Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

«Завет-2020»: манифест Игоря Банникова о новейшей музыкальной журналистике

Иллюстрация: Элла Довнар
14 октября 2020

14 октября 2020

Автор телеграм-канала «Банька-Парилка», руководитель «Афиши Видео» и поп-культурный эксперт Игорь Банников весной опубликовал правила общения музыкантов и журналистов — по мотивам конфликта рэпера zavet’а и «Афиши Daily». Артисту не понравилось, как издание отредактировало его комментарий. «ИМИ.Журнал» публикует манифест Игоря, закрепляющий не только принципы коммуникации медиа и артистов, но и законы современной музыкальной журналистики в целом. По мнению автора, текст пригодится всем, кто исследует музыку и рассказывает о ней. 

Это программное заявление новой музыкальной критики, приравнивающее ее к искусству и задающее новые нормы поведения журналиста в мире современных медиа.

В 2015 году музыкальная журналистика в России окончательно умерла и взывала к воскресению. В те годы ее замордовали до полусмерти красивыми эпитетами и непотизмом. В результате мы увидели оскудение журналистской практики и падение бастионов музыкальных медиа. Русскоязычная музжурналистика последние пять лет находится в жуткой стагнации: не появляется новых важных имен, а тексты не прогрессируют, преимущественно повторяя достижения старых авторов. Мы все впали в зависимость от звезд и громких событий. Текущая журналистика обслуживает их, как авангардисты большевиков в 1920-х. 

Развитие соцсетей и мессенджеров привело к ренессансу и невиданной демократизации журналистики. Сейчас писать тексты о музыке может каждый. И поэтому важно вывести общую формулу профессионального поведения, чтобы вновь зарождающаяся культура музыкальной критики не рухнула под тяжестью коррупции и неопытности. Пришло время переломить эту ситуацию и задать новую точку отсчета для новейшей русскоязычной журналистики. Для этого я сделаю две вещи: изложу проблемы журналистики настоящей и предложу манифест журналистики будущего.

Согласно «Завету-2020», музыкальная журналистика — это не обслуга! «Завет-2020» выступает против конформности и попустительства в музыкальной журналистике, попирая заветы журналистов прошлого десятилетия и выдвигая набор непреложных правил для героев нового времени.

Музыкальная журналистика — такое же искусство, как и сама музыка

Проблема

Журналистика часто воспринимается как приложение к чужому творчеству. «Вот артисты творят и создают настоящее искусство, а вы просто паразитируете на этом». Я регулярно слышу от окружающих, что журналист не создает ничего ценного, и видел немало коллег, разочаровавшихся в своей профессии и жаждавших заниматься «настоящим» искусством. «Вот музыкальный альбом — это продукт творчества, а рецензия лишь объясняет его». 

Из-за ошибочного представления о современной журналистике авторы — в общественном сознании — предстают обслугой инфоповодов, да и из-за некомпетентных писак создается впечатление, что журналист не может создать ничего значительного, что имело бы ценность в отрыве от субъекта его материала. Но это далеко не так. Все зависит исключительно от подхода и мироощущения того или иного журналиста.

Решение

Журналистика тоже может быть искусством, в зависимости от того, какие тексты вы пишете. Если вы лишь обозреваете альбомы, рассказывая об их звучании, то вы — простой музыкальный критик. Но если вы вкладываете в свои тексты более широкий смысл и используете заданную тему в качестве отправной точки, то вы автоматически превращаетесь в то, что раньше называлось гордым словом «публицист», или как минимум в Льва Рубинштейна (поэт, концептуалист, журналист. — Прим. «ИМИ.Журнала»). 

Иными словами, сборник ваших рецензий посмертно издадут, только если вы писали действительно прорывные тексты на ощупь и, может быть, имели честь при жизни свести знакомство с Любовью Аркус (кинокритик, сооснователь журнала «Сеанс». — Прим. «ИМИ.Журнала»). Но если в своих текстах вы затрагиваете более всеобъемлющие темы, каким-то образом двигаете вперед саму профессию журналиста и открываете читателю новые истины, это будет иметь ценность даже в отрыве от субъектов вашей критики.

Поэтому я призываю всех журналистов мыслить глубже и провозглашаю журналистику еще одним видом искусства, который абсолютно точно имеет ценность в отрыве от предметов своей деятельности!

Даже рядовая рецензия должна быть в десятки раз глубже, чем традиционный рассказ о релизе

Проблема

Простые обзоры альбомов, интервью о планах на будущее и сухие профайлы «родился — женился — умер» давно изжили себя. Читателю нужно более глубокое осмысление. Рассказать, как звучит альбом и о чем поет артист, может каждый даже без помощи музыкального эксперта. Время жанровых статей ушло, сейчас актуальны мнения, аналитика и экспертиза. Тем не менее большинство по-прежнему пишет про звучание, спрашивает о творчестве и предлагает угадать рэперов.

Решение

Если вы пишете обзор конкретного альбома, он не должен исчерпываться исключительно разбором звучания и биографии музыканта — этот текст должен сообщать читателю нечто большее: анализ индустрии, взгляд на мир, прогнозы бытия и прочие измышления. Релиз чего-либо — это маркер времени, а не самоценное событие, его нужно использовать как повод поговорить о чем-то большем.

Если вы берете интервью, никому по большому счету не интересно знать, в каком классе артистка взяла в руки гитару, — лучше спросите про ее отношение к смерти, обсудите насущные проблемы взросления и так далее. Чтобы это было интересно читать даже тем, кто не интересуется конкретным музыкантом или музыкой в целом.

Хороший музыкальный критик — это философ, умеющий связывать между собой абсолютно неожиданные вещи и достающий на свет экзистенциальные вопросы, которых в простой рецензии быть, казалось бы, не должно.

Иллюстрация: Элла Довнар

Журналистика, обслуживающая инфоповоды и звезд ради трафика и упрощения работы, должна исчезнуть

Проблема

Если вы просмотрите музыкальные медиа, то заметите одну общую черту: в основном они отталкиваются от новых релизов и других очевидных инфоповодов. По большей части музыкальная журналистика сегодня констатирует факты, лежащие на поверхности, и обслуживает звонкие события.

Продукт труда журналистов перестал быть творческой единицей — это всего лишь приложение к чужому творчеству, не значащее ровным счетом ничего без очередного высказывания Моргенштерна. Уберите из большинства текстов наших журналистов предмет описания (новый альбом или клип), и он потеряет смысл. Почему так происходит? Из-за трафика и лени: руководство требует цифры, а самим авторам куда проще настрочить заметку о бифе Крида с Тимати.

Решение

Все это не значит, что нужно срочно перестать писать о Моргенштерне, — надо просто научиться грамотно слагать о нем содержательные тексты… И не только о нем. Трафик не должен руководить нашими действиями.

Новейшая журналистика должна вырваться из-под гнета трендовых инфоповодов и звонких имен. Разумеется, нам не нужно низвергать их с корабля журналистики. Но нам надо научиться создавать тексты, не зависящие от инфоповодов. Читатель должен получать от музыкального журналиста не только сухую информацию о релизах, но и набор мыслей, располагающий к дальнейшему размышлению. Наши тексты должны стать самоценными.

Чем больше личных мыслей и индивидуальности автора будет выражено в тексте, тем выше станет его культурная себестоимость. Журналист ценен не навыком пересказывания фактов, а экспертизой и умением доставать из воздуха неожиданные умозаключения. 

Не надо бояться, что это не принесет трафика, потому что: 

— даже самые вирусные темы можно раскрыть так, что там найдется место и Марии Каллас, и релятивизму, и вашей личной теории чего-либо;  

— место для хорошего материала и сотрудника найдется всегда — может быть, не в этом издании, так в другом.

Словоблудие и формализм нужно оставить в 2010-х: для 2020-х гораздо важнее содержание

Проблема

В 2010-х наша музыкальная журналистика сделала серьезный рывок вперед благодаря журналу «Афиша» и отдельным авторам других изданий. Тогда стало понятно, что описать звучание можно чередой поэтических образов, идеально закрученное предложение иногда с легкостью заменяет любые смыслы, а ироничный финал переводит критика в ранг поэтов. С тех пор мало что изменилось. Новые авторы по-прежнему ориентируются на предшественников, используя едва ли не те же слова. В модных изданиях наблюдается повсеместное возведение лакировки в ранг великого.

Но то, что тогда выглядело как прорыв, как новая волна критической журналистики, сейчас вызывает недоумение: это больше не работает. Раньше критику прощалось отсутствие смысла в его текстах, если он мог феерично закрутить свою мысль и вызвать у читателя слезу восторга на уровне нарратива. Сейчас же это выглядит исключительно как беспомощная попытка профессионального самоутверждения за счет проверенных приемов и способ прикрыть собственное незнание темы за ширмой велеречивых эпитетов.

Решение 

Новые тексты должны избавиться от мутной поэтической поволоки, если она не преследует определенной художественной цели. В погоне за красивыми формулировками современные тексты часто получаются набором бессмысленной лирики, так как автор в попытке красиво согласовать между собой фразы жертвует смыслом ради формы. Голому формализму не место в мире новейших медиа с глубокомысленными текстами!

В основе материала должна быть четко сформулированная мысль и максимальная информативность. Это не значит, что надо слепо следовать всем заветам книги «Пиши, сокращай» (книга редактора Максима Ильяхова. — Прим. «ИМИ.Журнала»), но красота языка не должна быть самоцелью, ее стоит наслаивать уже после оформившегося содержания и профильной мысли. При этом каждое словоизлияние должно что-то значить, а не слепо заимствовать из текстов журналиста Александра Горбачева «паутинную тоску и гипнагогическую поступь велеречивых синтезаторов, лихо и истошно прорывающих сакральность степенного и тягучего звучания».

Дискуссия ИМИ о проблемах общения музыкантов и журналистов с участием Замая, редактора «Афиши Daily» Николая Овчинникова, редактора The Flow Руслана Муннибаева и пиарщика Максима Задворнова 

Мы не потерпим хамства: самоуважение журналистов должно возобладать над страхом испортить отношения с музыкантами

Проблема

Если раньше журналисты с легкостью вертели на пальце судьбы известных артистов и не боялись противоречить им, то сейчас они превратились исключительно в обслугу селебрити и звонких событий. Мы пишем про их новые альбомы, мы рассказываем про их выходки. На съемках мы подносим им кофе и борщи, а если не повезет, то еще и терпим хамство и оскорбления. При создании материалов нас пытаются вынудить пойти на уступки, чтобы звезда осталась довольна и снова согласилась сотрудничать с нашим изданием. 

В индустрии часто звучат формулировки в духе «Мы привозим таких-то музыкантов, надо куда-то сводить их развлечь, думаем на „Урганта“ и к вам». Дорогие друзья и коллеги, давайте вспомним, что мы работаем не для развлечения знаменитостей и уж точно не для молчаливого сношения их оскорблений и восторженного любования их бьющим через край пафосом. За долгие годы работы мне встречалось немало ряженых попрыгунчиков, возомнивших себя героями голливудского байопика, благословенными небом на хамство в адрес журналистов.

Решение

Я провозглашаю конец молчаливого стоицизма! Если журналисту не нравится, как с ним общается музыкант, он должен заявить об этом прямо. Не переживайте, что он обидится, не бойтесь потерять из-за этого рабочее место: адекватные музыканты и менеджмент всегда с пониманием отнесутся к грамотному и уважительному замечанию, а работа для профессионала вроде вас найдется всегда. Людей, умеющих писать содержательные тексты, анализировать информацию и брать интервью, найти сегодня намного сложнее, чем желающих покрякать под бит.

Профессиональных музыкальных журналистов в России гораздо меньше, чем самих музыкантов, что автоматически повышает их ценность. Поэтому любое хамство со стороны звезд должно быть пресечено, проанализировано и обсуждено с ними или с их менеджментом, а при отсутствии дальнейших разбирательств или извинений журналист имеет полное право вынести это в поле общественной дискуссии. Красивый голос и 725 тысяч подписчиков во «ВКонтакте» не дают артистам права оскорблять журналистов!

Личное знакомство с музыкантами и страх «нерукопожатности» не должны преобладать над качеством текста и критичностью оценки

Проблема

Одна из основных причин умирания музыкальной журналистики и, в частности, формата рецензий — непотизм. Журналисты — в первую очередь молодые — боятся испортить отношения с музыкантами, которые могут быть полезны им в будущем или могут рассказать своим друзьям о том, какой вы неконформный писака. 

Музыканты стали слишком ранимыми и обидчивыми и боятся услышать правду, а лейблы напрямую или подспудно вынуждают журналистов не быть слишком критичными. В итоге вся эта тусовка кружится в одном большом танце любви и приятия, где нет места ни критике, ни мнениям, радикально отличающимся от магистральной линии музыкальной партии. 

Как результат, новые релизы музыкантов разбираются не с точки зрения качества конкретного материала, а с позиции их личности и личных связей автора. В журналистском сообществе закрепляется общее мнение, что условные GONE.Fludd и Моргенштерн — классные и потому не могут записать плохой альбом. Если кто-то из них выпускает откровенно слабую вещь, в текстах о релизе все равно фигурируют пассажи об их персоналиях, но не конкретно о материале. Либо встречаются такие закрученные деепричастные обороты, что найти в них трезвую оценку решительно невозможно.

Решение

Я провозглашаю антилояльность! Лояльность журналиста — его слабость. Пора перестать бояться поссориться с кем-либо из-за своего личного мнения. Если вам что-то не нравится, это должно стать для вас аксиомой, а для читателя — свежей мыслью в терабайтах хвалебных и бесхребетных текстов. Если Джимбо выпустил откровенно слабый альбом (а так оно и было), напишите об этом, чтобы артист не расслаблялся и не думал, что однажды полученный статус будет вечно служить ему подушкой безопасности. 

Даже если вы дружите с конкретным музыкантом, это не накладывает на вас обязательство хвалить его: либо будьте непредвзятыми, либо вообще не пишите о нем. Даже если вам нравится условный Хаски как артист и как человек, но его альбом «Хошхоног» получился намного слабее предыдущего, нужно уметь признавать, что и любимые артисты могут промахиваться. Потому что именно критика поможет им в следующий раз сделать свою работу лучше.

Вебинар Игоря Банникова о том, как музыкантам и журналистам избегать конфликтов

Критическое мышление, нонконформизм и подозрительность должны стать основой для любого материала

Проблема

Большинство журналистов пишут о крупных музыкантах с точки зрения их репутации и уровня популярности. Если это Монеточка, которую любят все ваши друзья в фейсбуке, то мысль о критике ее музыки даже не приходит им в голову. Если у Shortparis вышел яркий и красивый клип, то он априори классный, независимо от того, что в нем нет никакого смысла. Поэтому все тексты о новых релизах Лизы [Монеточки] и Николая [Комягина] превращаются либо в констатацию фактов, либо в SMM-восторги: «Наконец-то вышел новый альбом или клип, которого мы все ждали! Звучит он так-то, происходит в нем то-то».

То есть образ музыканта, однажды заявившего о себе интересным материалом, становится неким гарантом определенного уровня качества, и чем успешнее был релиз, принесший ему успех, тем более непоколебимой станет его репутация. Это можно сравнить с образом любимого человека, который иногда сильно отличается от того, кто он есть на самом деле. Чтобы образ развенчался, должно либо пройти время, либо произойти что-то серьезное. 

Часто устоявшееся общественное мнение или простая невнимательность мешают журналистам рассмотреть подвох там, где уже давно расцвела кремлевская пропаганда или прогнил талант великого рэпера. Просто человек — слишком веселый, современный и популярный. В итоге журналист расслабляется: он начинает работать с архетипами и анализирует события по инерции, в то время как каждую тему следует разрезать острым скальпелем критического анализа!

Решение

Читателям и музыкантам нужна критика и нигилизм: первые без них глупеют, а вторые расслабляются и теряют хватку. Любые музыкальные релизы, равно как и вообще все в нашей жизни, нужно рассматривать через призму критики, с легким недоверием. Например, вышел новый альбом Оксимирона. Да, мы все этого ждали. Да, это большое событие. Да, он важный артист. Да, его хвалят все ваши друзья. Но найдите в себе силы оценить именно альбом, посмотреть на артиста с обеих сторон, чтобы понять, действительно ли он так хорош или это просто вещь, переоцененная благоговеющим большинством. 

Даже если альбом на первый взгляд идеален, в нем всегда найдется какой-то изъян — укажите на него, чтобы придать тексту рельефа и жизнеподобия. В мире нет ничего однозначного: люди — и плохие, и хорошие, а их продукты — и качественные, и некачественные одновременно. Именно эту правду жизни и должен показывать хороший журналист. Именно критический подход и выделяет хороший текст из бесконечного количества блеклой ерунды.

Гибкость мышления и неконформность по отношению к мнению большинства — одни из мощнейших орудий музыкального критика.

Последний вышедший клип Shortparis на песню «КоКоКо»

Доверяйте интуиции и опыту — не повторяйте за другими, не пользуйтесь готовыми решениями

Проблема

Журналисты сейчас либо ориентируются на тренды, либо тайком посматривают друг на друга: если это популярно, значит, можно писать; если кто-то из коллег использовал это наблюдение, значит, его можно брать в оборот. Поэтому в русскоязычных музыкальных медиа не появляется новых интересных теорий и наблюдений. Вполне возможно, что даже с музыкой все не так плохо, как нам может показаться, — просто журналисты еще не отметили и не описали огромное количество интересных тенденций, поскольку они не испытывают достаточной уверенности в своих наблюдениях.

Жанров, людей, достижений и исторических событий нет, пока о них не напишут. Их не будет в будущем, если эта информация не сохранится в ноосфере. Многих важных музыкантов прошлого сейчас не существует, а другие, наоборот, переоценены или даже серьезно додуманы, потому что рельефной реальность делают именно журналисты и писатели. Без их участия события могут либо пройти мимо всеобщего внимания, либо быть восприняты совсем иначе. 

И рассказать обо всем многообразии людей и событий можно, только доверившись своему опыту и интуиции.

Решение

Журналистам надо научиться больше доверять себе. Если вам кажется, что сейчас зарождается такой-то тренд, или вам нравится вот этот никем не замеченный музыкант и вы считаете его вклад важным для индустрии, об этом и нужно писать, не оглядываясь на чужое мнение и не переживая о том, как аудитория воспримет ваши высказывания. 

Не бойтесь доверять мыслям, льющимся в документ из подсознания: если вы профессионал с большим опытом, то они априори не могут быть незначительными. Записывайте в «Заметки» все, что «ядовитые водоросли» выбрасывают на берег вашего сознания. Регулярные заметки соображений и наблюдений по любому поводу должны стать вашим главным источником для новых материалов.

Доверьтесь своему подсознанию и доверьте свои мысли читателю! Только так в журналистике появится плюрализм мнений, порождающий прогресс индустрии.

Отныне СМИ не должны иметь монополию главных площадок на распространение текстов музыкальных журналистов

Проблема

В медиатусовке, среди музыкантов и начинающих журналистов СМИ все еще имеют статус важных платформ, которые могут с шиком продвинуть ваш продукт, принести вам много денег и одарить сладкой жизнью Марчелло Рубини (герой фильма Федерико Феллини «Сладкая жизнь». — Прим. «ИМИ.Журнала»). Но это уже давно не так. Медиа — это «потемкинские деревни» шоу-бизнеса, за которыми скрываются переработки, редакционные интриги, газлайтинг начальства, съемные комнаты на 85% зарплаты и кофе в «Доме культур» на последнюю тысячу перед получкой.

В медиа низкие зарплаты и гонорары, запредельный уровень идиотии и бюрократии. На одного профессионального журналиста, за смешные деньги нащупывающего цайтгайст в прорывном фичере, в издательских домах приходится еще пятьдесят человек в пиджаках или джемперах, заправленных в джинсы, которые понятия не имеют, как устроена журналистика. Они только мешают работать своими эффективными бизнес-решениями.  

О трафике и эффективности СМИ вы и сами все знаете, они мало отличаются от показателей независимых телеграм-каналов: интервью с группой «Пасош» на условной «Кольте» прочитает гораздо меньше людей, чем в телеграм-канале «Психо Daily», а «Тихое Место» напишет о новом твите Хаски гораздо быстрее, чем The Flow. Превосходство профессиональных медиа давно утеряно — эту вполне очевидную мысль осталось лишь окончательно легитимизировать. 

Решение

Чтобы гегемония СМИ окончательно развеялась и на смену им пришли профессиональные тексты, допустим, в телеграме, их там нужно писать. Телеграм-канал может быть личным блогом с сиюминутными заметками, а может стать и платформой для серьезных материалов, написанных по всем канонам профессиональной журналистики (или хотя бы с соблюдением элементарных правил русского языка). 

Журналистам надо делать больше эксклюзивных коллабораций на неофициальных площадках, писать там больше серьезных текстов и запускать больше интересных проектов. Если вы независимый автор, не нужно слепо стремиться написать материал в условный Vogue — делайте это преимущественно на своих или на независимых платформах, а в медиа идите, только если в этом есть серьезная необходимость.

Иными словами, СМИ в сознании журналистов и читателей должны стать одной из множества площадок, где они могут прочитать качественно написанные материалы. Крупные медиа должны лишиться своей элитарной привлекательности в глазах авторов. 

Необходимо безостановочно экспериментировать с текстом и подачей — журналисты должны придумывать новые определения, форматы и приемы 

Проблема

При чтении большинства СМИ вроде «Медузы» создается ощущение, что их тексты написаны роботом Борисом. Они состоят из сухих фактов, однотипных канцелярских формулировок и защитных оговорок. Это следствие утилитарности современных медиа и законодательной базы, вынуждающей журналистов едва ли не в каждом предложении делать уточнения, защищающие их от обвинений в распространении ложной информации.

Это оправданно, когда речь идет о политических новостях, но даже в культурных медиа язык сейчас чрезмерно выхолощен, и найти разницу нельзя не то что между разными изданиями, она не наблюдается даже при сравнении большинства авторов. Читать все это скучно и даже опасно для вкуса.  

Решение

Авторам надо экспериментировать с подачей, содержанием и формой. Журналистика — это не неизменная данность. Если ваш текст грамотно доносит информацию (а это главная его функция), вы можете крутить и вертеть им как угодно. Используйте непривычные обороты, бейте все на причудливые абзацы, добавляйте иронии и абсурда — что угодно, лишь бы ваши тексты не воспринимались как тоскливые памфлеты, высеченные в граните.

Важный навык любого журналиста — умение уловить дух времени и поймать новые тренды, охарактеризовав их несуществующими словами. Если вы за свою карьеру придумаете хотя бы одно определение, которое войдет в употребление, это уже можно считать большим успехом. Поэтому придумывайте слова, генерируйте вокруг себя максимум визионерских штуковин. Если ваши приемы не приживутся, они точно повлияют на ваших коллег или заинтересуют читателей.  

Иллюстрация: Элла Довнар

Культурный кругозор музыкального журналиста должен быть максимально широким — от музыки и кино до театра и совриска

Проблема

Музыкальные критики — за редкими исключениями, на которые мы все подписаны в телеграме — ничего не смыслят ни в видеоиграх, ни в современном искусстве, ни в академической музыке. Театральные критики и арт-обозреватели, в свою очередь, мало разбираются в мейнстриме. Поэтому, когда речь заходит, например, о VR-проектах Марины Абрамович, AES+F или Аниша Капура, никто не может провести параллели с видеоиграми The Long Dark, Silent Hill или Déraciné, а работы 3D-аниматора Дэвида О’Рейли и вовсе вызывают ступор и у тех, и у других.

И вот эта зацикленность исключительно на своей тематике серьезно ограничивает тексты не только содержательно, но и на уровне словообразования. Профессионал, с одинаковой ловкостью разбирающийся как в высоком искусстве, так и в мейнстриме, всегда может родить в своих текстах удивительные умозаключения и найти интересные взаимосвязи между прошлым и настоящим, между высоколобым и массовым. Но и семантически такие тексты всегда намного богаче — как минимум за счет умных слов. 

Помимо этого, мононаправленность журналистов сдерживает каждый медиум в собственной небольшой нише, мешая взаимопроникновению идей и аудитории.

Решение

Современный музыкальный журналист, помимо музыки академической, культовой и современной, должен разбираться в изобразительном искусстве, театре, видеоиграх, кинематографе, литературе и других видах искусства. Поэтому, дорогие журналисты, читайте больше книжек, ходите в театр и на выставки (со всеми мерами предосторожности) — все это пригодится вам в ваших текстах, и только благодаря разносторонним знаниям вы сможете сделать их более самоценными.

Разумеется, идеально разбираться во всех видах искусства и с легкостью жонглировать фамилиями, цитатами и биографиями невозможно, но живой интерес, понимание основ и знание главных произведений и ключевых фигур поможет сделать ваши тексты и умозаключения в десятки раз содержательнее и интереснее для читателя. 

Медиасрачи и профессиональные конфликты необходимо свести к минимуму, а использовать их для самопиара непозволительно вовсе

Проблема

Некоторые журналисты, сознательно или неосознанно, используют скандалы с музыкантами или коллегами для создания резонансных материалов и пиара собственной персоны. Это недопустимо. Если конфликт все же возник, его необходимо попытаться исчерпать, не делая из этого большого события. Разумеется, если вас возмущает неуважительное поведение звезды по отношению к вам и ответной реакции с той стороны не следует, об этом надо говорить, но между попыткой решить проблему и фонтанированием обидами и эгоцентричными пасквилями есть большая разница.

Решение

Не конфликтуйте с артистами и коллегами без причины, а если ссоры не удалось избежать, проанализируйте аргументы обеих сторон. Не разжигайте конфликт ради конфликта. У любого публичного разбирательства всегда должна быть конкретная цель, и если это желание отомстить или самоутвердиться, то гоните такие порывы прочь, а в случае возникновения неконтролируемого гнева обратитесь к психотерапевту. 

Если же с вами действительно обошлись некрасиво и вы считаете, что ваш кейс поможет вскрыть важный нарыв и предупредить будущие катастрофы, то действуйте максимально уважительно и осторожно. Для таких ситуаций есть одно полезное правило: излейте свое негодование в «Заметки» и подождите один день — если желание разобраться с этим вопросом сменится легким безразличием, значит, вы просто погорячились.  

Колонка журналиста Николая Овчинникова — о спорах в медиасреде

Работать без гонорара и участвовать в коммерческих историях бесплатно запрещено

Проблема

Журналистам часто предлагают написать что-либо, не оговаривая гонорар, либо зовут поучаствовать в каком-либо эфире с коммерческой подоплекой, не предлагая за это никаких денег. Это непрофессионально. Любая работа и активность должны оплачиваться. В противном случае это вредит рынку и создает прецедент бесплатного или низкооплачиваемого труда, обесценивая работу журналистов.

Решение

Даже если вы начинающий журналист, не пишите бесплатно. Не стесняйтесь спрашивать про гонорар, в этом нет ничего постыдного. Это ваша работа, ваше время, ваша репутация. Если предлагают мало, просите больше: эта сумма должна соответствовать затрачиваемым вами усилиям. Оплата важна еще и потому, что переводит ваше сотрудничество в профессиональную плоскость и накладывает ответственность на обе стороны. Поэтому даже символическая оплата крайне необходима.

 

Москва, понедельник, 12 октября 2020 года
От имени манифеста «Завет-2020»
Игорь Банников


Мнение редакции «ИМИ.Журнала» может не совпадать с мнением автора. Мы всегда готовы предоставить слово другим сторонам, упомянутым в этом материале. Пишите на hi@i-m-i.ru.

14 октября 2020
Поделиться материалом:Поделиться:
Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также