Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo

Как музыканты пережили первую волну пандемии

Рассказывают «Тараканы!», DaKooka, Pixelord и другие
Комментарии
Кадры из лайв-сета Pixelord x Kusmos на платформе Twitch. Источник: HyperboloidRecords
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/345/image/article-37dcc96afd86d8973366d7f615615409.jpg

В 2020 году многие музыканты лишились заработка: весной из-за пандемии у большинства артистов на несколько месяцев отменились концерты. «ИМИ.Журнал» поговорил с джазовыми, академическими и поп-исполнителями, а также с представителями электронных и гитарных коллективов и выяснил, как музыканты преодолели трудности, возникшие из-за карантина.

Начало пандемии и первые проблемы

Наиболее пострадавшими от первой волны пандемии оказались музыканты, которые зарабатывали на жизнь только творчеством.

Доход рок-группы «Аффинаж» (110 тысяч подписчиков во «ВКонтакте») напрямую зависит от количества проведенных шоу. До пандемии группа собирала в среднем 1500 зрителей на концертах в столицах и до 600 — в регионах. 

«Для каждого из четырех участников коллектива группа — это основная деятельность и, соответственно, источник заработка. Так что пандемия стала, конечно, сильным ударом. Нас в некотором роде выручило, что осень 2019 года оказалась очень удачной в плане концертов. Удалось провести успешный тур, творческие и финансовые итоги которого стали лучшими за все время существования группы», — рассказал басист «Аффинажa» Сергей Шиляев.

До 2020-го всей деловой стороной «Аффинажа» Сергей занимался в одиночку — от производства и продажи мерча до организации выступлений. 

«В начале 2020 года мы начали сотрудничать с новым концертным менеджментом. Экстремальные условия пандемии, в которые мы сразу же попали с нашими новыми друзьями, стали очень крутой закалкой. Так что большую часть сложной работы в условиях пандемии принял на себя наш отчаянный менеджмент. В творческом плане проблем у нас не было. Даже в самоизоляции мы собирались для сочинения нового материала. Наибольшую поддержку в этот период нам оказали слушатели, которые покупали мерч группы. Благодаря этим продажам мы провели несколько студийных сессий летом и сейчас имеем возможность записывать новый материал», — отметил Шиляев.  

Сложнее обстоят дела у менее медийных музыкантов. Антон Образина из нойз-рок-группы Jars (4700 подписчиков во «ВКонтакте») утверждает, что нишевому артисту невозможно пережить пандемию, не имея постоянной работы (до пандемии на концерты Jars в среднем ходили до 100 человек).  

Точку зрения Антона разделяет гитарист коллектива «План Ломоносова» (78 тысяч подписчиков во «ВКонтакте») Денис Хромых. В мирное время его команда собирала до 1200 посетителей в столицах, 150–300 — в регионах. При этом, по словам Дениса, он никогда не рассчитывал на заработок исключительно от музыки и во время пандемии развивал навыки видеомонтажа и создания спецэффектов. 

«Я монтировал поступающие заказы и до сих пор этим занимаюсь. Также я открыл канал „Золотой Лад“ на YouTube и смонтировал клип для своего сольного проекта Iksden. В общем, карантин использовал с пользой», — рассказал музыкант. 

Кроме того, Хромых принял решение переехать с семьей из Москвы в родной Курск — после обращения президента весной 2020-го музыкант почувствовал, что грядет неизвестность. 

«Нашел более бюджетное жилье, чем в Москве. Концертов у нас не планировалось, зато мы рассчитывали записать новый альбом. Я отыскал в Курске студию Silver Rec Studio, где записал свои партии для релиза группы „План Ломоносова“», — заявил Хромых.

Джазовая вокалистка Алина Ростоцкая (1600 подписчиков во «ВКонтакте») также покинула Москву на время пандемии и обосновалась в деревне, в 450 километрах от столицы. Потеряв возможность выступать (до пандемии  на концерты Ростоцкой приходили по 50–100 зрителей), Алина переключилась на онлайн-преподавание вокала: «В деревне не ловила сеть, поэтому я выезжала в поля на машине, с компьютером и клавишами, и оттуда вела уроки. Это был очень экзотичекский опыт», — рассказала артистка. 

По словам Ростоцкой, в начале пандемии к ней пришло много учеников, в том числе русскоязычные студенты из других стран. 

«Пандемия послужила катализатором: люди решили, что настало время реализовывать свою мечту. Потом, естественно, количество желающих стало уменьшаться, потому что у всех просто начались проблемы с деньгами», — заявила вокалистка. 

Один из немногих плюсов пандемии для некоторых музыкантов — появление у них свободного времени. Благодаря изоляции некоторые артисты получили дополнительные возможности для творчества. 

«Во время первой волны я буквально неделями не выходила из студии — прослушала колоссальное количество новой и старой музыки, выработала свою стратегию нового звучания, написала, записала и спродюсировала вместе с Леонидом Величковским альбом „Пьяное PIANO“», — рассказала певица Елена Князева (творческий псевдоним Belka, 32 тысячи подписчиков во «ВКонтакте», до пандемии в среднем 500 посетителей на концерте).

Украинская певица DaKooka (44 тысячи подписчиков во «ВКонтакте», до пандемии в среднем 500–1000 посетителей на концерте) утверждает, что во время пандемии и вовсе не сталкивалась с существенными проблемами. 

«Я в принципе не воспринимаю трудности, которые не связаны с моими близкими людьми. Все решается, поэтому я в панику не впадала и не искала выход из этой ситуации. Наоборот, карантин и вся эта история помогли понять, что мне не нужно так много денег: чем больше их у меня, тем больше я их трачу», — отметила артистка. 

Помощь лейблов и друзей

За время пандемии государство так и не разработало полноценную программу поддержки деятелей культуры. Музыканты, оказавшиеся в бедственном положении, выживали собственными силами, иногда получая помощь от друзей, коллег и лейблов.

Лейбл SO/Era Music, с которым сотрудничает группа «Аффинаж», не нарушал договоренностей с музыкантами и своевременно выплачивал роялти в период пандемии. 

«У нас хорошая команда, каждый наш релиз получает достойное промо. Когда вышел альбом „Мимо. Ранен. Убит“, Apple Music нас здорово поддержали информационно. Им очень понравился релиз, поэтому мы записали эксклюзивный материал, интервью, в котором мы с Эмом, вокалистом коллектива, рассказали о каждом треке с нового альбома», — заявил Сергей.

Алина Ростоцкая рассказала «ИМИ.Журналу», что получила анонимную помощь от коллег-музыкантов: «Просто пришел перевод от людей, близких к джазовой тусовке. Никаких имен. Я думаю, что это сделали наши значимые музыканты. Скорее всего, Игорь Бутман и Яков Окунь. Это было, по-моему, два раза в течение всей пандемии». 

Елена Князева (Belka) за альбом «Пьяное PIANO» получила «от крутого лейбла хороший аванс с пятью нулями» и «несколько действительно интересных предложений касаемо его промо». По утверждению электронного музыканта Pixelord (11,1 тысячи подписчиков «Вконтакте») в апреле с ним связались несколько лейблов и предложили материальную поддержку: «Просто из ниоткуда написали, что всем своим артистам во время самого сложного периода они высылают по 100–200 долларов».

По словам композитора и мультиинструменталиста Евгения Гринько (8400 подписчиков во «ВКонтакте», до пандемии собирал в среднем 2000–4000 слушателей на концертах в Турции — артист выступает в основном в этой стране), отчислений от авторского сообщества PRS for music (с которым у него договор), стриминговых платформ и YouTube хватило Гринько на то, чтобы платить за съемную квартиру, еду и занятия музыкой. «Я не призывал слушателей донатить мне, не устраивал никаких специальных эфиров. Во-первых, мне хватает денег, во-вторых, в тяжелой ситуации оказались не только музыканты, но и очень много людей, в том числе люди с большим бизнесом. Некоторые его потеряли. Поэтому я не видел смысла в том, чтобы просить у кого-то помощи», — объяснил свою позицию Гринько.

Онлайн- и живые концерты

Во время изоляции электронщика Pixelord, собиравшего до пандемии в среднем 150–300 посетителей на вечеринках, приглашали выступать онлайн: бесплатно и за гонорар. Например, на виртуальную вечеринку шанхайского клуба AllClub. 

«Я находился дома в Москве, и тысяча китайцев смотрели этот стрим. Было очень много комментариев на китайском, шли иероглифы со всех сторон, бегущая строка, какие-то гифки появлялись. Мне кажется, все очень кайфовали, тысяча человек на стриме — такого никогда не было. Потом еще в США я выступал за донаты. Ребята делали вечеринку на Twitch, и там была возможность донатить сколько угодно денег. Каждый заработал примерно по 200 долларов», — описывает музыкант свое участие в онлайн-шоу .

Pixelord также говорит, что зарабатывал на стримах. «Мы с коллегами делали стримы лейбла Hyperboloid. Я играл сет в виртуальном пространстве, был создан 3D-мир, камера летала среди танцующих человечков и трехмерных диджеев. Там мы на несколько человек получили примерно 20 000 рублей». 

Вокалист Jars Антон Образина считает, что в стримах и онлайн-концертах есть смысл, но если ты не большая звезда, такие выступления не принесут дохода. 

Вспоминая апрельский стрим «Тараканов!» (78 тысяч подписчиков во «ВКонтакте»), вокалист коллектива Дмитрий Спирин утверждает, что организация этого концерта принесла компании-промоутеру убытки. До пандемии группа собирала в среднем по 2000–2500 посетителей на концертах в Москве, 1000–1500 — в Санкт-Петербурге, Минске и Киеве, 300–700 — в остальных городах России.

«Мы как группа ничего не заработали на онлайн-концерте. Сольные квартирные стримы под акустическую гитару, которые я делал несколько раз за пандемическое лето при технической и административной поддержке нашего интернет- и SMM-менеджера, принесли мне лично около 200 000 рублей», — заявил Спирин. 

«У „Плана Ломоносова“ с апреля по сентябрь 2020 года было три выступления. За эти концерты я заработал ровно столько, чтобы оплатить счета за квартиру и расходы на жизнь моей семьи на месяц», — рассказал гитарист группы Денис Хромых.

За время первой волны пандемии (апрель — сентябрь 2020-го) «Аффинаж» сыграли только два крупных шоу — перенесенные с весны выступления в Москве и Петербурге. 

«Эти концерты, которые состоялись в августе, стали своеобразным возвращением долгов как в моральном плане, так и в финансовом. Благодаря тому, что их удалось провести, мы закрыли часть долгов, в которых группа оказалась из-за перенесенного весеннего тура», — отметил басист «Аффинажa» Сергей Шиляев.

Стриминговые платформы и другие способы заработка

Группа «Позоры» (2700 подписчиков во «ВКонтакте», до пандемии собирала около 200–250 посетителей на концертах) активно использует платформу Bandcamp. С начала марта команда заработала на площадке 170 долларов и получила 20 долларов с продаж совместного сингла с коллективом Jars. По словам вокалистки «Позоров» Лены Кузнецовой, стриминговые площадки принесли ее группе еще меньше, чем Bandcamp.

Антон Образина из группы Jars называет вознаграждение, полученное от стриминг-платформ, «жалким»: коллектив за все время пандемии заработал на площадках около 3000 рублей. Антон считает, что призыв просто покупать релизы на Bandcamp в дни, когда сервис не берет комиссию от приобретенных в нем альбомов, не работает. Нужно выходить на платформу с эксклюзивом вроде специального проекта или коллаборации. Также музыкант уверен, что стриминги не приносят нишевым артистам весомого дохода. Основные деньги Jars получают от Bandcamp и продажи мерча. Наибольший заработок группы в 2020 году — около 300 долларов — принесли записанные дома релизы, представленные на Bandcamp: сборник демо для альбома и упомянутая коллаборация с «Позорами».

Композитор и мультиинструменталист Евгений Гринько, который получает 90% своего дохода в Spotify, за период пандемии заработал на стримингах от 12 000 до 14 000 евро. «Основная часть моей аудитории находится за пределами России. С приходом Spotify в нашу страну в моей отчетной аналитике начала появляться Россия. Сейчас она дошла до пятого места, но по-прежнему уступает Франции, США, Германии. На первом месте по количеству прослушиваний находится Турция», — уточнил Гринько.

Елена Князева (Belka) рассказала, что заработала на стриминговых площадках в период карантина около 300 000 рублей. 

По словам Дмитрия Спирина из «Тараканов!», примерный доход его коллектива со стриминг-платформ за время пандемии составил 200 000 рублей. Для того чтобы привлечь внимание к своим релизам, музыканты призывали поклонников к максимальной активности. Артисты просили фанатов как можно больше слушать треки группы на платформах и стриминговых сервисах, а также избегать пиратства. 

«Мы относимся к тому типу групп, чьи фэны могут на полном серьезе, думая, что они нас так радуют, рассказать, как вчера они скачали на флешку все наши альбомы и теперь подпевают нам, передвигаясь в машине», — объяснил Спирин.

Последний релиз группы «Аффинаж» вышел в марте 2020-го, соответственно, основной финансовый выхлоп от него пришелся уже на второй квартал года — апрель — июнь. Публика приняла альбом очень тепло, и за счет роялти от стриминговых сервисов артисты смогли окупить затраты на его создание. Во время пандемии коллектив не проводил стримы и не просил о помощи, но в канун Нового года музыканты устроили первый праздничный онлайн-концерт со сбором донатов. 

«Весь 2020-й „Аффинаж“ вывозил своими силами, но под конец года мы решили совместить приятное с полезным и дать возможность людям, которым наша музыка помогает жить, теперь помочь выжить нам. Результаты оказались гораздо ниже ожидаемых, мы отбили расходы на проведение мероприятия, зарплату всех участвующих специалистов, но чистыми заработали только на одну студийную смену. Зато получили ценный опыт и в будущем постараемся не допустить ошибок, которые сделали на этом стриме», — рассказал басист группы Сергей Шиляев. 

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также