Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

Музыканты — о текущих сложностях и карьерных перспективах

Рассказывают DenDerty, Thomas Mraz, «Ритуальные Услуги» и создатель проекта «Парнишка»
Источник: giphy.com
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/546/image/article-a3735cda415f9c751b5bf59f3af3c985.gifКарина Бычкова2022-04-11T16:35Рассказывают DenDerty, Thomas Mraz, «Ритуальные Услуги» и создатель проекта «Парнишка»

В последние полтора месяца в российской музыкальной индустрии все меняется: уходят стриминги, мейджоры, появляются проблемы с получением денег от дистрибьюторов, становятся недоступными соцсети. Помимо этого, перед музыкантами встает выбор: выпускать релизы или нет, ехать ли в туры, запускать новые проекты, как разговаривать со слушателями и на каких площадках. Мы поговорили с DenDerty, Thomas Mraz, группой «Ритуальные Услуги» и создателем проекта «Парнишка» Евгением Климовым о текущих сложностях и карьерных перспективах музыканта в России.


DenDerty

Музыкант

Самая главная проблема — это выплаты с площадок. Мой доход на 50% состоял из этих денег, я получал их ежемесячно, а не раз в квартал. В марте я взял нескольких учеников на обучение — до этого я никогда так не делал — и пока успешно закрываю эту финансовую дыру. Повезло, что был спрос, и в голове как раз вертелась программа обучения, которую хотелось протестить. Плюс я возобновил онлайн-стримы в своем паблике: у меня есть шоу, где я джемлю и «лайвлуплю» в Ableton три часа подряд каждую пятницу. Эти трансляции тоже держат на плаву — в общем адаптируюсь как могу, пока получается.

Все привычные методы вывода денег через текущего дистрибьютора (я работаю с OneRPM) сейчас не работают, но представители компании обещают в ближайшие недели оформить прямой перевод на карту как самозанятому. Российские дистрибьюторы и лейблы в последнее время активизировались и начали регулярно писать, но пока кроме обещаний ежеквартальных выплат плюсов у них нет, и я держусь за своего дистрибьютора.

Насчет перспектив — Spotify приносил мне половину всех слушателей в стримингах, и я считал, что после его ухода эта аудитория куда-то растворится. Но, к моему удивлению, в «Яндекс Музыку» в марте привалило 60 тысяч моих слушателей: это открытые данные, их можно посмотреть во вкладке «Инфо» на сайте. А в Spotify меня слушали в месяц примерно 100 тысяч человек. Это прям наглядная миграция, люди не забили на стриминги, а натурально переходят с одной площадки на другую. Увидеть это было очень приятно.

Начал вируситься контент во «ВКонтакте». Посты с текстом и картинкой стабильно охватывают больше пользователей, чем подписано на мой паблик. Полгода назад такого точно не было. Либо я научился посты писать, либо люди туда по каким-то причинам сами идут, либо «ВК» что-то сделали, либо все вместе. В общем, пока площадка выглядит снова рабочей, и это круто.

Что касается планов — я никогда не отличался взвешенным планированием и редко продумывал шаги дальше чем на четыре месяца, так что для меня ничего не изменилось. В любом случае, если вы занимаетесь музыкой по-настоящему, то есть, пишите ее регулярно, я не вижу причин ее сейчас не выпускать. Копить ее как Илья Муромец, чтобы потом резко родить что-то невероятное, когда будет благоприятная обстановка? Мне кажется, русский рынок (не только музыкальный) отчасти прекрасен как раз невозможностью планирования, случайностью, низкой конкуренцией, и большими шансами на выигрыш. В этом плане за последнее время он стал еще более «русским». Если, конечно, у вас был в разработке проект с бюджетом 50 тысяч долларов, то вопрос сложнее. Может быть, теперь стоит сделать вместо него десять проектов по пять тысяч, чтобы уменьшить шансы на тотальный провал.

Возможно, имеет смысл притормозить концерты: издержки слегка возросли, билеты в среднем покупают в два раза меньше — это по моим инсайдам, инфа может быть не достоверной. Если текущая маржинальность вас устраивает, то вперед, почему нет. Лично у меня зрело новое взаимодействие с крупным концертным агентством и мне хочется побыстрее попробовать с ним что-то сделать. Поэтому я планирую устроить два сольника летом. Конечно, важно на этом заработать, но это не единственная цель.

Насчет проблем этических и духовных — я считаю так: если вы музыкант, и музыка — ваша сильная сторона, то вы и себе, и другим должны помогать музыкой. Мы не требуем, чтобы врачи ремонтировали машины, механики — лечили больных, а промышленные альпинисты — писали трогательные посты в Telegram. Если вы выбрали путь музыканта, делайте то, что должны, и будьте в этом эффективны. Если не получается — значит, профессия выбрана ошибочно.

Ну и в целом я ощущаю, что теперь у нас есть дух времени. Конечно, миру плохо, людям плохо, и мы проживаем не самый лучший сценарий, но в воздухе повисло настроение, которое можно черпать и использовать в творчестве. Раньше я мог уткнуться в блокнот и не понимать о чем писать — теперь такое невозможно. Необязательно высказывать в песне одно из двух радикальных мнений по повестке прямым текстом. Можно сомневаться, можно задавать вопросы, можно метафорично описывать, учить и помогать. Вариантов масса. Придумайте себе миссию и выполняйте ее своими лучшими инструментами. Уныние — грех.

Мария Блинова, Любовь Романенкова 

группа «Ритуальные Услуги»

Нас ждет туча сложностей, но мы видим перспективу. Санкт-Петербургская сцена стремительно развивается и видоизменяется, мы являемся ее частью и не готовы ее отпустить. Очень приятно наблюдать за тем, как независимые организаторы и музыканты поддерживают друг друга, нам приходится работать несмотря на ужас, который испытывают все. Мы своими глазами наблюдаем плоды работы неравнодушных к музыке людей и радуемся. Можем отдельно выделить «Фузз и Дружжбу» и «ЦК». У ребят грандиозные планы, такие горящие своим делом люди очень мотивируют.

Разговор о том, откладывать ли релиз, у нас был: мы вложили в него много сил и ресурсов, делали его вдвоем и без сторонней помощи. Через пару дней раздумий смятение сменилось решимостью, и мы отпустили то, что так дорого для нас и наших слушателей. Вокруг и так слишком много разочарований, и мы не имели права перестать дарить людям эмоции. «А как бы хотелось» появился на стримингах 18 марта (как и «Пепел» наших друзей из группы «Конъюнктура»). На тот момент было понятно, что мы уже лишились поддержки от некоторых стримингов. Также мы понимали, что из-за проблем с выводом денег нам придется сократить тур-презентацию.

Объединившись с молодым петербургским лейблом «ЦК» мы организовали гастроли. Мы решили не использовать агрегаторы для предпродажи с целью перестраховки и построили логистику так, что в минус выйти невозможно. Сейчас настолько тяжело финансово, что мы не можем себе этого позволить. В ближайшее время Маша (она занимается в группе менеджментом) будет вести переговоры, чтобы организовать второй тур-презентацию, но уже больше и глобальнее — в него, скорее всего, поедет несколько команд. Мы видим, насколько сейчас люди нуждаются в концертах, будущее — это живые выступления.

Наши слушатели все понимают, они были рады выходу альбома. Мы с ними придерживаемся одной позиции, и это безумно приятно. В соцсети постим стабильно, но сейчас Instagram (принадлежат компании Meta, которая признана в РФ экстремистской организацией, ее деятельность на территории страны запрещена. — Прим. «ИМИ.Журнала») стал площадкой для огласки более важных новостей, поэтому все плавно переходит в Telegram. Маша агитирует коллег по цеху рекламировать там друг друга, это очень удобный инструмент для инди-сцены.

К концу лета мы постараемся выпустить вторую часть альбома (и она должна всех удивить фитами), приступить к нему мы планируем сразу после тура. 

Поэтому работы очень много. Будет очень сложно, теперь мы живем в новом мире, в котором важно остаться собой. Залог хорошего развития будущего — это сотрудничество и дружба. Сейчас важно поддерживать друг друга. Вместе мы сила.

Thomas Mraz

музыкант и креативный директор лейбла hangov3r

В индустрии всегда что-то менялось. Мейджоры ушли, но на сколько они ушли и действительно ли это произошло, еще нужно разобраться. Надеюсь, это не очень бестактное замечание, но одна из главных функций мейджоров у нас рынке — выдача крупных авансов. Поэтому возникает вопрос, появятся ли новые российские лейблы, которые будут готовы взять на себя эту роль.

Не могу сказать, что уже заметил сильные отличия и сложности в дистрибуции, но еще не прошло достаточно времени. С какими-то трудностями я сталкивался и до санкций. По поводу соцсетей судить пока рано: у нас остались свои инструменты, которые никуда не уходят, время должно показать, как и что поменяется. По-настоящему крутой музыке ничто не способно помешать, и не важно, на каком она языке. Сейчас нужно будет внимательнее следить за статистикой и сравнивать результаты со старыми цифрами, делая скидку на актуальность.

Касательно вопросов выпуска релизов и туров я не могу дать универсальный ответ. У каждого свой рецепт того, как комфортнее и выгоднее работать. Кто-то выпускает треки раз в пять лет, кто-то — раз в месяц. Я не считаю, что музыканты должны чувствовать вину за то, что делают свое дело. Все прекрасно понимают, что в мире хорошо, а что плохо. Нужно уметь слышать себя, свое сердце, свою совесть и адаптироваться под новые правила индустрии.

Я не теряю надежды и пытаюсь сохранять оптимизм. Я всегда старался писать музыку вне времени и, несмотря на это, мне кажется, что именно сейчас мои песни стали еще актуальнее, ведь в них есть философский посыл и часто поднимаются вопросы о смысле бытия. А сейчас эти вопросы как никогда остры.

Честно говоря, в профессиональном плане я не чувствую сложностей, как не чувствовал и пару лет назад — в период ковида. Я измеряю свой путь не в цифрах, а в шагах личностного роста, ведь в самом начале, когда я действительно много сомневался и мало верил в себя, я не мог представить, что сумею описать какие-то свои достижения словами.

В плане эмоций вопрос гораздо сложнее: бывают кризисы, много депрессий и других неприятных штук, но я стараюсь не воспринимать неудобства всерьез. Это просто жизненные моменты, без которых быть живым нереально.

Строить планы и воплощать их в жизнь — это то, ради чего я живу. Надеюсь, что все будет развиваться только в лучшую сторону. Я просто иду вперед и пробую новое, главное, что у меня есть сейчас — это надежда. Надежда умирает последней.

Евгений Климов

музыкальный продюсер артиста «Парнишка»

В феврале-марте произошли события, которые перечеркнули все наши достижения за последний год. Как будто проект перенес тяжелейший инсульт, и теперь нужно заново учиться говорить и ходить.

Ушел Spotify, который оказывал активную поддержку местным музыкантам на взлете карьеры. Благодаря этой площадке Парнишка оказался на обложке международного плейлиста, неоднократно попадал в местные подборки и, думаю, получил бы хорошее промо к выходу второго альбома. Заморозили свою деятельность мейджоры. Это были мощные рычаги, которые способствовали развитию индустрии и с точки зрения культуры, и с точки зрения бизнеса. Российская музыкальная сцена постепенно становилась частью глобального музыкального процесса. Теперь, думаю, все откатится на пять-десять лет назад. 

Концептуально Парнишка играет жизнерадостную поп-музыку, которую в текущих реалиях выпускать было бы просто неэтично. Поэтому мы кардинально перестроили стратегию, отложили выход альбома, запустили проект «Плохой Парнишка», который изначально планировали презентовать в начале 2023 года. Сейчас «Плохой Парнишка» более органичен нашему мироощущению и окружающей действительности в целом. 

Если рассматривать в качестве стартовой точки время, когда перестанут гибнуть люди (иначе о карьере рассуждать просто некорректно), то ограничения — это возможности. Мы будем петь свою музыку, работать, чтобы развивать свой проект и местную музыкальную сцену. Песни не перестанут слушать, нужно будет просто разобраться в новых эффективных способах донесения их до аудитории. Магнитофонная революция дала нам Высоцкого, Галича, Визбора. Добрая половина великих советских рок-альбомов была выпущена путем подпольного распространения. Но это уж совсем мрачные перспективы. Так или иначе хорошие песни всегда пробьются сквозь асфальт вопреки всему. 

Фактически мы лишились стримов со Spotify, поэтому в следующем квартале потеряем часть дохода с прослушиваний. В феврале мы объявили о запуске второго проекта «Сестренка», и тогда у крупных дистрибьюторов сразу появился предметный интерес, все предлагали хорошие условия. Разумеется, все договоренности сгорели, и сейчас мы находимся в поисках альтернативных вариантов сотрудничества.

Хочешь рассмешить бога — расскажи ему о своих планах. Если раньше мы строили планы на год и даже два вперед, то сейчас загадывать дальше пары дней бессмысленно. Слишком быстро меняются контекст и правила игры. А мы очень эмпатичны.  

По жизни я достаточно оптимистичный человек, но, если честно, даже я теряюсь отыскать какие-либо плюсы в сложившейся ситуации [в российской музыкальной индустрии]. Точно возрастет ценность креатива и нестандартных решений, потому что разрушена автоматизированная экосистема, которая минимизировала участие артиста в процессе распространения и продвижения контента. Музыкант подавал импульс в виде песни, клипа — и дальше посредством отлаженных механизмов контент распространялся по всем возможным каналам практически в режиме автопилота, по накатанной. В будущем такого уже не будет, все теперь будут гонять на дрезине с ручным мускульным приводом.

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии