Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/500/image/article-774ab04f1e2de28cbe9bc39504b0f3bb.jpgКристина Сарханянц2021-12-17T14:50Кто и как создает музыку для подкастов в России«Мы привыкли, что подкасты — как радио в интернете»
«Мы привыкли, что подкасты — как радио в интернете»
Кто и как создает музыку для подкастов в России
Источник: unsplash.com/@convertkit

«Мы привыкли, что подкасты — как радио в интернете»

Кто и как создает музыку для подкастов в России
Источник: unsplash.com/@convertkit

Подкастинг в России активно развивается: за последние несколько лет появилось немало и авторских DIY-проектов, и продуманных на несколько сезонов вперед подкастов с большим бюджетом и командой. Все их объединяет одно: почти в каждом шоу есть музыка, будь то открывающий и закрывающий джингл, отбивки внутри эпизода или фоновое музыкальное сопровождение. ИМИ расспросил трех профессионалов из этой индустрии — продюсера, звукорежиссера и ведущего — о том, какая музыка востребована в подкастах, по каким законам они существуют и развиваются, что происходит в этой области с правами и отчислениями и как можно продвигать и монетизировать свою музыку через подкастинг.


Виктор Давыдов

Монтажер и композитор студии «Техника речи», автор музыки к нескольким подкастам «Медузы» (издание признано Минюстом РФ иностранным агентом)

Антон Вагин

Музыкант, соведущий подкаста «Всякая годная попса»

В чем особенность подкастов?

Эмма Барсегова: Подкаст как медиум и как жанр высказывания — это звук, разбитый на две составляющие: голос и музыку. Оба элемента невероятно важны как для ощущений слушателя, так и для самого формата: за счет баланса между ними выстраивается общий тон проекта, драматургия и композиция эпизода и целого сезона.

Но для качественной работы со звуком бывает недостаточно просто хорошего микрофона и тихой комнаты. Долго слушать только голос достаточно сложно. Можно провести аналогию с лекцией: даже если смысл вам интересен, долго концентрироваться на речи лектора тяжело. Конечно, есть нюансы: у людей отличаются способы восприятия информации, а также степень вовлеченности и концентрации. Но практика показывает, что среднестатистическому слушателю скучно следовать за голосом продолжительное время: сама речь обычно не дает сильных эмоций и ощущения связной и динамичной истории.

Поэтому при создании эпизода важно почувствовать, когда запись перестает работать и нужно дополнительно простимулировать слушателя — например, отбивкой или дополнительными элементами вроде саунд-дизайна. Если по сюжету герою в дверь неожиданно стучат, можно добавить такой стук в аудиальное оформление. Саунд-дизайн дает красочность и позволяет удерживать вовлеченность слушателя. Поэтому подкастеры следят не только за текстом, но и за количеством и расположением отбивок в выпуске, красочностью звука, шумами, длиной выпуска и прочими деталями. Что касается схемы продакшена — все довольно стандартно. Джинглы, отбивки и дизайн-оформление — дело подрядчика-звукорежиссера, чаще всего это один или максимум два человека на проекте.

Виктор Давыдов: Я сочиняю музыку для подкастов «Техники речи» и «Медузы». К настоящему моменту большинство наших подкастов были разговорными и чаще всего мне нужно было делать музыкальную заставку, которая используется в начале и конце каждого эпизода, и перебивки — обычно это производные от главной темы. В некоторых подкастах мы делаем вариации основной темы для использования внутри эпизода, например для обозначения новых смысловых частей. Таких вариаций может быть довольно много, на все случаи жизни (примеры — подкасты «Калькулятор» и «Намочи манту»).

Мне кажется, что бум подкастов — хороший шанс для музыкантов, которые вынуждены работать в других областях. Сколько этот бум продлится и лопнет ли пузырь, мы не знаем, но к этому моменту, может быть, кто-то сделает себе имя. Вообще, российский мир подкастов, с моей точки зрения, по качеству очень неравномерный — если брать качество самого контента или качество монтажа речи. Но вот музыка, мне кажется, часто звучит хорошо.

Какую роль выполняет музыка в подкастах?

Эмма Барсегова: Музыкальное сопровождение — это элемент повествования. Так, джингл в начале выпуска — это погружение в опыт прослушивания, а джингл в конце — его  завершение. Важно понимать, что ваш звук означает, даже если еще не было сказано ни одного слова.

Джингл — практически визитная карточка, и с ним можно экспериментировать, чтобы делать красивые и уникальные продукты. Например, в подкасте «Шурави» мне нравится решение с открывающими и закрывающими эпизод аккордами, которые между собой составляют единую простую мелодию с акцентом на финале. Если вырезать весь остальной выпуск и послушать только интро и аутро, получится довольно красивая композиция. Это как раз тот случай, когда джингл работает как художественная, но индустриально выверенная упаковка для опыта прослушивания.

Другой пример — звуковое оформление последнего сезона подкаста «Как в жизни», которое придумал продюсер и музыкант Алексей Зеленский. Из формальной части подкаста он сделал весьма самостоятельное высказывание. Нужно учитывать, что это брендовый контент. В коммерческих проектах часто остается мало пространства для креативного оформления и джинглы сводятся к весьма стандартизированному звучанию. Но тут все классно сработано: художественный метод удачно встретился с форматом подкаста, и получилось как минимум интересно.

Вообще, разница между индустриальными и авторскими работами, как по мне, не только в стиле разговора и качестве записи, но и в их музыкальности: вторые чаще играют с композиционными и стилистическими решениями на звуковом уровне, и мне бы очень хотелось видеть больше доверия от заказчиков к художественному видению. Мне кажется, мы слишком привыкли, что подкасты — это как радио в интернете или говорящие головы на кухне или в офисных креслах. Я верю, что этот опыт куда глубже.

Например, седьмой эпизод второго сезона подкаста «Синий бархат» разбит на шесть частей, в пяти из которых речь идет о том, что творилось в головах у приближенных к Гитлеру партийных функционеров нацистской Германии. В шестой истории мы рассказываем о додекафонической музыке (новаторская техника музыкальной композиции, созданная австрийским композитором Арнольдом Шенбергом. — Прим. «ИМИ.Журнала»). Мы пригласили для работы над этим эпизодом музыкантку и звукорежиссерку Киру Вайнштейн: к каждой истории была написана отдельная партитура, а в финальной части они сложилось в единую композицию. Мне кажется важным экспериментировать даже в политологических и исторических подкастах — показывать, на что способен медиум, с которым вы работаете.

Антон Вагин: Прежде всего для подкастов важна фоновая музыка. Джинглы и отбивки, безусловно, тоже важны, но, во-первых, их используют далеко не все, а, во-вторых, сделать их во многом проще. Это самостоятельные элементы подкаста, и, пока они звучат, чаще всего все остальное замолкает. Фон же сопровождает весь выпуск и создает настроение и атмосферу. И главное, что должно быть в фоновой музыке, — это, конечно, ее незаметность. Она ни в коем случае не должна отвлекать внимание слушателя от слов ведущих, а значит, про яркие мелодии и назойливые биты лучше забыть. С другой стороны, уходить в аморфный эмбиент тоже не обязательно, поскольку слушателям могут подсознательно запомниться даже ненавязчивые фоновые мелодии. Также не стоит брать репетитативную музыку с одними и теми же приемами и ходами: поскольку длительность подкастов часто больше 30–40 минут, такая музыка может быстро надоесть аудитории независимо от интереса к теме, которую обсуждают ведущие.

Как оформляются права на музыку?

Эмма Барсегова: В подкастах все работает так же, как в любой другой сфере, где вам нужно получить права на использование авторского контента или интеллектуальной собственности. С юридической стороны оформляется исключительное право или полное отчуждение материалов. 

По моему опыту, работа именно с музыкантами, а не звукорежиссерами, по схеме выше пока что редкий опыт для подкастинга. Если сравнивать с телевидением или YouTube-шоу, в подкастах редко встречаются легально использованные музыкальные вставки, потому что бюджет часто не позволяет купить право на воспроизведение, а музыканты не всегда рассматривают подкасты как инструмент для продвижения и пиара. Поэтому спасают друзья-музыканты, инфопартнерства и хорошие бюджеты.

Например, этим летом мы выпустили подкаст «История винила» на стримингах и на виниле. В нем мы рассказываем небольшую часть истории этого носителя, поэтому в эпизодах встречались упоминания песен от «Лилового негра» до треков N.W.A. Понятно, что хочется слышать отрывки из песен, а не только получать историческую выжимку. Когда мы занимались производством проекта, то понимали, что не сможем использовать эту музыку из-за авторского права.

Мы нашли два решения. Во-первых, чтобы сохранить интерес слушателя, наш звукорежиссер Федор Балашов сделал крутейший саунд-дизайн, задающий темп истории и ассоциативный ряд к голосу ведущего. Федор также записал для проекта трек, который стал одним из двух джинглов; вторым стала композиция Анатолия Айса, озвучившего подкаст. Во-вторых, мы создали плейлист для каждого выпуска, который оставили ссылкой в описании эпизодов. С винилом сложнее, но благо человечество додумалось до QR-кодов. Мы зашили ссылки на плейлисты в коды, которые напечатали на конверте пластинки. Элегантное решение в, казалось бы, сложной ситуации.

Антон Вагин: Ваша главная задача — сделать оригинальную музыку, которая не будет распознаваться ни одной платформой. Подкаст-платформы запрещают использовать авторам музыку других исполнителей, если они не приобрели лицензию на нее. Поэтому выбор музыкального сопровождения для подкастера та еще головная боль, ведь нужно отыскать музыку, которую не заблокируют по авторским правам. В связи с этим для подкастов стоит писать эксклюзивную музыку, которой больше нигде нет.

Сколько платят за звуковое оформление подкаста?

Эмма Барсегова: Цифры по рынку разнятся, но в среднем создание джинглов и отбивок для оформления сезона стоит от 5 до 30 тысяч рублей и выше — в зависимости  от проекта. Если проект коммерческий, ставка обычно повышается. Средняя ставка — 10–15 тысяч, но это не самые низкие расценки. Звукорежиссура выпуска, в которую входит вычищение шумов, сведение и мастеринг, может стоить от 2 до 7 тысяч. Саунд-дизайн чаще всего включают в задачи звукорежиссера, что повышает ставку от 3 до 10 тысяч в зависимости от сложности проекта. В эту экономику не заложена сама запись подкаста, которая обычно делегируется студиям. Расценки по Москве — от 1200 до 3500 рублей за час работы.

Затраты на выпуск-интервью обычно ниже, чем на выпуски-«аудиоспектакли». Мне кажется этичным повышать гонорар, как только начинается художественная работа со звуком. Поэтому, за исключением низкобюджетных проектов или дружеских договоренностей, на саунд-дизайн и музыку я выделяю больше бюджета, чем на мастеринг. В целом, чтобы правильно оценить и свой гонорар как музыканта или звукорежиссера, и бюджет на продакшен подкаста, нужно трезво оценить свои навыки, время на исполнение, а еще смотреть на четкость ТЗ, концепцию проекта и его авторов.

Антон Вагин: Подкасты в России никак не монетизируются на профильных площадках. Единственное исключение — YouTube, но далеко не все подкастеры используют его для распространения своего контента. Поэтому можно особо не рассчитывать на монетизацию выпусков с вашей музыкой. 

Монетизация возможна только в момент, когда вы передаете произведение заказчику. Схема не самая выгодная, однако музыкальное оформление подкастов стоит воспринимать прежде всего как возможность для саморекламы. Просите подкастеров озвучить ваше авторство музыки прямо в выпусках или хотя бы в описании к ним, для них это мелочь, а для вас — лишний способ заявить о себе.

Подпишитесь на рассылку

Подпишитесь, чтобы оставаться в курсе главных новостей музыкальной индустрии