Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

Музыканты, промоутеры и журналисты — о запрете концертов в Петербурге

Представители «Дикой мяты», Stereoleto, группы «АлоэВера» и другие
Источник: Ледовый дворец / newarena.spb.ru
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/333/image/article-cd5fb4630b6cfbf10532d02742612bce.jpg

27 и 28 ноября в Санкт-Петербурге состоялись стадионные концерты Басты и «Би-2». Выступления вызвали широкий общественный резонанс. «Ледовый дворец», в котором провели двухдневное шоу Басты, временно закрыли. Председателю Комитета по культуре Санкт-Петербурга, не нашедшему нарушений в шоу рэпера, объявили выговор, а губернатор Беглов запретил проводить концерты на новогодних праздниках. 

«ИМИ.Журнал» наблюдает за развитием ситуации, за обновлениями следите в нашей хронике

Что говорят о событиях в Санкт-Петербурге музыканты, промоутеры и журналисты

Генеральный продюсер фестиваля «Дикая мята» Андрей Клюкин написал в фейсбуке, что организаторы концертов и менеджмент артиста не могут обеспечить соблюдение всех рекомендаций Роспотребнадзора.

Запись вебинара Андрея Клюкина о том, как музыкальные фестивали переживают пандемию

«Невозможно залезть в голову каждому посетителю концерта и точно знать, что он ни к кому не приблизится ближе, чем на метр. Ты не можешь быть уверенным, что один из 10, 100 или 1000 зрителей не захочет снять маску или в порыве чувств вскочить с места», — отмечает Клюкин.

Продюсер считает, что претензии не должны предъявляться организаторам шоу или артистам. Он приводит аналогию с общественным транспортом:

«Вы можете себе представить, что в метро заходит проверяющий, видит человека без маски и говорит: „Так, давайте-ка все это закрывать, подайте сюда главного по метро — мы его оштрафуем и, конечно, всю эту лавочку прикроем!“ Решение кататься без маски и перчаток, прижиматься к другим пассажирам, да и вообще — садиться в общественный транспорт, покупая туда билет, принадлежит пассажиру. Как и решение идти на концерт», — говорит Клюкин.

Также продюсер отмечает, что в музыкальной индустрии занято 870 тысяч человек (по данным Ассоциации концертно-театральных и билетных организаций, 600 тысяч. — Прим. «ИМИ. Журнала») и большинство из них остались без работы. 

«Нужно или дать работать, оставляя за зрителем выбор — идти ему или нет (я, кстати, против этого решения), или поддерживать отрасль ровно так, как это происходит в Германии, Норвегии, Швейцарии, Англии», — рассуждает Клюкин.

Музыкальный обозреватель газеты «Коммерсантъ» Борис Барабанов, а также основатель компании «Светлая музыка» и фестиваля Stereoleto Илья Бортнюк соглашаются в комментариях с мнением Клюкина. 

Запись вебинара Ильи Бортнюка о кризисе в музыкальной индустрии, вызванном COVID-19

Основатель Stereoleto считает: «Организаторы и артисты все сделали правильно, но невозможно заставить каждого зрителя постоянно быть в маске, соблюдать социальную дистанцию. При этом как понять: парень с девушкой вместе живут или просто пришли компанией — соответственно, ничего им соблюдать не надо (если они живут вместе. — Прим. «ИМИ. Журнала»). При этом кто переболел — им уже нечего бояться, и они не являются распространителями вируса, а переболели, как мне кажется, уже большинство».

Илья Бортнюк пишет, что число зрителей концерта Басты было сильно преувеличено: «Все новости и посты начинались так: „25 000 поклонников плечом к плечу…“ И никто даже не засомневался: а откуда взялась цифра 25 000? Одним кликом можно выяснить, что вместимость „Ледового“ 11 300 (вместимость «Ледового дворца» — 12 300 зрителей. — Прим. «ИМИ. Журнала»), и это при 100% заполняемости — при полной стоячей фан-зоне, а на концерте было 50%, т. е. это в районе 6 000». 

В разговоре с «Медузой» Илья Бортнюк подчеркнул: «25% заполняемости [зала] с точки зрения финансовой модели не работает никак. И никакой помощи от государства мы не получили, кроме 12 тысяч рублей в течение нескольких месяцев в начале пандемии на каждого официально оформленного сотрудника. А у нас тоже работают люди, которые должны кормить свои семьи, платить по кредитам, ипотекам».

В комментариях к своему посту Андрей Клюкин выражает обеспокоенность сложившейся ситуацией: «Финал очевиден, скоро по телику: мы вам разрешили работать, но вы нормально не умеете, так что все вопросы к самим себе».

Журналист раздела «Музыка» в «Афише Daily» Владимир Завьялов пишет, что вопросы по поводу состоявшегося в Петербурге стадионного концерта нужно задавать не артистам.

«Но опять же, почему вопросы только к Басте? Ему формально разрешили провести концерты — он их провел. Зато хочется задать вопросы, например, работникам „Ледового дворца“: почему при пятидесятипроцентной посадке люди кучковались друг с другом? Почему большинство сидело без масок?»

Владимир Завьялов формулирует вопросы не только к площадке, но и к властям.

«Почему законодательные акты об ограничениях написаны настолько непонятным языком, что и новостным редакторам, и работникам индустрии приходится прибегать к услугам юристов, чтобы они растолковали эти акты? Почему местные власти штрафуют и закрывают одни клубы, но при этом продолжают работать и даже спокойно открываются другие? Почему крупная площадка не может получить субсидию от государства только из-за того, что снимает помещение в субаренду, а не в аренду? Почему действуют издевательские полумеры с ограничениями в 25% зрителей — когда работники индустрии в один голос говорят, что провести концерт в таких условиях нерентабельно? Почему, в конце концов, площадки получают 12 тысяч рублей на фоне мощной поддержки театров?»

После сообщений о возможных нарушениях на концерте Басты Сергей Шнуров опубликовал у себя в инстаграме едкое стихотворение, адресованное рэперу. Баста отреагировал на выпад музыканта. Второго декабря Шнуров выложил пост, в котором осудил людей, посетивших концерт Басты, и отметил, что «не самые далекие люди в пандемию пойдут на массовые мероприятия».

Солистка группы «АлоэВера» Вера Мусаелян высказала противоположное мнение о концертах в период пандемии.

«Концерты дают эмоции, дают движение. Люди натерпелись за этот год, им плохо, одиноко, страшно, непонятно, у большей части из них нет поддержки, уже нет внутренних ресурсов и сил. Во время войны артисты ездили по гарнизонам, давали концерты, пели песни, потому что только так у тебя появляются силы», — поделилась Мусаелян.

Рассуждая о вероятных нарушениях со стороны зрителей, артистка отметила: «Наверно, кто-то снимал свои маски [на концерте]. Это про личную ответственность каждого».

За тем, что происходит с концертами во время второй волны COVID-19, следите в нашей хронике. 

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии