Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

Зачем Скриптониту музыкальное медиа?

Дискуссия ИМИ и Karmapolitan
Комментарии
Скриптонит на презентации Каrmароlitаn в Omega Rooftop 11 февраля 2020. Фотография: Карина Бычкова
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/377/image/article-748af16706e0054e0a99c7f03f8aca5b.jpg

В пятницу, 26 февраля шеф-редактор и издатель «ИМИ.Журнала» Максим Динкевич и Артем Атанесян пообщались в Clubhouse с редакцией Karmapolitan — нового медиа о музыке, созданного по инициативе Скриптонита. Мы поговорили о редакционной политике площадки, планах «Кармы» и участии в проекте Скриптонита.

Об истории создания медиа и опыте редакции

Максим Динкевич, шеф-редактор «ИМИ.Журнала»: Как появилась идея создания Karmapolitan?

Сэм, Studio 21, шеф-редактор Karmapolitan: В начале прошлого года Адиль пригласил меня на студию и рассказал, что хочет создать медиа о музыке. Я ожидал, что оно будет посвящено хип-хопу. Но идея Адиля была в том, чтобы рассказывать о музыке всех жанров. Весь 2020 год мы собирали команду и разрабатывали сайт. А в феврале 2021-го представили его публике.

Мария Крыжановская, главный редактор Karmapolitan: Я подключилась к проекту перед запуском, но на момент релиза уже работала в команде.

Максим Динкевич: Сэм — радиоведущий. У Марии тоже не музыкальный бэкграунд. Сложно ли вам было начать работать с текстами для музыкального медиа?

Мария Крыжановская: Я всю жизнь занималась текстами как редактор. Просто они не были связаны с музыкой.

Сэм: Для меня работа с текстами — тоже не новая история.

Мария Крыжановская: Сейчас это ни для кого не новая история. Сегодня все немного редакторы и журналисты. Любой, кто ведет блог или инстаграм, так или иначе работает с текстами.

О редакционной политике и роли Скриптонита 

Максим Динкевич: Как проходит работа? Адиль участвует в редколлегиях?

Мария Крыжановская: Редколлегии у нас проходят каждый день. Темы на месяц выбираем заранее. Слушаем авторов и что-то из их предложений принимаем, а что-то отсеиваем. Поток тем для новостей идет целый день, и в процессе работы с ним мы выбираем, о чем писать.

Максим Динкевич: А как вы выбираете о чем писать, а о чем нет?

Мария Крыжановская: Чисто музыкальных новостей не так много. Больше околомузыкальных историй, в которых задействованы музыканты. Нам же в первую очередь интересна творческая сторона — создание музыки, а также все, что относится к ее публикации. Релизы, концерты. Не бизнес, не корпоративная история.

Максим Динкевич: А как Адиль участвует в работе?

Сэм: Он — идейный вдохновитель. Не все знают, что Адиль держит руку на пульсе всех музыкальных медиа России. Он читает всё. В Karmapolitan он тоже за всем следит. Что-то ему иногда не нравится, и мы к этому прислушиваемся.

Артем Атанесян, издатель «ИМИ.Журнала»: Например?

Сэм: Новость о закрытии бренда Рианны Fenty. Он сказал, что это не про музыку.

Максим Динкевич: Он работает с текстами? Или на уровне идеи?

Мария Крыжановская: Запятые не правит. Но читает все тексты. И оставляет комментарии по формулировкам, стилистике. 

О команде

Максим Динкевич: Кто состоит в команде сайта?

Мария Крыжановская: Мы с Сэмом и три новостника, которые отвечают за основной объем новостного трафика. Также есть авторы, пишущие лонгриды и рецензии. Они работают с нами не в ежедневном режиме.

О формате

Максим Динкевич: Почему вы решили делать именно сайт, а не телеграм-канал и не паблик? Кажется, что сайты — это архаичный формат.

Мария Крыжановская: Когда ты создаешь блог, ты привязан к платформе и ее функционалу. Как бы ты оригинально ни делал свою работу, от этого никуда не деться. А сайт — это фундамент, на котором можно выстраивать все так, как ты хочешь. У нас и телеграм-канал тоже есть. Но основная площадка — все-таки сайт.

О поддержке начинающих артистов

Максим Динкевич: Могут ли музыканты, в том числе малоизвестные, прислать вам свою музыку, чтобы попасть на сайт? Если да, то как это сделать?

Мария Крыжановская: У нас есть почта. Записи можно присылать на нее. Правда, в основном мы ждем писем от лейблов. Нам пишут и сами музыканты. Но важно понимать, что на начальном этапе работы сайта нам нужны охваты. Нам невыгодно пушить ноунеймов.

О конкуренции с The Flow и любимых медиа 

Максим Динкевич: Из разговора с Марией у меня сложилось впечатление, что вы создавались отчасти как альтернатива The Flow. Какие еще медиа вам нравятся, а на какие вы не хотите быть похожи?

Мария Крыжановская: Я читаю зарубежные медиа, в частности, Pitchfork. Они универсальны. Но там не освещается русская сцена. Плюс я подписана на паблики «ВКонтакте» — там публикуют все подряд — хорошее и плохое, так что приходится фильтровать.

Мы не конкурент The Flow — они освещают не только музыку, но и общественную повестку и политику. Мы бы хотели сосредоточиться на музыке. Наш круг будет расширяться не в сторону других тем, таких как политика, а в сторону расширения жанрового разнообразия представленной музыки.

Сэм: С самого начала общения с Адилем не шло речи о The Flow. Люди его [Скриптонита] зачастую не понимают и слышат в его словах то, что хотят — отсюда распространенное мнение о конкуренции с The Flow.

Что я читал до появления Karmapolitan? Тех же The Flow. Вас я тоже читаю. Если мне интересно про индустрию в России, то ИМИ. Если про музыку, то телеграм-каналы.

Максим Динкевич: Твой топ-5 телеграм-каналов?

Сэм: PRNRP, Русский шаффл, Тихое Место (их я читаю во «ВКонтакте»).

Мария Крыжановская: «Русский шаффл». С автором не знакома. Но мне нравится его стиль и тексты.

Артем Атанесян: Автор «Русского шаффла» Олег Кармунин сегодня с нами. Может быть, он присоединится к дискуссии позже.

Фотография: Карина Бычкова

О том, как говорить о музыке в 2021 году

Максим Динкевич: У меня складывается ощущение, что рассказывать о музыке текстом сегодня странно. По крайней мере, так, как раньше. Никому уже не нужны гигантские рецензии на пять страниц. Ведь есть стриминги — быстрее самому зайти, послушать и составить впечатление. Не надо ли вам уходить из текстового формата в видео и подкасты? И каков ваш tone of voice? Чем ваша подача «лучше» или отличается от остальных?

Мария Крыжановская: Я настаиваю на том, что мы — новостное СМИ. Это важно понимать и под этим углом на нас смотреть. Авторские материалы — это одна из классных фич, но они не были главной целью создания сайта. Что касается разных форматов, то нам и лично мне они интересны. Конечно, мы будем их развивать, но постепенно.

Сэм: Несмотря на миф, что текстовые СМИ про музыку мало кому нужны, на Западе такие издания успешно существуют. Раз уж мы говорим про развитие музыкальной индустрии в России, то и нам нужен такой большой аутлет. Не мы, так кто-то другой бы это рано или поздно сделал. Видео и подкасты у нас тоже будут. Даже, возможно, тикток.

Руслан Космач, редактор новостей Karmapolitan: Страничка с мемами?

Мария Крыжановская: Возможно, и она будет. Тем не менее, я не думаю, что формат текстов исчезнет. Да, человечество ленится и длинные тексты читает менее охотно. Но читает — например, те же телеграм-каналы. Авторское мнение все еще интересно. 

О том, как редакция узнаёт о новой музыке

Максим Динкевич: Есть ли люди, чье мнение интересно лично вам? Вы сначала слушаете музыку или читаете рецензии на нее?

Сэм: Если это что-то незнакомое или жанр, в котором я не разбираюсь, то я сначала послушаю Фантано, потом почитаю Pitchfork, потом Rolling Stone. Для меня это фильтры. Если альбом через них прошел, то я уделю ему время. Альбом Билли Айлиш я до сих пор не слушал, так как никто из авторитетных для меня людей его не похвалил. Времени мало. Поэтому нужны эксперты.

Мария Крыжановская: Я близка к Сэму в этом. Но я все равно буду слушать, несмотря на критику. Я обращаю внимание на неизвестные имена.

Максим Динкевич: Но ведь просто послушать Билли Айлиш в конечном счете быстрее, чем читать все эти рецензии?

Сэм: Думаю, что таких, как я, меньшинство. Это мой личный загон. Не хочу тратить время на новых артистов, особенно тех, кого все пушат. Мне важны Джо Бадден, Даня Порнорэп, Фантано. Если они хвалят, то альбому, судя по всему, стоит уделить время.

Максим Динкевич: Ты ожидаешь, что твои читатели настроены так же?

Сэм: Нет. Но, так или иначе, на русском языке нет площадки, где была бы сконцентрирована вся информация о музыке. Мне не хватает наших телеграм-каналов. Я все равно захожу на условные NME и Rolling Stone.

Руслан Космач: Каждую пятницу выходит так много релизов, что необходим авторитет, на чье мнение ты будешь полагаться в выборе того, что послушать.

О едином музыкальном чарте в России

Артем Атанесян: Ваш чарт — это интересное начинание. Расскажите, для чего он нужен и как он работает. Что там под капотом, как все это считается?

Сэм: Karma 30 — это бета-версия чарта. Она создана для слушателей и читателей, агрегирует информацию только от больших стриминговых платформ и показывает «среднюю температуру по рынку».

Артем Атанесян: А какие сервисы вы трекаете и как сводите полученную от них информацию?

Сэм: Пока скажу только, что мы отслеживаем самые крупные сервисы и вычисляем средние показатели. Когда Karma 30 вырастет в большой чарт, мы раскроем все секреты.

Артем Атанесян: Весной мы тоже презентуем свой чарт, над которым долго работали. У нас сложная модель. Мы покажем ее. И интересно будет взглянуть на вашу.

Сэм: Как ты это видишь — почему на рынке СНГ до сих пор нет общего чарта?

Артем Атанесян: Причин много. Создание чарта — это работа и деньги. У некоторых лейблов была идея сделать такой чарт. Но об этом сложно договориться. Не все готовы делиться данными. На самом деле, трушный чарт — это про деньги. А про них ни лейблы, ни стриминги говорить не любят. Пока есть только чарты популярных треков. Есть на «Карме» и будут на ИМИ.

Сэм: А нет ощущения, что чарт в СНГ никому не нужен? Billboard нужен, чтобы заключать сделки и понимать, кто популярен. А у нас как будто каждый хочет управлять своей песочницей, в том числе и стриминги.

Мария Крыжановская: Рынок стремится быть открытым и конкурентным. Чарт станет предтечей такой ситуации. Я от участников рынка слышу, что они в этом заинтересованы. Всем хочется знать, как дело обстоит на самом деле и как с этим работать по-честному.

Об аудитории Karmapolitan и фанатах метала

Артем Атанесян: Кто ваша аудитория? Начал вырисовываться портрет?

Мария Крыжановская: Об этом рано говорить, так как с момента открытия 11 февраля прошло очень мало времени. Одно могу сказать уже сейчас — наша аудитория разношерстная. Я ожидала прихода на сайт фанатов рэпа и хип-хопа. Однако мы получаем шквал писем и сообщений с благодарностями за то, что мы пишем про рок, метал, поп и так далее. Людям нравится находить все это на одном ресурсе. Я была приятно этому удивлена. Таких сайтов не хватает. А подборки о метале так вообще никто не делает.

Артем Атанесян: «Афиша» делала.

Руслан Космач: Фанаты метала — самые комментирующие. Это в информационном плане обделенная группа лиц. Когда я пишу про метал, я чувствую, что выполняю миссию.

Вопросы аудитории

Олег Кармунин, «Русский шаффл»: Рад знакомству! Спасибо вам за теплые слова, а команде ИМИ за четкое продюсирование. Я давно в медиа и пришел к выводу, что сайты морально устарели. Вижу, что в ваших соцсетях пользователям предлагают перейти на сайт и дочитать материал там. Мне кажется, это недружелюбно по отношению к ним. Сегодня вести самодостаточный телеграм-канал или другую соцсеть выгоднее. Медийная мысль ушла вперед. 

Мария Крыжановская: Мы пока в начале пути. Нам бы хотелось в соцсетях иметь добавочный контент, которого нет на сайте. Мы движемся в эту сторону.

Олег Кармунин: Я бы распылил весь контент на разные соцсети, чтобы в каждой был только эксклюзив. А на сайте оставил только чарт. Но вы видите по-другому. И респект вам за это.

Александр Грищенко, слушатель: Есть ли у вас блэклист — список артистов, о которых вы никогда не напишете? И будут ли появляться проплаченные материалы — «посты за 300 баксов»?

Мария Крыжановская: 300 баксов — это не про нас. Сейчас артистов выбирает редакция. Никакого общего редакционного блэклиста нет. Но внутренние блэклисты есть, пожалуй, у любого редактора. 

Искандер Акрамов, слушатель: В последние годы наши артисты выходят на мировую арену. Не хотите ли начать вещать на английском, рассказывая про отечественных артистов иностранцам?

Мария Крыжановская: Идея хорошая. Может быть, мы обратимся к ней в будущем. Точно не в ближайшее время.

Руслан Космач: А как вы это видите? Сначала мы пишем про Cardi B и Jay-Z на русском, а следующим постом — на английском про Скриптонита?

Мария Крыжановская: Согласна, что это будет нелогично. Можно было бы параллельную историю запустить.

Артем Атанесян: А можно запустить кураторский плейлист  — у Скриптонита и его лейбла Musica36 хорошие отношения с Apple Music.

Ярослав Родионов, слушатель: В моде пленка и винил. А не хотите вернуть моду на печатные журналы?

Мария Крыжановская: Мне нравится это с эстетической точки зрения. Но это не перспективно. Разве что альманахи. Можем подумать об этом в будущем.

Pavel Zhultz, слушатель: У нас лейбл. Каких пресс-релизов вы ждете?

Мария Крыжановская: Нам интересны инфоповоды. Создавайте их, презентуйте себя креативно. Также нам нужны индивидуальные, «кастомовые» истории. Форматов для освещения релиза может быть много. Нам интересны форматы, придуманные специально для нас — особенно от больших артистов.

Идар Маржохов, слушатель: Будет ли приложение для iOS и Android?

Мария Крыжановская: Да.

Андрей Superfly, паблик Warhol: Если какой-нибудь рэпер, допустим, Kizaru, запишет мерзкий дисс на Скриптонита — опубликуете?

Мария Крыжановская: У нас нет блэклистов, но есть мнение каждого в редакции. Если трек кому-то из нас сильно не понравится, то публиковать его мы не будем.

Сэм: Karmapolitan — это не рупор Скриптонита. Он просто идейный вдохновитель. Если Скриптониту кто-то не нравится, но у этого музыканта выходит заметный альбом, мы об этом расскажем.

Мария Крыжановская: У нас нет цензуры Скриптонита.

Александр Бергер, PR и менеджмент групп «Молчат Дома», «Бабба»: BBC ставит в своих программах малоизвестных артистов, а «Наше радио» от всех огораживается. Какой подход вам ближе?

Мария Крыжановская: Нам ближе подход BBC, но мы только начали. Пока мы завоевываем аудиторию более громкими новостями, а открывать новые имена начнем, когда нам будет это позволять ресурс.

Александр Бергер: Я пресс-атташе группы «Молчат Дома». Писал вам на почту несколько дней назад, а вы не отвечаете. Что делать? Как связываться с вами?

Мария Крыжановская: По электронной почте.

Сэм: Мы всё читаем. Вероятно, если вы пишете про сингл, то нам это не так интересно. Возможно, мы сделали заметку и впоследствии напишем про ваш ЕР или альбом. Отвечать на каждое письмо, что мы его получили, мы не можем.

Артем Атанесян: А реклама будет?

Сэм: Будут спецпроекты и партнерские материалы. Постов за 300 баксов не будет.

Андрей Никитин, The Flow: Спасибо за дискуссию! Было интересно послушать. Какая у вас посещаемость?

Мария Крыжановская: Пока не можем сказать. Мы только запустились. Цифры будут завышены, и поэтому они вам ни о чем не скажут.

Максим Динкевич: Зачем Скриптониту музыкальное медиа?

Сэм: Адилю пришла идея. Он собрал команду и отпустил этот корабль. Не надо смотреть на Karmapolitan как на его пресс-службу или его личный журнал. Да, он принимает участие в работе. Но он не главный редактор и не шеф-редактор. Почему эта идея пришла Скриптониту? Потому что он помешан на музыке.

Максим Динкевич: Интересно было бы почитать самого Скриптонита. Например, про его любимую музыку или его взгляд на индустрию.

Мария Крыжановская: Да, было бы здорово. Может быть, еще почитаем.

Артем Атанесян: Медиа — это непростая штука. Это бизнес или просветительство?

Сэм: Артист, который добивается масштабного успеха, начинает заниматься разными делами — посмотрите на Наса и Jay-Z. И Скриптонит не исключение. Просто он открыл не пиццерию или салон красоты, а сайт о музыке.

Мария Крыжановская: Это расширение его идей. Путь непростой. Но Адиль выбирает себе занятие не по простоте, а потому что ему оно по душе.

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии