать, что в случае с музыкальной индустрией новый законопроект может затронуть лекции (об артистах, жанрах, истории музыки), мастер-классы и даже образовательные блоги.

Кроме того, остается открытым вопрос, какую деятельность в сети можно считать просветительской и относится ли к ней, например, телеграм-канал с рецензиями на свежие релизы или подкаст, рассказывающий о направлениях в электронной музыке. 

Под удар могут попасть и организаторы публичных дискуссий, интернет-проекты, музыкальные медиа, работающие в форме НКО.

На первый взгляд, кажется, что новый законопроект может затронуть только тех представителей индустрии, которые заняты образованием в сфере музыки. Однако артисты тоже могут попасть под удар, даже несмотря на то, что никаким просвещением они не занимаются.

Критики инициативы уверены, что новые нормы затронут прежде всего тех, кто негативно высказывается о власти. Это означает, что музыканты с оппозиционными взглядами вполне могут столкнуться с ограничениями, связанными с их внеконцертной деятельностью; участие таких артистов в образовательных проектах и публичных дискуссиях может быть затруднено. Основания для таких опасений заложены в тексте законопроекта — невнятном и размытом, а значит, способном охватить значительный круг представителей индустрии.

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии