Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

Как живет сцена Самары последние 150 лет

Шаляпин, «Груша» и «Рок над Волгой»
Грушинский фестиваль 1986 г. Фото Вячеслава Смирнова.
17 июня 2020
Текст:
Данила Телегин

17 июня 2020
Текст:
Данила Телегин

За последние 100 лет ни один важный глобальный тренд не обошел «запасную столицу» на Волге. Академическая музыка, джаз, бардовская песня, беспощадная попса, авангардный рок и независимая музыка на любой вкус — всюду есть артисты, состоящие в более или менее тесной связи с Самарой. «ИМИ. Журнал» попробовал вспомнить основные события, которые сделали город на Волге заметным на музыкальной карте страны. 


Это уже баян

Самарская губерния очень многонациональная. Разнопланового материала для исследования в деревнях и селах предостаточно. Сама же Самара во второй половине XIX века представляла собой город примерно на 90 тысяч жителей. Благодаря активному купечеству музыкальная жизнь в городе была насыщенной, однако не слишком заметной в масштабах империи. Одно из первых комплиментарных высказываний о сцене города принадлежит Петру Ильичу Чайковскому — он был в Самаре проездом в 1887-м и заглянул в единоверческую церковь. «Оригинальное пение, очень мне понравилось», — похвалил композитор местную духовную музыку.

Самарская единоверческая церковь до революции. Источник: humus

Известно, что в городе в то время работали несколько музыкальных лавок. С 1882-го крупнейшей из них владел Егорий Бем, но под конец века у него появился мощный конкурент — Павел Чулков. Возможно, их коммерческое противостояние и привело к судьбоносным для Самары последствиям. В частности, Чулков стал активным промоутером и однажды замахнулся на привоз самого Шаляпина. Тот концерт имел колоссальное влияние на культурную жизнь города.

Впрочем, самарцам хочется верить, что Чулков был еще и создателем баяна. Существует локально растиражированная версия, будто мастер внес характерные усовершенствования в гармонь за 10 лет до Петра Стерлигова, «официального» создателя этого инструмента. Сомневаться в правдивости этой истории заставляет время ее появления — накануне очередного фестиваля «Виват, баян!» современного эстрадного артиста Сергея Войтенко.



Шаляпин в «конюшне»

Начало XX века в Самаре ознаменовалось двумя большими событиями музыкального толка. В 1900 году было создано Самарское отделение ИРМО, Императорского русского музыкального общества, а в 1902-м Общество открыло музыкальные классы — первое в истории города государственное музыкальное учебное заведение.

1 декабря 1907-го начал работу театр-цирк «Олимп». В эффектном здании в стиле модерн на 1100 зрительных мест со штатным оркестром выступали Александр Скрябин, Леонид Утесов, Федор Шаляпин и другие знаменитости того времени. Однако всемирно известный бас невысоко оценил площадку и обозвал ее конюшней во время визита. Также существует легенда, что Шаляпин пел с балкона гостиницы «Бристоль-Жигули» на радость простым горожанам. К сожалению, это выдумка, которую однако с удовольствием пересказывают до сих пор.

8 ноября 1917-го Валериан Куйбышев (чье имя Самара станет носить позже) провозгласил со сцены «Олимпа» советскую власть. Но и это не спасло сомнительную репутацию площадки. Наряду с «Борисом Годуновым» и «Князем Игорем» в театре-цирке давали кабаре и канкан, причем на последние публика ходила значительно лучше. Пресса в адрес «Олимпа» язвила регулярно. Так что в апреле 1940-го Куйбышевский облисполком принял решение о создании Самарской филармонии, которая уже через месяц начала функционировать в здании теперь уже бывшего цирка «Олимп».

На улицах в это время звучала совсем другая музыка. В Самаре сложилась уникальная субкультура «горчичников» — так называла себя полукриминальная молодежь, которая использовала в битвах пакеты с молотым красным перцем. Эти ребята на свой манер исполняли на гармони популярные в те годы песни:

Я с детства был «горчишник»,
Носил я брюки клеш,
Соломенную шляпу,
В кармане — финский нож…

Есть версия, что одесские приметы в этих куплетах появились позже самарских.


1931-й год принес Самаре свой Театр оперы и балета. Разместился он в величественном здании в стиле неоклассицизм, которое было построено на месте храма Христа Спасителя, стоявшего на том же месте еще год назад. 1 июня 1931 года дебютный театральный сезон открылся оперой Римского-Корсакова «Борис Годунов». Через два года, в 1933-м, при театре появилась и балетная труппа. Как показала история, это случилось вовремя.

В Великую Отечественную войну переименованная в Куйбышев Самара стала «запасной столицей». Сюда эвакуировали не только заводы, дипломатов и правительственные учреждения, но и труппу Большого театра. Это очевидным образом сказалось на местной музыкальной жизни. С 1941 по 1943 год московские артисты поставили в городе 14 опер и балетов. Главной вехой стала премьера Седьмой (Ленинградской) симфонии Дмитрия Шостаковича 5 марта 1942 года, которая была дописана уже в Куйбышеве. В итоге оркестр Большого театра под руководством Самуила Самосуда исполнял симфонию для всей страны, поскольку по такому случаю власти организовали радиотрансляцию.


Джаз под прикрытием

После войны Куйбышев перевел экономику на относительно мирные рельсы, но по факту еще многие годы спустя город оставался закрытым. Впрочем, это не мешало проникать в Куйбышев свежим музыкальным веяниям. Во второй половине 1950-х продвинутая молодежь тусовалась на Броде, участке улицы Куйбышева, и по рукам уже тогда ходили пластинки с музыкой глубоко не советской. Джаз в городе полюбили всерьез и надолго. Когда в 1962 году в Куйбышеве появился Городской молодежный клуб (ГМК-62), он вошел в историю прежде всего как клуб джазовый, устроивший беспрецедентный фестиваль, третий по счету во всем СССР.

Приключения организаторов фестиваля, особенно музыканта Игоря Вощинина, — это отдельная история. Например, чтобы глубоко чуждая музыка прозвучала со сцены Куйбышевской филармонии, Диззи Гиллеспи пришлось на бумаге переименовать в Донатоса Гелиспявичуса, а Телониус Монк стал Телонием Монукяном. Солдаут на фестивале состоялся за две недели до начала. Но и трюк с именами, разумеется, вскрылся — правда, после концертов. К сожалению, в следующий раз «Джаз-Весну» разрешили провести лишь пять лет спустя, когда у партийных функционеров изменилась повестка. С 1967-го Куйбышев стал важной джазовой точкой, и преемственность тех начинаний заметна даже сейчас.


Высоцкий меняет масштаб

Сложно переоценить вклад в культурную жизнь Куйбышева Городского молодежного клуба. Именно ГМК-62 организовал два выступления Владимира Высоцкого в переломный для карьеры легендарного артиста период. В мае 1967-го Высоцкий выступил на пятилетии клуба, при этом на улице музыканта никто не узнал, несмотря на белую рубашку и гитару за плечами, в зале филармонии даже оставались свободные места. Однако на втором концерте в тот же день, в ДК Дзержинского, ситуация резко поменялась. Сарафанное радио сработало быстрее, чем артист дошел от одной локации до другой, и в «Дзержинке» с залом на 800 человек свободных мест всем желающим послушать Высоцкого уже не хватило.

Во время выступления во Дворце спорта. Куйбышев, 29.11.1967 г.
Источник: Центр-музей В. В. Высоцкого в Самаре

К осени весь Куйбышев стоял на ушах и просил еще раз привезти Высоцкого. Приглашали во Дворец спорта, и поначалу артист был категорически против. «Я в такие игры не играю», — отвечал музыкант. Но клубу каким-то образом удалось убедить и барда, и партийных деятелей. Так именно в Куйбышеве Владимир Высоцкий дал первые в своей жизни стадионные концерты. 

Вот как сам артист писал о них другу: «У них там есть молодежный клуб и отличные ребята, которые каким-то образом такую развели свободу, что мне дали выступить во Дворце спорта по 7 тысяч человек два концерта. Ощущение жуткое. Громадное здание, и одна моя небольшая фигурка средь шумного зала. Раздал автографов столько, что если собрать их все, будет больше, чем у Толстого и Достоевского».

К этому стоит добавить, что Дворец спорта был рассчитан только на пять тысяч зрителей. Однако Высоцкий не зря опасался: именно после стадионных аншлагов началась газетная кампания против него.


«Как здорово, что все мы здесь…»

Неудивительно, что участники ГМК-62 причастны к созданию главного музыкального бренда Самарской области — Грушинского фестиваля. Идея бардовского слета родилась после трагической гибели на реке Уде студента Куйбышевского авиационного института, участника трио «Поющие бобры» Валерия Грушина. В сентябре 1968-го порядка шестисот друзей, сочувствующих и просто туристов, собрались в живописном районе Каменной Чаши, чтобы помянуть товарища песней. С тех пор масштаб фестиваля неуклонно рос. Для многих артистов жанра он стал важной вехой на пути к успеху, и наоборот: выступление некоторых музыкантов делало честь фестивалю. Так или иначе, с Грушинским фестивалем связаны имена Юрия Визбора, Александра Дольского, Сергея Никитина, Олега Митяева, Алексея Иващенко и Георгия Васильева и многих других. Александр Городницкий, один из идеологов бардовской песни, еще в 1970-м стал председателем жюри «Груши» и до сих пор занимает почетное место в рядах организаторов фестиваля, а также участвует в выборе лауреатов.

После того как в 1979-м Грушинский фестиваль собрал чуть ли не 100 тысяч человек, местный ВЛКСМ решил, что свободолюбивой поляне пора отдохнуть. 

Вернулся бардовский слет уже в перестройку, вот только музыкальные тренды к тому времени сильно изменились. В 1990-е посещаемость Грушинского была стабильно высока, но процент бардов хрестоматийного образца со временем становился все ниже. В лагерях у костров все чаще звучали рок-песни, которые потом стали проникать и на сцену. Своеобразное признание рок-направления бардами состоялось в 2002-м, когда на «Грушу» приехал выступать Юрий Шевчук. Стоит ли говорить, что количество публики в тот раз было рекордным.

Массовость снова сыграла с фестивалем злую шутку. Конструктивные споры в рядах организаторов со временем переросли в непримиримую войну за право использования бренда «Грушинский фестиваль». Слет в итоге на несколько лет разделился на два равноценных события, проводившихся одновременно в нескольких километрах друг от друга. Ныне «Грушинка» объединена волевым усилием областных властей, но актуальность фестиваля очевидно падает. Согласно официальной статистике, в 2019 году праздник посетили 23 тысячи зрителей.


Фураги против клеша

Вернемся в куйбышевские 1970-е.

«Горчичники» были не единственной чисто местной уличной субкультурой, подарившей городу колоритные песни. Социальная ситуация в Куйбышеве застойного периода способствовала появлению на окраинах нового рабоче-криминального движения, фураг. От среднесоветской шпаны они отличались занятным дресс-кодом («бабайка», белый шарфик, обувь со скошенными каблуками) и музыкальным репертуаром. В общем-то, это были гнусавые песни про пацанов сложной судьбы, в которых иногда проскакивали куйбышевские реалии. Большая часть «фуражьего» культурного наследия ныне забыта — возможно, заслуженно.

Фото: Елена Загороднева. Источник: drugoigorod.ru

На радиоволнах тем временем была эпоха ВИА. Один из сладкоголосых ансамблей, «Синяя птица», приехал работать в Куйбышевскую филармонию в 1975-м и в том же году выпустил первую пластинку. Ту самую, где был хитовый «Клен». Официальным днем рождения «Синей птицы» считается дата их первого официального концерта: он состоялся в Тольятти 22 февраля 1976-го. ВИА весьма продуктивно просуществовал 15 лет и распался фактически вместе с Советским Союзом.

Куйбышев, конечно, был закрытый, но не отсталый: с начала 1960-х избранная молодежь ловила новинки рок-музыки на волнах BBC и «Голоса Америки». Появились и коллективы с рок-репертуаром, но каких-либо записей они не оставили.

Эффектный выход западных рок-пластинок на широкую публику состоялся во многом благодаря Константину Лукину. Опять же при ГМК он сделал бешено популярную дискотеку «Удачный звук» в 1977-м. Будучи одним из трех ее ведущих, он с удовольствием разбавлял танцевальный репертуар роком. В своей миссии Лукин был не одинок: популяризаторством рока вместе с ним и по отдельности занимались Александр Астров, Александр Шугаев, Сергей и Владимир Сноповы и другие. Однако именно Лукин устроил первые в истории группы «Машина времени» гастроли (они отыграли в Куйбышеве пять официальных концертов за неделю) и познакомил Москву с Владимиром Кузьминым в 1981-м. Позже, в 1990-х, он создаст «Радио Самара-Максимум» — рок-радиостанцию, которая и в наше время продолжает жить со своим коммерчески не оправданным форматом.

Александр Астров — другая важная фигура локальной музыкальной культуры. Автор незаурядных перформансов на «Удачном звуке», музыкальный критик, летописец и диджей, он стал идейным вдохновителем и соавтором первого русскоязычного рэп-альбома. 25-минутная пластинка группы «Час пик», которая так и называется, «Рэп», единственная представляет Куйбышев в знаковой книге Александра Кушнира «100 магнитоальбомов советского рока».


Роковые годы

В перестройку рок-движение в Куйбышеве набрало огромную силу. С гастролями в городе побывали «Аквариум», Цой, «Браво», «Центр», «Бригада-С», «АВИА», «Наутилус Помпилиус». Петр Мамонов в 1987-м произвел на местную публику такой эффект, что в честь строчки из его песни «Серый голубь» назвали фестиваль — «Самый плохой». Сформировались и свои музыкальные герои, которые, по словам очевидцев, ничем не уступали гастролерам: «Седьмая ступень», «Гаврош», «Грудь и Наводчики», «К-2», «Неуловимые мстители»... Ни одна из этих команд, впрочем, не заняла видного места на российской сцене, однако участники и свидетели той рок-волны уверены, что лишь по трагическому недоразумению куйбышевская тусовка не превратилась в бренд вроде Свердловского рок-клуба.

Есть оговорка. Отдельные творческие единицы состоялись как артисты на федеральном уровне. Нынешний вокалист «Цветов» Олег Предтеченский начинал свою карьеру в куйбышевской группе «Хобби» (они, правда, держались особняком). Участник «НОМа» и поэт самарских рабочих окраин Федул Жадный рычал в «Стугерон Янссен». «Мик, Кук и компания» после гибели Александра «Мика» Микрюкова в 1994-м трансформировалась в локально известную «Контору Кука».

Пиковыми моментами куйбышевско-самарской рок-движухи были, конечно, первые «Самые плохие» Руслана Татаринцева. С 1990-го по 1992-й фестивали ежегодно наносили материальный ущерб Дому молодежи и оставляли участникам на всю жизнь воспоминания о беспрецедентных моментах свободы. Повторить «Самые плохие» пытались потом не раз, но с каждым разом они все больше походили на встречу одногруппников рок-н-ролла.

«Битлз-Ассоциация» г. Самары

Нельзя не отметить, что в Самаре, которая называется так с 1991 года, сохраняется стойкий фан-клуб The Beatles. Созданная братьями Сноповыми практически одновременно с переименованием города «Битлз-Ассоциация» раз в год проводит большие бесплатные фестивали под открытым небом, а также клубные концерты поменьше, приуроченные к битловским датам. Кроме того, «Ассоциация» выпускает журнал From Me To You, который можно купить по всей России.


Откуда «Руки» растут

Клубная жизнь кислотных оттенков заходила в Самару довольно робко. Первопроходцами тут были клубы «Пеликан» и Aladin. Но в 1996-м, с открытием «Джунглей», начался бум. По словам учредителя Ивана Кабина, «Джунгли» окупились буквально за два месяца. Собиравший публику, артистов и диджеев самого разного сорта, клуб поначалу всегда был переполнен. Кстати, один из резидентов закрывшихся в 1999-м «Джунглей» Шаля теперь директор НК «Звезда».

Говоря об эпохе рейвов, нельзя не вспомнить двух сотрудников «Европа плюс Самара» Сергея Жукова и Алексея Потехина. Именно у нас, а также в соседнем Тольятти, вызревали первые хиты «Руки вверх!».

К концу 1990-х в городе стали открываться и рок-бары. В историю вошли два - «Сквозняк» (1999 года рождения) и «Подвал» (2000). Причем первый отличался чутьем на группы, которые в перспективе станут собирать многотысячные залы («Ленинград», Billy`s Band, «Пилот», «Ундервуд»). Пал он буквально пару лет назад, так и не смирившись со сменой предпочтений публики. «Подвал» остается классическим рок-баром, подобные которому есть едва ли не в каждом крупном российском и европейском городе.


От наших — «Нашему»

Значительно освежило музыкальную жизнь пришествие в Самару «Нашего Радио» (под руководством Михаила Козырева). Город на Волге подарил стране похожих по формату героев — «Братья Грим» выстрелили в 2005-м после знакомства с продюсером Земфиры и «Мумий Тролля» Леонидом Бурлаковым. Впрочем, братья Константин и Борис Бурдаев сравнительно недолго оставались в фаворе у публики со своими «Ресницами» и «Кустурицей». Конфликт между ними, то вспыхивающий, то тлеющий, тянется уже больше 10 лет.

Определенно важным годом для самарской независимой музыки стал 2006-й. Cheese People выпустили демооальбом «Psycho Squirrel», Bajinda Behind the Enemy Lines становится концертной сенсацией в Самаре и за ее пределами, выпускает EP «Ah! When YEAHHH!!!». Появляется пара эмогероев формата канала «А1» — IDEЯ FIX, «6000000000 себя»... Набирает обороты готическая сцена. В Самару приезжают группы уровня Das Ich и Covenant, а местные дарквейверы Purple Fog Side стали заметны на международной темной сцене.

В 2007 году рождается фестиваль «Метафест». Как раз тогда организаторы Грушинского придумали выпускать на сцену только чистокровных бардов. В качестве ответа «Метафест» собрал артистов вроде Ольги Арефьевой, Герберта Моралеса, «Серебряной свадьбы», группы Ивана Смирнова. Однако с очередной сменой политики «Груши» необходимость в «Метафесте» как будто отпала. Фестиваль должен был исчезнуть, но его подхватила самарская команда организаторов, и сегодня «Метафест» остается редким для России многотысячным мультиформатным событием с нетривиальной музыкальной программой.

В 2009-м на волне любви первых лиц государства и области к рок-музыке довольно внезапно возникает «Рок над Волгой». Фестиваль напоминал бесплатную однодневную версию «Нашествия», лайнап состоял из ветеранов русского рока и пары иностранных групп. Хедлайнерские позиции неизменно доставались «Алисе». Участие Rammstein в «Роке над Волгой» в 2013-м собрало на поле рекордные 692 тысячи человек. «Рок над Волгой» должен был вернуться в июне 2020-го уже как частично коммерческое событие, но пандемия нарушила эти планы. Новая дата проведения фестиваля пока неизвестна.


Новейшее время

В 2010-е Самара эффективно экспортировала за пределы региона музыку в основном гедонистического характера. Это и сверхромантичная инди-поп-группа VLNY, и развлекательный контент от Big Russian Boss, и постюмористические куплеты Шарлота, и простодушный рэп MC Сенечки, а также эклектичный проект Ольги Чубаровой и Аллы Фармер «Бабба». С другой стороны, музыкальная сцена города в этот период отметилась успешным гитаристом-инструменталистом Сергеем Табачниковым и злыми хардкорщиками WLVS, успевшими выступить не только за пределами Самары, но и в Европе.

группа WLVS, 2019 г.

Пандемию Самара встретила в парадоксальном состоянии. При немалом количестве артистов, заметных на федеральном уровне, большую часть городской афиши занимали кавер-группы, а значительная часть локальных хедлайнеров на сегодняшний день успела перебраться в Москву или Петербург. Впрочем, судя по недавней «ИМИ.Сцене» в Самаре, музыкальная жизнь в городе бурлит и не собирается останавливаться даже на фоне кризиса.


17 июня 2020
Текст:
Данила Телегин
Поделиться материалом:Поделиться:
Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также