Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

«Если закрыта дверь — бейся в окно». Интервью с Артемом Качером

Артист рассказывает о музыкальных кастингах, важности лейблов и треке с Джиганом
Фотографии предоставлены героем материала
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/465/image/article-9c3e663da23e990736aa68c9b87bd4ec.jpg

Как этично коллаборировать с другими артистами? Почему музыкантам не нужно контролировать музыкальный процесс от начала до конца? Существует ли формула хита и как не зацикливаться на одном жанре? Об этом и многом другом «ИМИ.Журналу» рассказал Артем Качер — певец, приглашенный артист Warner Songwriting Camp и исполнитель треков «100 проблем» и «Одинокая луна».

Многие ли до сих пор считают, что артист должен все делать сам, без помощи битмейкеров и сонграйтеров? 

Это, конечно, очень странная позиция: посмотрите на работу Канье Уэста, сейчас все до сих пор обсуждают его новый альбом. Какое количество людей работает с ним на студии? А для скольких музыкантов он сам написал музыку или спродюсировал для них биты? Разве можно всех их назвать фейковыми? Большое заблуждение — думать, что исполнитель должен контролировать процесс создания музыки от и до. Как бы круто человек ни писал музыку, его вдохновение рано или поздно иссякнет, важно иногда отключаться и доверяться другим, чтобы восстановить творческие силы. 

Не надо быть эгоистом и работать только для себя, забывать о слушателях. Даже если артист может все делать своими руками, не получится писать разную музыку долго: рано или поздно придется обратиться к команде, которая поможет тебе раскрыть новые краски в собственном творчестве.     

Как музыкантам этично коллаборировать друг с другом?

На рынке в целом обстановка выглядит более скудной, артисты слишком уж серьезно подходят к сотрудничеству, не всегда охотно идут на контакт. Я за открытые коллаборации: не важно, месяц ты в индустрии или пятьдесят лет. С начинающими музыкантами надо делиться опытом, а мастодонтов внимательно слушать. Диалог поколений обязательно должен быть. Мериться хитами, подписчиками, обсуждать, как кто-то кому-то написал, — гнилая и не настоящая атмосфера. Нужно быть открытым; даже если тебе не подходит композитор или артист, стоит вежливо и красиво ответить, найти выход из ситуации. Мне пишет огромное количество ребят, и я стараюсь никого не обидеть и по возможности всем ответить. Понятно, что нереально всем помочь написать хит, но уделить минуту внимания, дать оценку или комментарий всегда можно и нужно. 

Как вы пишете песни? Как происходит работа с другими авторами?

Начнем с того, что это особая химия: сонграйтер с автором должны в какой-то степени подходить друг другу и совпадать в жанровых предпочтениях. При работе на студии важно, чтобы сонграйтер знал голос исполнителя и его тональность для правильных настроек микрофона. Артисту должно быть комфортно с другими участниками команды: мне, например, удобнее работать с одними людьми в течение нескольких лет и вместе двигаться дальше.

И хотя артист — это своего рода локомотив, который задает общее направление, если, например, у битмейкера возникает желание что-то поменять, то исполнитель обязательно должен его выслушать, воспользоваться советом. Главное — взаимное уважение. До сих пор иногда можно столкнуться со странными стереотипами: некоторые представители индустрии думают, что певцы только открывают рот под фонограмму и ничего не смыслят в музыке, но это не так. Зачастую артист сам себе пишет и стихи, и мелодию, нарабатывает свой стиль. Затем профессионалы на студии уже обтачивают это видение, чтобы сделать качественный итоговый материал. 

Бывает, что вы зацикливаетесь на каком-то одном жанре или музыкальной форме? Что делать в таких ситуациях?

Надо постоянно коллаборировать, знакомиться с музыкантами, следить за тем, что происходит в индустрии, и почаще слушать музыку других исполнителей. Есть артисты, которые думают, что всегда будут в тренде. Они не расширяют свои творческие рамки и потом сталкиваются с творческим кризисом. Нужно постоянно выходить из зоны комфорта и общаться, а не оставаться в своем маленьком герметичном мире. Еще студентом я прочитал интересное интервью Стиви Уандера, в котором он говорил, что каждый день учится чему-то новому несмотря на то, что собирает стадионы. Музыка — это область, в которой нет предела совершенству, никогда не наступит этап абсолютного понимания. Ровно поэтому и не существует четкой формулы хита или способа навсегда завоевать любовь публики. 

Если формулы хита не существует, как понять, что материал, который вы делаете, обладает потенциалом?

Бывают случаи, когда вся фокус-группа — скажем, человек десять — в один голос говорит: «Это большой хит». Но такие ситуации — это исключение из правил. Удача и успех похожи на лотерею: сложно узнать заранее, выстрелит трек или нет. Также есть новаторы, как Иван Дорн, которые обгоняют свое время и делают не похожий ни на что звук. Конечно, есть общие закономерности, которыми пользуются музыканты: расположение аккордов и мелодий и акцентированные припевы. Но до конца все разложить по полочкам не получится, потому что в создании музыки есть своя магия. Невозможно сформулировать, почему какой-то трек нравится миллиардам людей. Ни один композитор или поп-звезда не ответят на вопрос, почему именно их песня стала хитом.   

Магию творчества не сдавливают тренды? Приходится ли на них ориентироваться?

Если не хочется стать мамонтом, на них нужно ориентироваться в любом случае. При этом не надо мучить себя и ставить жанровые или стилистические рамки, творческий процесс должен проходить естественно. Круто, когда люди танцуют или любят друг друга под твой трек; чтобы получать отклик от других, нужно чувствовать свежесть внутри себя, не зацикливаться на чем-то одном и не писать музыку через боль и принуждение. 

Помню историю с песней «ДНК» с Джиганом. Я человек правильного воспитания, мне было сложно воспринять, что придется материться в треке. У «ДНК» есть две версии: со словом «офигенный» и с нецензурным. Сначала на студии мне пришлось переступить через себя, но потом я понял, что к формулировкам можно подойти философски. Хочется, чтобы у людей, которые слушают этот трек, все действительно было офигенно. Есть песни, в которых по-другому и не скажешь, чтобы передать нужную эмоцию. В итоге у «ДНК» десятки миллионов прослушиваний в стримингах и статус одного из главных хитов 2018 года. Чтобы прийти к успеху, всегда нужно выходить из зоны комфорта. 

Как с финансовой точки зрения выстраиваются отношения в команде?

Мы работаем с роялти, отчислениями с концертов и рекламы: от всех активностей отчисляется определенный процент, а не фиксированная сумма. Вообще, не очень люблю обсуждать финансы.

Что бы вы могли посоветовать начинающим артистам, которые только начинают свою карьеру?

Во-первых, не надо брезговать никакой работой: пусть это будет караоке-клуб или игра КВН, неважно. Во-вторых, всегда полезно участвовать в песенных конкурсах и не упускать возможности. Жизнь — это пазл, который надо собрать из частичек, разбросанных во времени. Никогда не знаешь наверняка, когда найдешь нужный. Да, часто бывают сомнения, не всегда понятно, стоит участвовать в мероприятии или нет. Но хотя бы небольшой фидбэк артист получит, а это очень полезно. Сегодня двадцатилетним артистам попасть в индустрию проще, чем было в мои двадцать лет. Сейчас гораздо больше инструментов, благодаря которым можно реализовать свое видение и не сидеть сложа руки. Надо постоянно знакомиться с новыми людьми, работать над новым материалом и коллаборировать. Не надо с одной песней ждать аванса от лейбла. Если закрыта дверь — бейся в окно.

А как вы сами пришли в индустрию?

Я пришел в индустрию через музыкальную академию, а после переезда из Владикавказа в Москву окончил училище Гнесиных. Потом я начал ходить по всем конкурсам и кастингам, начиная от мюзиклов и заканчивая крупными телевизионными программами, куда я вскоре и попал. Я довольно скоро понял, что петь каверы и выступать на корпоративах — это не предел моих амбиций. Хотелось оставить какой-то след. Потихоньку начала собираться команда: сонграйтеры, битмейкеры, с которыми мы до сих пор на студии творим и выпускаем музыку. Так все и закрутилось. Чуть позже я познакомился с Artik, который сейчас работает со мной в качестве продюсера и партнера, — он для меня как старший брат практически. Надеюсь, еще очень долго будем вместе писать треки и радовать ими слушателей.

Как молодому артисту работать с лейблом? Имеет ли сейчас смысл заключать договор с мейджором? 

Невозможно ответить однозначно. Есть self-made артисты, которые и материал сами делают, и концерты устраивают, и промо занимаются. Это очень редкий случай, причем даже таким исполнителям нужна команда. Я не сторонник войны с лейблами: они выполняют огромное количество работы, которая не всегда заметна невооруженным глазом. Звукозаписывающие компании помогают с продвижением, сбором средств, таргетированием. Я, например, очень благодарен Warner: они часто дают обратную связь по готовящемуся материалу, а иногда присылают и демозаписи, проводят кэмпы. Например, песню «Голая» написали сонграйтеры как раз на одном из таких кэмпов, причем я до недавнего времени даже не знал, что у них уже был опыт проведения подобных ивентов. Трек хорошо подошел, его теперь хорошо знают и любят, буду даже на сегодняшнем концерте его исполнять. Лейбл — это правильно. Главное — найти тех, с кем будет по-человечески комфортно. (Смеется.)

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии