Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

Ростов-на-Дону: музыка на семи ветрах

Экскурс в историю ростовской музыкальной сцены
Концерт Ансамбля песни и пляски донских казаков имени Квасова в Ростовской областной филармонии, 2013 год. Источник: youtube.com/HD7Rostov
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/456/image/article-014d765cf37340079307b823ff1e800f.jpg

С 30 сентября по 3 октября в Ростове-на-Дону пройдет «ИМИ.Сцена» — выездная инициатива ИМИ, цель которой — наладить связи между участниками индустрии из разных городов. В рамках подготовки к ней мы публикуем большой рассказ об истории и становлении ростовской музыкальной сцены.

Ростовская область расположена в 1000 км от Москвы, строго на юг, чуть левее Украины. Здесь проживает 4,2 миллиона человек, это шестой по численности регион России.

Здесь есть училище искусств (сейчас — колледж), а также консерватория, музыкальный театр, филармония, ночные клубы, где выступают местные и приезжие коллективы. И — что удивительно — нет хороших концертных площадок на одну-две тысячи зрителей.

До середины XVIII века по территории нынешнего Ростова-на-Дону проходила граница с Турцией, Азов был турецким городом, а Таганрога не было вовсе (по требованию Турции недостроенный город был разрушен в 1711 году).

Считается, что начало нынешнему Ростову-на-Дону дала построенная в 1749 году на границе с Турцией Темерницкая таможня. Чуть позже здесь появилась и крепость.

После подписания в 1774 году Кючук-Кайнарджийского мирного договора Россия получила от Турции новые земли, в том числе и Приазовье.

Эти земли надо было кем-то заселять. Екатерина II пригласила в Приазовье греков, сражавшихся вместе с русскими против турок. В 1776 году первые греки прибыли в Таганрог. Через несколько лет по ее же приглашению появились и крымские армяне: они основали город Нахичевань-на-Дону (в 1811 году) и шесть сел в нынешнем Мясниковском районе Ростовской области. В 1928 году Ростов и Нахичевань объединились в один город.

Казаки появились здесь намного раньше. Первые упоминания о них на Дону относятся к XIV–XV векам. В 1570 году у них появилась своя столица — Черкасск.

Вот из такого многонационального набора и появилась местная музыка. Она была разная: в городах — своя, в станицах — совсем другая.

Как звучит музыка казаков

Местные энтузиасты начали собирать казачий фольклор только в середине XIX века: в 1866 году вышла книга Андроника Савельева «Сборник донских народных песен», а 1911-м — «Песни донских казаков, собранные в 1902–1903 гг.», написанная Александром Листопадовым и Сергеем Арефиным. 

Уже в советское время Листопадов подготовил пятитомник «Песни донских казаков». Это наиболее полный свод казачьего репертуара, передающий местные варианты поэтических текстов и их распевы. Доминирующая тематика казачьих песен — любовь, смерть, война. Конечно, есть и песни другого рода — мы бы назвали их «радостными», их можно услышать в исполнении Ансамбля песни и пляски донских казаков имени Квасова.

Песни, подобные приведенным ниже, звучат только на фольклорных праздниках — например, на «Шолоховской весне». Фестиваль проводится ежегодно в станице Вешенской в конце мая или в июне в станице Пухляковской — на праздниках, приуроченных ко дню рождения донского писателя Анатолия Калинина.

Музыкальное образование в Ростове

Первые музыкальные заведения в Области Войска Донского появились в Новочеркасске в начале XIX века, они готовили музыкантов для военно-оркестровой службы. В 1811 году в Новочеркасске уже была войсковая капелла.

В 1876 году при реальном училище был открыт оркестровый класс, в котором обучались 13 человек, в том числе по одному — на флейте, кларнете, корнете, валторне, тубе, контрабасе, виолончели, струнном альте, а также 5 скрипачей. Класс существовал на частные средства.

В это же время появились и частные музыкальные школы — в Ростове, Таганроге, Новочеркасске.

В 1900 году в Ростове было открыто музыкальное училище, а в 1918-м — Консерватория Императорского Русского музыкального общества (советская власть установилась в городе в 1920 году). В 1922-м консерватория стала называться Музыкально-практическим институтом. Сейчас это Ростовский колледж искусств (среднее специальное учебное заведение).

В 1967 году был основан Ростовский музыкально-педагогический институт (ныне — Ростовская государственная консерватория им. С. В. Рахманинова).

Музыкальные школы в сегодняшнем понимании в Ростове открыл Михаил Фабианович Гнесин 7 апреля 1920 года. Сын казенного раввина и гласного ростовской городской думы Фабиана Осиповича Гнесина, будущий лауреат Сталинской премии в те годы возглавлял одно из подразделений Донского отдела народного образования.

Донские композиторы

Ростовский союз композиторов — один из старейших в России. Он возник в 1939 году и на тот момент был единственным в СССР периферийным областным союзом (всего их тогда было девять: в Москве, Ленинграде, и шесть — в столицах союзных республик). Донская консерватория к тому времени сначала поменяла название (Музыкально-практический институт), а затем и утратила свой статус, став сначала музыкальным техникумом, а потом и вовсе музыкальным училищем.

Большинство ростовских композиторов — будущих членов Союза «первого призыва» — питомцы класса Хейфеца: Сотников, Артамонов, Митрофанов, Кравец, Захаров (позднее — руководитель знаменитого хора им. М. Е. Пятницкого). В 30-е годы в том же учебном заведении, преобразованном в музыкальный техникум, учились Заславский, Зиберова, Гольм, Гутин, Израйлевич, Попов. За последний более чем полувековой отрезок времени организацией руководили всего четыре человека: Артамонов (1953–1975), Красноскулов (1975–1989), Клиничев (1989–2000), Машин (с 2000-го).

Как пишет Селицкий: «В течение длительного времени когорта ростовских композиторов обновлялась не слишком активно. Новая страница ее биографии открылась в 60-е — начале 70-х годов. Этот период, который во многом определил нынешний облик организации, пришелся на годы, когда во главе правления стоял Алексей Павлович Артамонов». Видный композитор и педагог, он за свою долгую жизнь (1906–1994) создал 6 опер, 4 оперетты, 13 симфоний, музыку к 100 спектаклям в разных городах страны.

Он много лет работал заведующим музыкальной частью и дирижером в разных ростовских театрах, преподавал в училище искусств, воспитывая новые поколения будущих донских композиторов, более десяти лет был также художественным руководителем филармонии и дирижером ее симфонического оркестра. Учениками Артамонова были многие заслуженные композиторы, в том числе и Галина Гонтаренко, Аракс Матевосян.

Академический авангард

В Ростове-на-Дону работал и преподавал один из ключевых советских авангардистов Арсений Авраамов. Он окончил кадетский корпус в Hовочеркасске, а после революции вернулся на родину и преподавал теорию музыки по собственной уникальной системе в Ростовской консерватории. Авраамов стремился преодолеть ограничения равномерной темперации и предлагал своим студентам вернуться к акустически чистой музыке. Для этой цели еще в 1910-х годах он разработал «смычковый полихорд» (конструкция позволяла слегка менять фиксированную высоту звука), а позже предлагал поделить октаву на 48 равных микроинтервалов. В 1927 году Авраамов презентовал разработанную им «универсальную систему тонов» в Берлине.

Авраамов — это первая волна авангарда, а представителем второй волны можно считать композитора Александра Бакши. Он окончил Ростовскую консерваторию в 1977 году и в те годы был единственным ростовским композитором, активно применявшим в своем творчестве сонорику, серийную технику и «инструментальный театр». Не найдя единомышленников, Бакши в 1985 году перебрался в Москву и сейчас пишет музыку для спектаклей Валерия Фокина и Камы Гинкаса. Его произведения исполняют Гедон Кремер, Татьяна Гринденко и Марк Пекарский.

Ростовский джаз

В Ростове любят говорить, что первая в СССР кафедра эстрадно-джазовой музыки была открыта в 1982 году в Ростовском музыкально-педагогическом институте. Открыл ее Ким Назаретов.

Считается, что первый джаз-банд в Ростове в конце 20-х организовал пианист Владимир Левин, пишет музыкальный журналист Ольга Коржова (книга «Rostov-on-Jazz», Ростов-на-Дону, 2006). Любопытно, что на саксофоне играл американец Пол Стеффорд, приехавший по контракту в Ростов на строительство «Ростсельмаша». Играл Стеффорд неважно, его взяли ради саксофона: инструмент на весь город был только у него.

Джаз-банд Левина просуществовал недолго: на прослушивание очередной программы пришла комиссия, в составе которой были работники НКВД. На этом существование коллектива и закончилось. Причины закрытия неизвестны. Вряд ли они были идеологическими, так как вскоре в Ростове появилось более 20 джаз-бандов. Ими руководили Заславский, Китаев, Филатов, Воронин, Софьянопуло, Бондаренко, Стельман, Зак, Глуховской, Самаль. Об оркестре ростовский документалист Роман Розенблит снял фильм «Ноктюрн для аккордеона и памяти».

Современный джаз

Сегодня в городе работает несколько джазовых оркестров. Есть Оркестр имени Кима Назаретова, есть Муниципальный джаз-оркестр Кима Назаретова. Несмотря на похожие названия, это разные коллективы.

Есть Детская джазовая школа имени Кима Назаретова со своим оркестром. Школа уникальна тем, что является единственной в стране государственной детской джазовой школой с 10-летним сроком обучения. Она была открыта в 1995 году по инициативе учеников Назаретова. Обучение в школе ведется по всем специализациям джазового оркестра. Детская джазовая школа, работающая по собственному уникальному учебному плану, по сей день остается единственной в мире. Так, по крайней мере, считают в Ростове.

Самый известный джазовый ансамбль Ростова — квартет New Centropezn, играющий в основном мейнстрим. Он сформировался в 1988 году. Арам Рустамянц — фортепиано, Андрей Мачнев —саксофоны, флейта, дудук, Виталий Перов — бас, Григорий Дерацуев — ударные. Все музыканты — бывшие студенты эстрадно-джазового отделения Ростовского училища искусств, а ныне — преподаватели Детской джазовой школы (Рустамянц еще и директор этой школы).

Есть маленький частный джаз-клуб Ramada. Каждый вторник, среду и четверг там играет Jazz trio Адама Терацуяна (доцент кафедры эстрадно-джазовой музыки РГК им. С. В. Рахманинова, заведующий отделением «Музыкальное искусство эстрады» Ростовского колледжа искусств). Трио в основном исполняет лаунж, но готово сменить стилистику, если выступление предусматривает появление special guest.

Помимо джаз-клуба, у Терацуяна есть и просветительский проект «Библиоджаз» (на базе Донской публичной библиотеки). Проект посвящен истории джаза.

Школа рока

Если джаз в Ростове играли в большинстве своем люди с музыкальным образованием, то рок на своей начальной стадии был уделом любителей. Это были студенты технических вузов.

Первый рок-фестиваль в СССР состоялся 9 мая 1969 года на одной из баз отдыха на левом берегу Дона. Фестиваль был организован музыкантами ростовской группы «Утренняя роса». В фестивале, кроме упомянутой группы, участвовали ростовские «Неудачники», «Малыш и братья», «Корда».

Название «Вудсток-на-Дону» появилось гораздо позже благодаря журналистам. Среди музыкантов этот фестиваль в 1969 году называли «поп-сейшн».

Александр Агеев (группа «Утренняя роса», один из организаторов фестиваля) рассказывал:

— Первый шаг — это большое желание. К тому моменту мы уже перезнакомились со всеми группами. У нашего известного рокера Саши Путилина была группа «Малыш и братья». Он был фронтменом. Он очень серьезно всем занимался, он вообще человек с серьезным подходом ко всему. Группа «Утренняя роса», в которой я к тому времени играл, была инициатором фестиваля. Были еще группа «Корда» и группа «Неудачники»… Никаких билетов не было. Информация передавалась из уст в уста. Приехать должны были только проверенные люди. Никакой же охраны не было, никакой службы безопасности. Мы выехали накануне, установили аппаратуру, вынесли кровати. Практически всю ночь мы выпивали, слушали музыку — как сейчас помню, это был Pink Floyd. Любопытный штрих: в «Утренней росе» лидер-гитаристом был студент физфака РГУ, родом из Нигера — Бен Мухаммед Абдель-Крим. У одного из участников «Утренней росы» отец был секретарем парторганизации института «Севкавгипросельхозстрой».

Сейчас рокеры первой волны иногда дают концерты в «Квач-клубе».

Первой «настоящей» ростовской рок-группой была «День и вечер» Валерия Посиделова, созданная в 1979 году. Музыка группы менялась в зависимости от времени: от хард-рока к «новой волне» и далее по направлению к Роберту Фриппу.

В 1986 году в городе собрался рок-клуб. Его председателями по очереди становились Валерий Посиделов, Елена Артикульная и Петр Москвичев. В 1987 году состоялись подряд два масштабных фестиваля «Рок-марафон», «Рок-707» в 1988-м и трехдневная «Закрытая зона» в 1989-м. Начались концерты в легендарном «Дунькином клубе». До революции в нем был публичный дом, а в 1970-е — самодеятельный театр «Синий троллейбус» и знаменитый киноклуб. 

В 1989 году Петр Москвичев открыл в нем «Студию Р», и «Дунька» стала местом постоянных выступлений областных рок-музыкантов, там же проходили концерты приезжих звезд Майка Науменко, Юрия Наумова, «Автоматических удовлетворителей». Популярными ростовскими группами тех лет были «Геликоптер Блюз Бэнд», «Там! Нет Ничего» Валерия Посиделова, «Элен», «Театр Менестрелей», «12 вольт», «Чистая вода» (г. Аксай) и впоследствии перебравшаяся из Ростова в Москву «Матросская тишина» Германа Дижечко.

Рок-музыка города с момента создания рок-клуба стала обрастать своими музыкальными журналами.

В 1988 году в Ростове начинает выходить самиздатовский музыкальный журнал «Ура Бум Бум!» Галины Пилипенко, получивший невероятную популярность среди неформальной молодежи города. О популярности журнала красноречиво свидетельствовала огромная надпись «Ура Бум Бум!» на стене журфака Ростовского университета. Другой ростовский музыкальный самиздат тех лет — «Темерницкая таможня», «Донский бит имени Степана Разина», «Рок ОПО» журналиста и художника Игоря Ваганова и некоторые другие.

«Пекины» на многие годы стали визитной карточкой ростовского рока. Хотя сами они считали слово «рок» в свой адрес ругательным, а песни их лидера, художника Сергея Тимофеева, представляли собой зарисовки ростовского богемного быта тех лет и были ближе к стилистике городского романса, но благодаря «Пекин Роу Роу», «12 вольт» и некоторым другим коллективам в начале 90-х в рок-музыке Ростова сложился собственный стиль, названный позднее местной прессой «южная волна». Ее главной особенностью было невероятно сильное влияние городского романса, так называемого шансона. И, как заметил один из участников тех лет, «это вообще никакой не рок, это казаки, арбузы, шаурма и дыни».

О творчестве «пекинов», жизни и гибели Сергея Тимофеева есть фильм ростовчанина Кирилла Серебренникова «Шиги Джиги».

В той или иной степени этот характерный «Ростов стайл» сохранился и дожил до настоящего времени. Он жив в творчестве групп «Запрещенные барабанщики», «Хуже, чем дети» и некоторых других. Тематика песен также практически не поменялась, все те же «чебак, чебуреки, хачапури, ачма».  

Криминальный колорит

Ростов-на-Дону — признанная криминальная столица. И этот статус не мог не отразиться на песнях горожан. Самым известным исполнителем шансона здесь долгое время был Константин Ундров, чей хит «Левый берег Дона» авторства ростовчанина — телеведущего Ивана Кононова стал классикой российского шансона и перепевался с тех пор неоднократно. 

«Школы» ростовского рока

В Ростове и окрестностях активно действует около семи десятков групп, некоторые из которых известны не только в России, но и за рубежом.

Постпанк: В первую очередь это проекты Влада Паршина: Motorama, «Утро», «ТЭЦ», а также «Вальс» Егора Локтинова, вернувшиеся на сцену «Элен» и некоторые другие.

Shoegaze: В первую очередь Aerofall и проекты братьев Хевелевых XBRothers и Futbol.

Synthwave, coldwave, darkwave: «Научный Сотрудник», «YшY», «ХоЛоД».

Построк: 417.3, Pulsar Las Teclas, Rostov-on-Drone, «Мертвый Аксай».

«Южная готика»: «Церковь Детства», «Крот», The Bombones, «Донская романтика», «Хлеб-Соль».

Дискотека

В Ростове большая танцевальная сцена. Много проектов, диджеев, клубов и продюсеров. Наиболее известный — проект Сергея Пименова и Александра Полякова «ППК», чей сингл «Воскрешение» в 2001 году добрался до 1-го места в международном чарте независимых синглов и до 3-го места топ-чарта Великобритании. 

Еще один заметный проект — Figura. Это группа Олега Гапонова, Андрея Морозова («Астероид Б-612», Paper Plane), Петра Каплина (Ritmika) и Анатолия Шемуратова, которая создавала и исполняла электронную музыку, актуальную на рубеже 90-х — начала 2000-х годов. Гапонов — поэт, музыкант, публицист, исследователь казачьей культуры, кинорежиссер-документалист (наиболее известен его фильм «Дон. Картина мира») — поставил целью Figura поиск баланса между электронной и традиционной музыкой. Современное общество и его связь с классической мифологией славянского Дона, Хазарии, тенгрианства и казачества служили источниками вдохновения для создания музыкального материала на протяжении всех семи альбомов проекта. 

Figura семплировали звук казачьих глиняных флейт окарин и записи казачьего хора. Гапонова же можно считать и первым оригинальным музыкантом-электронщиком Дона.

Ростов шумит

Местная «шумовая» сцена представлена большим количеством проектов в диапазоне от Пи-Орриджского «тру-индастриала» популярной коммуны «Антимузыка» до дрим-нойзовых записей «Скрижалей сна», «Поездов под пристальным наблюдением» и эмбиент-полотен композитора Ильи Symphocat.

MortArt — проект художника Александра Селиванова. С середины 90-х он стоял у истоков многих андерграундных течений в Ростове, принимал участие в знаменитых концептуальных выставках и перформансах, а в последние годы участвует в локальных и зарубежных выставочных проектах. Официальная дискография Селиванова насчитывает полтора десятка дисков, выпущенных им как самостоятельно, так и на западных лейблах. Журналисты отмечают в death industrial Селиванова сильный «южнорусский акцент: композиции звучат по-особенному неторопливо, а криминальная аура города добавляет подсознательной злобы и обреченности».

Sol Solaris, проект ростовчанина Константина Мезера и москвича Ивана Напреенко («Оцепеневшие»), с середины 90-х годов последовательно мутирует от эмбиента к дарк-техно с индустриальным шумом и хрустом. Как писал о них журналист Феликс Сандалов: «Редкие для отечественной постиндустриальной сцены артисты, которым не свойственны ни пустопорожняя патетика, ни низотное сектантство, ни желание назло бабушке отморозить уши слушателя».

Papa Srapa — проект Эдуарда Срапионова, медиахудожника и создателя самодельных синтезаторов. Режиссеры Константин Иванов, Никита Кабардин сняли о нем документальный фильм.

Не забывай свои корни, помни

Ростов много лет считается одной из столиц русского рэпа. «Каста» и Василий Вакуленко постоянно подчеркивают свою связь с Ростовом, множество их текстов посвящены родному городу. Так повелось еще с «Объединенной Касты» – группировки ростовских хип-хоп-исполнителей, в состав которой в середине 90-х годов, помимо Влади, Шыма, Хамиля, Басты, Хамиля, входили «Грани», «Песочные люди», «Западный сектор», Карабас, Панама, Кальян, Ситар и другие. 

В конце нулевых и начале десятых в Ростове сложилась следующая волна хип-хоп-артистов: среди них можно выделить Пику и объединение MLK+, куда входят May Wave$, The Nek, Ameriqa и другие.

Рэп есть и у казаков

У них есть «Атаманский дворец» художника Максима Ильинова. Проект назван в честь памятника архитектуры в Новочеркасске, официальной резиденции наказного атамана Войска Донского. Дворец служил местом пребывания царя и наследников престола во время их приезда в Новочеркасск. 

Альбомы «Отец нации» и «Громкий Дон» с песнями «Национальность — казак» и «Коник вороной» стали широко популярны в среде казаков. Ильинов — постоянный участник фольклорных фестивалей, праздников и экспедиций. В другом проекте Ильинова Iliya казачья тема подана в менее пропагандистском духе, но все равно чрезвычайно заметна.

Авторы благодарят Анатолия Моисеевича Цукера, Александра Яковлевича Селицкого, Алексея Александровича Хевелева и Антона Александровича Светличного за помощь в подготовке публикации.

Денис Третьяков, Сергей Медведев.

 

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии