Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

АЛМО — о совмещении творчества и работы, ошибках на старте карьеры и удаче

Почему важно заниматься творчеством даже в кризисный период
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/541/image/article-4e220f9383083596790f493452d1baa7.jpgАнастасия Лаврентьева, Илья Гарькуша2022-04-01T20:15Почему важно заниматься творчеством даже в кризисный период

АЛМО (Алексей Мокроусов) — российский инди-музыкант, в своей музыке смешивающий хип-хоп с эстетикой британской танцевальной музыки — от хауса до гэриджа. За последние пару лет он успел выпустить несколько обаятельных релизов, победить в шоу «Голоса большой страны», а также поучаствовать в большом конкурсе YouTube-канала «Вписка». Своей карьерой АЛМО управляет самостоятельно: он DIY-артист, живущий в родном Обнинске, где совмещает работу на небольшой студии с семейной жизнью и воспитанием ребенка. В разговоре с «ИМИ.Журналом» артист рассказал о творческой свободе, почему его первый релиз пропал со стримингов, как найти свой образ (и какое отношение к нему имеют усы), а также как выстраивать промоактивности без поддержки большого лейбла.


Как на твоей карьере отразилась «спецоперация» в Украине?

Отменилось несколько выступлений: на гастрономическом рынке в Петербурге и на фестивале от команды «Ровесника». Мало что понятно со стримингами: из зарубежных стало сложнее выводить деньги, а отечественные платформы платят в несколько раз меньше. 

Проблемы начались и с продвижением в соцсетях: сейчас в Instagram (Instagram запрещен в России, владеющая им компания Meta признана экстремистской организацией. — Прим. «ИМИ.Журнала») отключили возможность запускать рекламу для россиян, сторис стали смотреть на 30-40% меньше. Сейчас я делаю ставку на «ВКонтакте». Мне пока трудно представить, зачем людям читать исполнителей в Telegram. Там куча новостных каналов, чатов с коллегами и друзьями. Как в это все будут вклиниваться посты от артистов — непонятно. 

Думаю, надо продолжать жить и работать. Кто-то не может спать и есть после просмотра новостей, а кто-то считает, что сегодня его развлекательная музыка будет неуместна. А кому-то нужно проводить концерты, чтобы платить зарплаты своим музыкантам и сотрудникам. Мне пришлось сменить последовательность релизов: сейчас выходит грустная, мрачная песня о текущем моменте. Но писать я ее начал еще до «спецоперации». Если весь этот ужас закончится в ближайшее время, каких-то глобальных изменений для индустрии я не предвещаю. Любой кризис — время возможностей. 

Как ты относишься к современным музыкальным медиа? Тебе сейчас важна их поддержка?

Лично я стал меньше читать о музыке. Очевидно, что влияние медиа сейчас снизилось, да и мне самому, например, интереснее делать музыку, а не обсуждать ее или критиковать. При этом я понимаю, что в условном издании работают журналисты, они интересуются разной музыкой и их экспертиза шире, чем у обычного человека, который просто листает TikTok. Я бы не сказал, что оценка критиков значительно влияет на мою карьеру: рецензии или обзоры приносят не так много новой аудитории, но мне важно видеть мнения тех, кто шарит. Это лишний раз мотивирует работать и не останавливаться. 

Как бы ты охарактеризовал свой артистический образ? АЛМО — кто это?

Я долго искал образ, а потом отрастил усы, и все стало на свои места. АЛМО — обычный человек с добрым сердцем, хорошим чувством юмора и самоиронией. Образ нужно было найти. Понимаешь, я много времени провожу на студии, занимаясь своим звуком. Но сейчас я стараюсь двигаться именно в сторону артистизма, иногда хожу на танцы, например, чтобы раскрепоститься. Автор и исполнитель — две разные профессии, для них нужны разные скилы и особенности. Но мне интересно прокачиваться в обоих направлениях.

АЛМО на конкурсе «Голоса большой страны»

«Почему ты решил завести паблик «Афиша Говна», пародировавший стиль и повестку «Афиши» десятых? Было желание противостоять условно богемной музыкальной тусовке?  

Каждого человека что-то раздражает, есть вещи, которые он не понимает или не принимает. На тот момент мне было 20 лет, было много снобизма, хотелось такие раздражители высмеивать, причем не злобно, а с юмором: вся эта богема, как ты говоришь, тоже читала «Афишу Говна», всех этот паблик веселил и забавлял, потому что это был как бы взгляд с другой стороны. Там не было агрессии. Я считаю, что «Афиша Говна» дополняла «Афишу Волну» и всем от этого жилось чуть лучше. 

В 2018 году у тебя вышла ипишка «Ферст», ты ее сам называл неудачной. Расскажи, как шла работа над этим релизом, какими были твои первые шаги?

Моя первая музыкальная деятельность началась с песни «Дачная», а ипишка вышла уже после нее. Я бы не сказал, что это был прямо совсем неудачный опыт, просто я тогда еще не созрел в плане качества и четкой концепции, треки были композиционно не целостными. В итоге «Ферст» пропал со стримингов, но я не удалял его специально: в какой-то момент я переносил музыку с одного дистрибьютора на другой и в первую очередь занялся более поздними треками. На песни из первого релиза я попросту забил, а потом выяснилось, что их и на площадках нет. Они мне не сильно нравились, так что и черт с ними.

Через какого дистрибьютора ты выпускался?

Если говорить про «Дачную», то сначала я сам залил ее через TuneCore, потом перевыпустил сведенную заново версию уже на лейбле Peter Explorer, а потом ее взяли на Make It Music, через дистрибуцию Black Star. Причем я снова сделал более свежий и качественный звук: мало кто знает, но при желании можно пересвести свою старую песню и загрузить ее под тем же самым названием. Последние два года я сотрудничал с Sounds Good Lab. До этого были попытки сотрудничать с другими небольшими лейблами. Менеджмента до этого момента у меня не было, всем занимался сам. Сейчас на меня вышли Doing Great Agency, и я скоро начну работать с ними.

Твой сингл «Приезжай ко мне в Челябинск», насколько я понимаю, стал самым популярным из твоих треков на площадках?

Самая популярная «Дачная», но «Челябинск» — это еще одна хорошая история среди моих синглов. Вместе с песней вышел и клип, а Spotify на тот момент взял трек в свою программу Radar. Можно сказать, что сейчас «Дачная» и «Приезжай ко мне в Челябинск» — мои визитные карточки. 

В этом году ты не только выпустил дебютный альбом, но и выиграл шоу «Голоса большой страны». Победитель сезона получает три миллиона рублей, на что ты потратишь выигрыш? 

Я частично отложил деньги на жизнь, семейные нужды, съемки клипов и производство музыки, а также обновил оборудование на студии. При этом большая часть денег так скажем сохранена в безопасных активах. Я не спешу вкладываться в рекламу и продвижение, потому что, во-первых, у меня было много опыта неэффективной растраты бюджета на продвижение, во-вторых, сейчас в целом ситуация в мире крайне нестабильная.  Если песня органически не пошла хорошо, то и нет особого смысла тратить на нее еще больше денег. Лучше я подожду момента, когда какая-нибудь песня хорошо зайдет, тогда и задумаюсь над усилением эффекта с помощью платной рекламы.

Вообще, шоу довольно классно помогло. Так вышло, что прошлой весной я ушел с фулл-тайм работы маркетолога на частичную занятость, чтобы закончить альбом, а уже перед окончанием «Голосов» от нас ушел основной заказчик и дохода практически не было. Я продал машину, чтобы снова не устраиваться на пятидневку и спокойно продолжать музыкальную деятельность, а потом как раз вовремя победил в проекте. 

Что тебе дал этот проект в плане продвижения?

За время этого шоу на меня в Instagram (Instagram запрещен в России, владеющая им компания Meta признана экстремистской организацией. — Прим. «ИМИ.Журнала») подписалось человек триста. В моем родном городе Обнинске многие узнали про меня: когда запостил совместную песню с Дорном, очень много местных жителей начало репостить и поддерживать меня в проекте. После окончания проекта Дорн предложил сотрудничество с его музыкальным издательством Masterskaya. Я уже отправил демозаписи, начали обсуждать условия, но из-за последних событий, все, разумеется, отменилось.

С 24 февраля музыкальное издательство Masterskaya приостановило работу с российскими артистами, брендами и другими партнерами. На официальной странице объединения также сказано, что на неопределенный срок приостанавливается проект «Худсовет»: шоу, на котором Иван Дорн и другие эксперты слушали и оценивали демозаписи участников. Победители проекта должны были попасть на общую подборку «Сырой сборник». Позже издательство закрыло каталог для слушателей из России и Беларуси.

АЛМО и Иван Дорн на конкурсе «Голоса большой страны»

Какие еще инструменты продвижения ты используешь? 

Я испробовал много инструментов за эти годы и потратил немало денег на эксперименты: делал таргетинг во всех соцсетях, покупал платные публикации во «ВКонтакте» и у блогеров в TikTok. Все эти способы работают с переменным успехом: никогда не знаешь, насколько эффективными окажутся вложения.  Поэтому я сделал для себя вывод, что вкладывать деньги в рекламу нужно, когда песня или клип действительно работают на аудиторию и начинают двигаться естественным образом.

Тяжело было совмещать полноценную работу с музыкой?

Работа, конечно, тяготит любого музыканта. Не сойти с дистанции — это испытание для всех нас. Чтобы писать музыку, нужно иметь какое-то вдохновение, энергию, входить в состояние потока. А когда ты оставил все силы на работе, пришел в семь вечера домой, поел, уже хочется просто лечь спать, не всегда получается заниматься музыкой. Еще ребенок ночью плакал. Для творчества нужен определенный уровень свободы. Раньше бывало, что ложишься в кровать, в голову приходит какая-то мелодия, ты вскакиваешь, идешь ее записывать. Когда ты работаешь с утра, такого уже себе позволить не можешь, иначе следующий день будет ужасным, потому что ты не спал ночью, а писал музыку.

Сколько у тебя получается зарабатывать на музыке и сколько ты тратишь на запись релиза?

Не могу сказать, что сейчас что-то зарабатываю на музыке. Есть оборот — и это уже радует. На Новый год, например, было два хороших корпоратива, а еще недавно купили песню для рекламы. Но это нестабильный доход. Со стримингов денег пока немного: все они вкладываются обратно в проект. 

Я делаю музыку сам, записываю все на небольшой собственной студии в Обнинске. Часть денег уходит на мастеринг и обложку, часть вкладывалась в рекламу. 

Есть крупные артисты, с которыми тебе было бы интересно поработать?

Разумеется. Мне нравятся многие артисты, из любимых: Монеточка, Noize MC, «Елка», Mnogoznaal, Антоха МС, Cream Soda, тот же Иван Дорн или Монатик. 

Ты планируешь перебираться в Москву? 

Важно общаться с музыкальной тусовкой, но в ближайшее время я переезжать не планирую. Хочу засесть в Обнинске, чтобы работать и делать много нового материала. Нашей семье тут сейчас максимально комфортно жить. Когда что-то нужно сделать во Москве, я могу добраться до нее за два с половиной часа. Так, я приезжал сниматься в «МегаВписке». Это ежегодный совместный проект «Вписки» и «Мегафона», в котором Николай Редькин и Василий Трунов рассказывают у себя на YouTube-канале про фрешменов. Раньше они делали отдельный выпуск, но в этот раз они отбирали одного участника из примерно 1400 заявок. В итоге я снялся в одном эпизоде с артистом Sqwoz Bab, а «Приезжай ко мне в Челябинск» потом использовали в следующем выпуске про Сергея Орлова. 

Будь у тебя возможность, подписался бы ты на мейджор?

Уже не раз были переговоры на эту тему с разными мейджорами, но пока что не было предложений, которые лично для меня отличали бы чем-то большой международный лейбл от независимого. Я скоро начинаю сотрудничество с Первым Музыкальным Издательством. 19 апреля там выйдет мой новый сингл. Также недавно я выложил о поиске менеджмента. Откликнулись Doing Great Agency, скоро начнем сотрудничество.

О том, как Первое Музыкальное работает с начинающими артистами, читайте в материале «ИМИ.Журнала».

Можешь вспомнить, какие ошибки ты делал на старте карьеры?

Есть ощущение, что я слишком много внимания начал уделять продвижению и менеджменту на ранних этапах, а надо было плотнее работать над материалом. У меня было внутреннее противоречие. С одной стороны, я знаю, что под лежачий камень вода не течет и нужно продвигать свои треки. С другой — у меня есть обратный пример с песней «Дачная». Для ее продвижения практически ничего не было сделано. За два года она словно нашла свой собственный путь. Вот и не знаю, может, это было большое везение. Раньше было не так много артистов: если появлялся мало-мальски интересный музыкант, который еще и пел на русском языке, люди в интернете его сами раскидывали между собой. Сейчас же настолько большой поток исполнителей, музыки, информации, что тут уже без дополнительных инструментов не обойтись. Либо песня должна супер попадать в какую-то общественную мысль или настроение. Просто хорошей музыки уже слишком много. Еще одна качественная песня никого не удивит. 

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии