Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

Как статус «иностранного агента» меняет жизнь музыканта

Разбираем кейс артиста Face вместе с юристом
Источник: соцсети артиста
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/547/image/article-c27b10daaa9d76c38294477354160c14.gifЮля Рябова2022-04-13T18:05Разбираем кейс артиста Face вместе с юристом

8 апреля рэпера Face объявили СМИ-«иностранным агентом» — это первый случай, когда музыканта внесли в соответствующий реестр Минюста. Сам Face, на момент получения статуса «иноагента» покинувший страну и удаливший музыку из российских стримингов, в своих соцсетях отметил, что быть первым «рэпером-иноагентом» — огромная честь и показатель того, что он «все делает правильно». Станет ли эта история прецедентом для музыкальной индустрии и как «иноагентская» маркировка меняет жизнь артиста? «ИМИ.Журнал» поговорил с управляющим партнером юридической фирмы «Марков &  Мадаминов» Сергеем Марковым о том, какие ограничения этот статус накладывает на выпуск релизов, можно ли считать получение денег от зарубежных стримингов «иностранным финансированием» и как давать концерты, если вы — СМИ-«иноагент». 


Кто такой «иностранный агент»? 

Понятие «иностранный агент» появилось в российском законодательстве десять лет назад — согласно принятым в 2012 году изменениям в Законе «О некоммерческих организациях» иностранным агентом могла быть признана НКО, которая участвует в политической деятельности в России и при этом получает финансирование или имущество от иностранных организаций или граждан. 

В 2017 году «иноагентство» коснулось Закона о СМИ: согласно его новой редакции любое иностранное СМИ, которое получает финансирование или имущество от иностранных органов или граждан, может быть признано «иногентом». Спустя два года были приняты поправки: в новой версии уточнялось, что теперь статусом СМИ-«иноагента» могут быть наделены юридические и физические лица, если они распространяют материалы СМИ-«иноагентов» или участвуют в их создании и одновременно получают финансирование из-за рубежа либо от самих СМИ-«иноагентов». 

Кроме того, согласно российскому законодательству, статусом «иноагента» могут наделить незарегистрированные общественные объединения (как, например, правозащитный медиапроект «ОВД-Инфо», признанный «иноагентом» 29 сентября 2021 года) и физлица напрямую — без маркировки СМИ. 

28 декабря 2019-го в реестр СМИ-«иноагентов» попали первые физлица — правозащитники, журналисты, художники. 8 апреля 2022 года в реестре Минюста впервые оказался музыкант — статус СМИ-«иноагента» появился у рэпера Face (настоящее имя — Иван Дремин). 

Почему Face получил статус СМИ-«иноагента», а не физического лица-иностранного агента?

Управляющий партнер юридической фирмы «Марков & Мадаминов» Сергей Марков предполагает, что причина в том, что присвоить статус СМИ-«иноагента» проще.

Для признания СМИ-«иноагентом» достаточно распространять публично какую-то информацию и получать любые иностранные деньги — цель получения таких денег не имеет значения.

Признать же кого-то физическим лицом-«иностранным агентом» несколько сложнее. Для этого необходимо доказать, что человек:

  • Занимается в России политической деятельностью и/или целенаправленным сбором сведений, которые не являются государственной тайной, но «при их получении иностранным источником могут быть использованы против безопасности Российской Федерации». Перечень таких сведений утвержден ФСБ РФ. 
  • Занимается такими вещами в интересах и «под воздействием» иностранцев и/или апатридов (лиц без гражданства. — Прим. «ИМИ.Журнала») — иными словами, действует не сам по себе и, например, получает иностранное финансирование именно в этих целях, а не просто так.

Что значит объявление Face СМИ-«иноагентом» для музыкальной индустрии? 

Сергей Марков считает, что рассматриваемый кейс нельзя назвать чем-то необычным в текущих условиях — он идеально вписывается в русло проводимой политики и представляет собой пример последовательного проведения законодательства, в которое изначально заложены «каучуковые» формулировки с расчетом на возможность их политически мотивированного толкования и применения.

В «иноагентском» регулировании, по словам Сергея, важна не четкость терминов, а, напротив, их размытость и несогласованность с системой права в целом: «Основной смысл правовых институтов, особенно в континентальной правовой системе (где главную роль играют законы, а не судебные решения), к которой с рядом оговорок относится и Россия, заключается в предоставлении людям возможности планировать свои действия. Чтобы быть законопослушным гражданином и предугадывать возможные последствия своих поступков, вы должны более-менее четко понимать границу между разрешенным и запрещенным, желательным для вас или нет. Сейчас эти юридические границы истончены — вы можете даже понимать юридическую суть регулирования и видеть красные линии, но нет никакой гарантии, что правоприменитель смотрит на них вашими глазами. С большой вероятностью он окажется более зорким, чем вы».

Анализируя кейс Face, Сергей приходит к неутешительным выводам: «Если все-таки пытаться сформулировать значение этого прецедента для музыкальной индустрии, я скажу так: музыкальной индустрии нужно понимать — неприкасаемых нет».

Может ли получение денег от зарубежных стримингов и дистрибьюторов считаться «иностранным финансированием»?

Да. Иностранным финансированием считается получение любых денег «иностранного» происхождения, в том числе через российские лица. Поэтому найти иностранное финансирование можно даже в том случае, если сам «иноагент» о нем никогда не слышал. «Очевидно, что реально отследить изначальное происхождение денег, полученных на свой расчетный счет, невозможно. Даже если это в каких-то случаях это можно сделать в теории, вряд ли кто-то фактически готов нести издержки на такое расследование», — говорит Сергей Марков. 

Могут ли опубликованные треки считаться материалами, достаточными для признания артиста «иноагентом»?

Важно понимать, что хоть регулирование «иноагентства» и содержится в Законе РФ «О СМИ», сами нормы, по сути, никак не согласованы с нормами, определяющими применение закона, — такими понятиями как «средство массовой информации» и требованиями, которые к ним предъявляются. 

В российском медийном законодательстве отсутствует определение терминов «сообщения» и «материалы», поэтому остается руководствоваться только определением «массовой информации», которое содержится в Законе РФ «О СМИ». Массовой информацией считаются печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы, предназначенные для неограниченного круга лиц . Соответственно, единственный критерий для Минюста, по словам Сергея Маркова, — проявление доступной неограниченной публике информации в какой-то объективно воспринимаемой форме: пост в соцсети, трек в стриминге и так далее. Содержание информации, при этом, не имеет никакого юридического значения.

Артиста объявили СМИ-«иноагентом». Что меняется в его жизни?

Статус «иноагента» накладывает на музыканта ряд обязательств. В первую очередь, в течение месяца со дня признания физлица СМИ-«иноагентом» гражданин должен сообщить Минюсту об учрежденных им ранее (до момента получения статуса) юридических лицах. Если таких лиц нет, он обязан также в течение месяца учредить юридическое лицо и уведомить о его создании Минюст.

Получив информацию об учрежденном юридическом лице, Минюст, также признает это юрлицо СМИ-«иноагентом» и внесет его в тот же самый перечень. 

После этого физлицо как «иноагент» и юрлицо как «иноагент» обязаны:

  • Проводить обязательный аудит годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности — это делают только юрлица
  • Предоставлять в Минюст документы, содержащие отчет о своей деятельности и о персональном составе руководящих органов, документы о целях расходования денежных средств (в том числе полученных от иностранных источников) и использования иного имущества, об их фактическом расходовании и использовании, а также аудиторское заключение по итогам аудита своей годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности 
  • Раз в полгода размещать в интернете в публичном доступе или представлять российским СМИ для публикации отчет о своей деятельности, в том числе сообщать о целях расходования денежных средств, в том числе полученных от иностранных источников.

Какие ограничения на выпуск контента накладывает на музыканта статус «иноагента»? Нужно ли вносить правки в уже опубликованные треки и видео?

Единственное ограничение, которое появляется у музыканта при выпуске любого контента, — безусловная необходимость маркировки нового контента длинным дисклеймером «Данное сообщение (материал) создано и/или распространено…».

Отвечая на вопрос о необходимости внесения изменений в уже опубликованные треки, видео и посты, Сергей Марков отмечает, что есть некоторые нюансы: «На первый взгляд, согласно статье 54 Конституции, „никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением“. Формальное следование этой логике подсказывает очевидное решение — если контент опубликован до получения „иноагентского“ статуса и, тем более, до принятия закона „об иноагентах“, бояться, что вас привлекут к ответственности, не нужно.

Однако, в судах мы встречаемся с другой — утилитарной — логикой правоприменения. При таком подходе публикация контента расценивается не как одномоментное действие, а как длящееся. Это позволяет сказать „раз сейчас информация доступна публике, то ее размещение продолжается уже после получения нового статуса“. Значит, можно законно выписать штраф.

Поэтому вопрос о внесении правок в ранее опубликованный контент зависит от склонности конкретного человека к риску: готов ли он бороться за свою правду, или скорее подстелит себе соломку».

Какие ограничения статус «иноагента» накладывает на концертную деятельность музыканта?

Как таковых ограничений на выступления, распространение билетов и размещение афиш у СМИ-«иноагента» нет, но есть дополнительные сложности. Для концертной деятельности, по сути, единственный юридически важный вопрос — нужно ли размещать дисклеймер, а если нужно, то как сделать это правильно. 

«Для разъяснения правил применения закона в отношении публикаций в интернете Роскомнадзор выпустил не один пресс-релиз, а также специальный приказ о правилах размещения иноагентской маркировки — разных для текстов, видео и аудио. Но концертная деятельность по своей сути другая и существующие разъяснения и правила, если и можно применить к ней, то с очень большими натяжками. Здесь возникает много вопросов, ответы на которые нужно искать применительно к каждому конкретному случаю. Например, в ситуации, когда иноагент выступает на концерте под открытым небом со свободным доступом публики, критерий распространения сообщений и материалов для „неопределенного круга лиц" точно соблюдается. А если это концерт в клубе по билетам?

Для проведения концертов пока что нужно руководствоваться тем, что есть и предугадывать возможные риски. То же самое касается оформления афиш, билетов, выпуска мерча и прочей деятельности артиста.

Другие проблемы могут возникнуть в связи с нежеланием площадок предоставлять возможность выступления иноагенту, но это уже не совсем юридический вопрос», — резюмирует Марков.  

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии