«Пинок под одно место»: российские музыканты — о появлении в их жизни детей

«КДИМБ» на фестивале «Бессонница/Insomnia» (2018) с Соней, дочерью вокалистки Яны Смирновой. Фото: Роман Ведьмаков

Может ли музыкант менять ребенку памперсы, оставаясь рок-звездой? Как сочетать семейную жизнь и творчество? Появление ребенка — это конец свободной жизни или начало нового продуктивного этапа? «ИМИ.Журнал» поговорил с российскими музыкантами, у которых есть дети, чтобы выяснить, что привнесли в жизнь артистов малыши — и чего недосчитались исполнители после пополнения в семье.

Текст: Николай Грунин

Перерывы в карьере и бытовые сложности

В феврале соосновательница группы «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки» Яна Смирнова объявила об уходе из коллектива. В большом посте во «ВКонтакте», объяснявшем это решение, Яна рассказала о творческих разногласиях с другими участниками группы, в том числе с ее лидером Иваном Смирновым, мужем артистки. В качестве главной причины, по которой певица решила покинуть группу, Яна указала «нехватку времени на важное лично для меня». 

К тому моменту «КДИМБ» исполнилось 11 лет, и 7,5 из них роль вокалистки Яна совмещала с обязанностями мамы дочери Сони — «не считая беременности, которая тоже прошла на сцене, на записи и так далее».

В беседе с «ИМИ.Журналом» Яна призналась, что одной из важных причин ее ухода со сцены стал ребенок. Впрочем, на семейную жизнь Смирновой такое решение повлияло благотворно.

«Мама в группе и папа в группе — это, как правило, две разные истории. Как мама я сильнее мужа переживаю за то, как ребенок засыпает без нас, что он завтра наденет, сделаны ли уроки, как отвезти его на кружки, — и это естественно. Когда папа занят в той же группе, что и ты, сменить маму он не может. Помогают бабушки и дедушки. Ванька — суперпапа и всегда им был. И все-таки сейчас, когда мы занимаемся творчеством врозь, многие бытовые мелочи стали очевиднее, нам стало легче друг друга поддерживать и меняться местами», — рассказала экс-вокалистка «КДИМБ».

По словам Яны Смирновой, остаться «поющей мамой» для нее было крайне сложно еще и по финансовым причинам.

«Я думала про Arcade Fire, с которыми нашу команду часто сравнивали музыкальные критики, — ведь у [лидеров группы] Вина и Реджин есть ребенок и они продолжают вместе играть. Насколько я слышала, они возят ребенка с собой на гастроли в специальном фургоне. Для этого нужны огромные деньги — мамки, няньки, чтобы все были вокруг тебя, только бы ты, продолжая концертную жизнь, не разлучался с ребенком. Такая история для маленькой независимой российской группы — это утопия», — отметила музыкант.

Как бы то ни было, уход из проектов ради воспитания детей не обязательно подразумевает полную смену интересов и сферы деятельности. 

Лидер ростовских групп Motorama, «Утро», «Лето в городе» и «ТЭЦ» Влад Паршин, чья супруга Ирина долгое время играла в его проектах, говорит, что с самого начала предполагал: после рождения сына Михаила жена покинет концертный состав — но временно. Михаилу сейчас 4,5 года, его мама работает менеджером группы. 

«Ира занимается организацией наших концертов и другими делами, которые можно делать удаленно. Для нас воспитание ребенка и общение с ним важнее, чем музыка. Музыкальные дела всегда можно отложить, перенести, а принимать участие во взрослении ребенка нужно обязательно», — рассказал Влад Паршин.

Влад Паршин с женой Ириной и сыном Михаилом. Фото из личного архива

Основательница Alai Oli Ольга Маркес отметила, что рождение первого сына Ежи 6 лет назад изменило ее жизнь, дав возможность поставить работу в группе на паузу и попробовать что-то еще (сегодня Маркес возглавляет успешный бизнес-проект «Секта»). 

«До появления в моей жизни сына мне не хватало реализации в других сферах. Рождение первого ребенка помогло вновь освободить мою музыку. В моей жизни осталось ровно столько музыки, чтобы она не замыливалась, не была чем-то на автомате», — отметила вокалистка Alai Oli.

Ударник Пелагеи и Bordge Даниил Оплачкин назвал рождение дочери Лики, которой сейчас 8 месяцев, классной возможностью стать сильнее. Музыкант признал, однако, что после появления ребенка «личной жизни не стало». 

«Я верю в знаки и удивительные стечения обстоятельств. Мы с женой Ксюшей вместе уже 9 лет и никогда даже не думали о детях. Но в какой-то момент у нас произошла беседа, в ходе которой мы осознали, что если вдруг — мы это выдержим, мы готовы, мы повзрослели. Как только мы об этом поговорили — прошла пара дней, не больше, — я приезжаю с репетиции и обнаруживаю дома заплаканную жену», — отметил музыкант.

Даниил отметил, что для него дети — это серьезная проверка на прочность и силу духа. 

«Здесь раскрываются все качества — что в тебя вложили родители, что ты сам почерпнул в процессе взросления. Это момент, когда из юноши превращаешься в мужа: тут нет времени чему-то учиться, тут война. Мы воюем, все нормально. Но буду откровенен: бабочки в животе у меня не порхают», — рассказал барабанщик.

Даниил Оплачкин с дочерью Ликой. Фото: Ксения Оплачкина

Лидер «Сансары» Саша Гагарин — отец двух дочерей: Марго 18 лет, Мирославе — 10. Музыкант заявил, что, по его наблюдениям, многие пары спотыкаются о вопросы быта. Впрочем, личный опыт позволяет Гагарину относиться к таким вопросам философски. 

«Память естественным образом стирает весь негатив, большинство моментов помнятся радужными, счастливыми и единственно возможными», — рассказал артист.

Влияние детей на творческий процесс

«С детьми время выкристаллизовывается, ты перестаешь его тратить на всякие пустяки — просто сразу понимаешь, что самое главное. Человек становится активнее: у многих моих друзей после рождения детей появились дома и машины», — поделилась Яна Смирнова. 

«С музыкой такая же история: когда родилась Соня, мы с Ваней стали больше песен писать вместе, это были композиции для альбома „Кики“. Наличие малыша создавало уют и необходимое пространство для семейного общения, в том числе музыкального», — рассказала артистка.

По мнению Влада Паршина, появление ребенка помогло ему больше ценить время, а также позволило работать максимально эффективно при подготовке к концертам или работе в студии. 

Певица Сабрина Багирова сравнивает родительство с «пинком под одно место», но рекомендует при этом не путать родительство с мученичеством. 

«В обществе бытует мнение, что с появлением ребенка нужно полностью изменить образ жизни. Я считаю, что жертвовать собой в том объеме, в котором это делают многие наши соотечественники, не совсем правильно», — поделилась Сабрина.

Трехлетнего сына Соломона певица называет соавтором своих песен.

Сабрина Багирова с сыном Соломоном. Фото из личного архива

Другие собеседники «ИМИ.Журнала» заявили, что появление ребенка временно затормозило их творчество.

«Что я перестала делать — так это писать», — отметила основательница группы «Обе Две» Катя Павлова, мама девятимесячной Агнии. 

«Я понимаю, что у меня это связано в первую очередь с грудным вскармливанием: просто не могу позволить себе роскошь надолго отлучиться из дома, ведь каждые три часа нужно кормить ребенка. Может, мне и хватило бы трех часов, но пока в голове есть определенный блок. Впрочем, я уверена, что это временно, потому что какие-то небольшие вещи уже пробиваются», — рассказала Павлова.

Лидер RSAC Феликс Бондарев вспоминает, что за полтора месяца до появления сына Демьяна в 2018 году у него «открылся поток»: музыкант каждый день что-то записывал, предчувствуя «конец эпохи». 

«За то время, что сын ползает и ходит по нашей планете, я ничего еще не написал в плане лирики и текстов», — поделился Бондарев. 

Воспоминания о «писательском блоке» сохранились и у Саши Гагарина. 

«Помню, когда родилась старшая дочь, я не написал за полгода ни одной песни. Видимо, понадобилось время, чтобы оглянуться вокруг и понять, что изменилось в картине мира, осознать произошедшее», — заявил лидер «Сансары».

Впрочем, позже Саша нашел вдохновение в неожиданном месте — его версия песни «Отряд не заметил потери бойца» для недавнего трибьюта «Гражданской обороне», по словам артиста, родилась из колыбельной, которую он пел сначала старшей, а потом младшей дочери.

Сразу несколько песен певицы Саши Виноградовой («Полно», «Чистый ток», «Океан») также родились из импровизированных колыбельных, которые она пела дочке Марте (сейчас ей 4,5 года). В разговоре с «ИМИ.Журналом» Саша отметила, что, когда появился ребенок, ей захотелось отойти от инди-рока и альтернативы и начать сочинять композиции с минималистичным звучанием. 

Саша Виноградова с дочерью Мартой. Фото из личного архива

Электронный музыкант Антон Маскелиаде рассказал, что после того, как его годовалый сын Марк начал ходить и сваливать все вокруг, появилась необходимость закрепить стоявшие в комнате гитары и банджо. В итоге Маскелиаде просто привязал их к стене проводами. 

«Теперь мне сложно каждый раз их раскручивать, ставить назад. Из-за этого новые треки я пишу практически исключительно с использованием электронных инструментов», — рассказал Антон.

Дети и концерты

Многие курьезные и запоминающиеся истории, связанные с детьми, происходили у собеседников «ИМИ.Журнала» в преддверии концертов и во время выступлений. 

Катя Павлова рассказала, что первый концерт сыграла уже через месяц после рождения дочери. 

«Я нацедила молока и улетела в Пермь. Для меня тогда стало потрясением ощущение возвращения собственного тела. После того как ты долгие месяцы живешь огромной огненной планетой, а потом возвращаешься к своим формам и можешь ими еще и владеть… Я запомнила эту огромную энергию, которой не было до этого. А еще я помню концерт в Одессе во время штормового предупреждения. Я играла на сцене, а мой муж Женя стоял с Агнией в рюкзаке, замотавшись в плед. Она мирно спала весь концерт, несмотря на то что ее папа танцевал, а вокруг было очень шумно и хлестал дождь. Когда такие вещи происходят с тобой, это самые трогательные моменты жизни, пересказать это невозможно», — поделилась вокалистка «Обе Две».

Катя Павлова с дочерью Агнией. Фото: Лана Павлова

Впрочем, не все дети настолько терпеливы. Саша Виноградова поведала, как однажды взяла дочь Марту на концерт и посадила ее в первом ряду. В результате после каждой песни девочка спрашивала: «Мам, ну все?»

Яна Смирнова вспомнила о наиболее тяжелом моменте, когда в ее жизни соприкоснулись музыка и материнство. 

«Соне было чуть больше полугода, она еще была на грудном вскармливании, а нас пригласили в Питер на сольный концерт. Когда мы садились в такси на вокзал, у меня внезапно начался лактостаз — это заболевание кормящих мам, очень неприятное и сопровождающееся высокой температурой. У меня конкретно было 39, и временами нельзя было даже пошевелить руками — до того было больно. Отменить концерт — это неустойка, купленные на 10 человек билеты туда и обратно, две группы на разогреве… Мы рискнули. У меня есть убеждение, что сцена лечит. Да, потом ты сойдешь с нее и, возможно, рухнешь, но пока ты на ней — ты все равно немножечко сверхчеловек», — рассказала экс-вокалистка «Дивизии». 

Гипотеза Яны о целительном свойстве сцены оказалась верной.

«Я прыгала, устраивала дичь — как обычно. А после концерта сразу пошла на поправку. Гораздо сложнее, когда ко времени концерта заболеваешь не ты, а ребенок. В таких случаях группа чекалась без меня, а потом чудом всегда находился кто-то, кто был готов подвезти нас после выступления», — отметила Смирнова.

Музыкальные династии

Многие герои этой публикации заявили, что хотели бы, чтобы дети в будущем поддержали их интересы, причем не только музыкальные.

«Я жду, когда вырастет друг, который разделит со мной увлечение футболом. Ведь во взрослом мире собраться поиграть в футбол, к сожалению, нереально», — отметил Феликс Бондарев. 

View this post on Instagram

👉🏻💔👈🏼

A post shared by Felix Bondarev | RSAC (@felixbondarev) on

Некоторые собеседники «ИМИ.Журнала» признались, что поддержат детей в занятии музыкой. 

Старшая дочь Саши Гагарина Марго Лебедева уже записывает дебютный альбом. 

«Ее проект называется „О! Марго“. Я много раз пытался анализировать, действительно ли это ее выбор, а не продолжение какого-то моего взгляда, но, похоже, отчетливой трансляции здесь все-таки нет. Сама все пишет, сама ищет деньги. Я с удовольствием отмечаю, что мои советы осмысливаются Марго в том числе и критически. Мы в свое время начинали много печальнее. Наши первые треки с ее творчеством не сравнить», — поделился Гагарин.

Саша Гагарин с дочерьми Марго и Мирой. Фото: Евгений Литвинов

Яна Смирнова — сама дочь музыканта, лидера группы «Манго-Манго» Андрея Гордеева. Она не понаслышке знает, каково быть ребенком популярного артиста.

«Я выросла за кулисами и, кажется, никому не мешала. Часто бывало, что папа не успевал присутствовать на каких-то семейных праздниках: он зарабатывал музыкой, и, когда обычные люди отдыхали, у него начинался самый чес. Это не особенно травмировало меня. Но когда папина группа была на слуху в середине 1990-х, вся школа про это знала, и мне доставалось много лишнего внимания. Новеньким меня могли показать как достопримечательность: „"Таких не берут в космонавты" знаешь?“ Потом, когда я перешла в другую школу, факт моего родства с лидером „Манго-Манго“ пришлось скрывать», — рассказала Смирнова.

По словам экс-вокалистки «Дивизии», отец всячески пытался оградить ее от музыки, считая, что для девочки это весьма опасный мир.

«В результате в музыкальную школу я пришла очень поздно, когда сама уже подростком начала бренчать на гитаре. Меня прослушали и сразу посадили в один из старших классов, где маленькие дети угадывали музыкальные интервалы по щелчку пальца. Рядом с ними я себя ощущала полным нулем. Сейчас общаться с папой о музыке стало очень круто. Недавно я была у него в гостях, показывала свои идеи — здорово говорить с ним на одном языке», — поделилась Яна.

Сейчас артистка готовит новый музыкальный проект, а их с Иваном дочка ходит во второй класс и учится играть на ударных. 

«Соня уже большая и в моем сольном становлении оказывает мне большую поддержку. Я даже показываю ей «рыбы» песен, и она оценивает: „Это скучновато, а вот это круто, включи еще, я буду танцевать!“ Очень здорово иметь такого другана!» — отметила Смирнова.

Советы музыкантам с детьми

В ответ на просьбу «ИМИ.Журнала» дать совет музыканту, который готовится к появлению ребенка, Ольга Маркес заявила, что с одним ребенком «вообще можно спокойно продолжать жить жизнью, которой жил до этого» (сейчас Ольга воспитывает троих сыновей: помимо старшего Ежи, это 4-летний Мирон и полугодовалый Роман). 

 «Дети никак не стеснят вас, если вы сами этого не хотите», — добавила Маркес.

Ольга Маркес с сыновьями Ежи, Мироном и Романом. Фото из личного архива

Яна Смирнова считает, что у детей и творческих людей много общего, поэтому у малышей можно учиться открыто воспринимать мир и пробовать все на свете.

«Самая главная продуктивная познавательная деятельность ребенка — это игра. А человек творческий — это тоже Homo ludens, „человек играющий“, ведь мы играем на инструментах, играем в музыку. Рядом с Соней я все время возвращаюсь к этой мысли», — рассказала экс-вокалистка «Дивизии».

Катя Павлова отметила, что, какие бы бытовые сложности ни случались, главное — держаться друг друга, быть командой и более чуткими друг к другу. 

«Если в первый год жизни ребенка придавать этому особое значение, все будет хорошо», — заявила лидер «Обе Две». 

Антон Маскелиаде поделился более практичными советами.

«Наличие финансовой подушки может здорово сэкономить время — например, не тратить его на готовку еды, а заказывать уже готовую. Не израсходовать себя полностью помогает своеобразный рехаб — в течение дня я выделяю время на то, чтобы порубиться в Quake», — рассказал музыкант. 

Феликс Бондарев отметил, однако, что с появлением ребенка о личном времени стоит забыть.

Саша Гагарин посоветовал в прямом смысле почаще опускаться на один уровень с маленькими детьми и не стесняться вовлекать их в творчество.

«Много разговаривайте с детьми, даже пока они не могут вам ответить. Если вы вынуждены дома заниматься музыкой, включайте в это ребенка, объединив с игрой. Рыбак принесет домой запах рыбы, а мы — мелодии и слова. Детям не важно, чем именно вы занимаетесь, им важно внимание, чувствовать себя частью процесса. А когда ребенок станет чуть старше и сможет вам отвечать, совет один — быть ему не родителем, а другом», — рассказал лидер «Сансары».

По мнению Гагарина, важно отменить в общении с ребенком любые концепции и установки. Впрочем, есть ограничения, которые музыкант все-таки соблюдает.

«Дети никогда не видели меня пьяным. Навеселе видели, но „в хлам“ — никогда. Можно сказать, что это позиция. Даже сейчас, когда дочь стала взрослой, мне сложно. Не знаю зачем, но я до сих пор сильно себя контролирую. Дочь сама говорит: „Папа, перестань, расслабься“. А я уже не могу», — подытожил артист.


Подписывайтесь на ИМИ в социальных сетях:

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Instagram

Читайте также