Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

Как «Космонавтов нет» попали в чарты после упоминания на стриме

Интервью о силе TikTok, «Вечернем Урганте» и работе с мейджором
Источник: Маруся Махмутова
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/512/image/article_featured-a54f19df2c666759cb87b5826ed7e111.jpgКарина Бычкова2022-01-24T15:50Интервью о силе TikTok, «Вечернем Урганте» и работе с мейджором

Группа «Космонавтов нет» существует больше пяти лет и за это время успела подписаться с лейблом Universal и выступить на «Вечернем Урганте», но широкой популярности достигла только в начале января 2022-го — после упоминания на стриме тиктокера Дипинса (16,3 миллиона подписчиков). Песни «Мятой» и «Баночка с окурками» завирусились в TikTok (сейчас под хэштегом #тыпахнешьмятой почти 54 миллиона роликов) и попали в чарты стримингов. Представители «Яндекс.Музыки» отмечают трехкратный рост прослушиваний группы на своей площадке, во «ВКонтакте» оба трека вошли в топ-100 песен, а релиз 2020 года «1+1=11» оказался на третьем месте альбомного чарта. О том, как развивалась карьера «Космонавтов», читайте в нашем интервью.


Вы все из Пензы. Что это за город в музыкальном плане?

Герман: Там ничего не происходит. (Смеется.) Даже не осталось более-менее приличных концертных площадок. Есть хорошие музыканты — везде много талантливых чуваков, в том числе и в Пензе, — но сама музыкальная сфера развита слабо.

Думали ли вы в начале вашей музыкальной карьеры о продвижении?

Коля: Мы знали, что не будем обычной пензенской кавер-группой, которая играет русский рок. И поэтому мы двигались куда только можно двигаться. Но тогда не было TikTok, поэтому у нас точно не получилось бы [продвинуть свою музыку так], как получилось сейчас. Даже если бы мы это планировали заранее.

Герман: Ну вообще мы просто делали музло и кайфовали.

Коля: Мы сами по себе не такие музыканты, которые очень серьезно относятся к своему творчеству и к своему пению, вкладывают в него миллиард душ и уже прожили миллиард жизней. Мы несем хрень и поем «Ты пахнешь мятой, в футболочке помятой». (Смеется.)

Герман: Мы никогда не рассуждали в духе «Вот, сейчас мы соберемся исключительно как коммерческая группа». Мы единомышленники, которые любят музло и любят угорать.

Тем не менее вы начали сотрудничать с мейджором — Universal. После этого же что-то должно было для вас поменяться?

Коля: Да, деньги. Но подписание на мейджор-лейбл не означает, что мы поменяем отношение к своей музыке. 

Герман: После этого нам стало попроще, мы смогли немного разгрузиться.

Коля: Кстати, мы почти не видимся с представителями лейбла. Мы были там всего два раза.

Как завязалось ваше сотрудничество?

Коля: Наш менеджмент предложил несколько вариантов на выбор и сказал: «Вот этот, на наш взгляд, лучше». К тому моменту мы уже примерно знали, как работает лейбл, как работает менеджер и чем он отличается от продюсера. Мы были уже плюс-минус подкованны, поэтому выбрали самый удобный нам вариант, чтобы заниматься творчеством и не париться со всем остальным.

Герман: У нашего менеджмента были на лейбле знакомые, с которыми они уже давно сотрудничали и которым доверяли. Потом мы встретились, и у нас даже снялся в клипе «Кароч» их бывший генеральный директор [Дмитрий Коннов]. В нашу музыку никто не лезет, нам доверяют и знают, что мы все сделаем нормально и сами, поэтому нам просто помогают со всем, с чем мы хотим чтобы нам помогли.

Что именно берет на себя лейбл?

Коля: Выкладывает треки на площадки, питчит их в плейлисты. Сейчас они начали еще усиленнее работать, потому что наши песни уже во всех в чартах и они хотят их там удерживать. Лейбл нас очень хорошо поддерживает.

Но при этом у вас свой менеджмент.

Коля: Да. Наш менеджмент занимается еще и Anacondaz, и другими классными группами, это компания Invisible Management. Они отвечают за организацию концертов, мерч, ну и разные другие вещи.

Источник: Степан Третьяков

Осенью вы выступали в «Вечернем Урганте». Как все прошло?

Коля: В начале лета мы играли с Глебом в «Урганте» вместе с нашей подругой, певицей ooes: у нее не было лайв-бенда, поэтому мы решили ей помочь. А осенью позвали выступать нас самих. Мы пришли уже как к себе домой, потому что всех знали, и с первого раза все записали. 

Герман: Только запись была утром: мы думали, Ургант вечерний все-таки, а не утренний. (Смеется.)

Что вам дало это выступление, помимо опыта? Был ли рост после него? 

Коля: Все цифры выросли, все было круто, в «Вечерний Ургант» хотим еще раз. 

Глеб: На меня подписалось пять человек.

Коля: Участие в «Вечернем Урганте» важно для статуса, оно больше про уважение в индустрии. Когда нам написал многоуважаемый Сергей Мудрик (музыкальный редактор «Вечернего Урганта». — Прим. «ИМИ.Журнала»), мы сразу согласились. Хотя нам прислали запрос за три или четыре дня до выступления. 

Что нужно сделать, чтобы подготовиться к выступлению на телевидении?

Глеб: Часа четыре поиграть песню.

Герман: В тот момент нам предстояло дать много концертов, и у нас плотняком шли репетиции, поэтому мы и так были готовы. Единственное: Коля вместе с нашей подругой Тасей запарились насчет образов группы. Наверное, в этом заключалась вся подготовка к «Урганту», потому что в плане сыгранности и каких-то музыкальных вопросов у нас уже все было нормально.

Источник: Дмитрий Максимочкин

На телевидении обычно выступают под плюс, а в «Урганте»?

Герман: У «Вечернего Урганта» огромный список требований, которым должно соответствовать музыкальное выступление. Категорически запрещено петь под плюс, и обязательно должен быть живой состав — даже если ты рэпер и обычно выступаешь с диджеем. При этом дают максимум две попытки, чтобы сыграть живьем. 

Выступление в «Урганте» помогает артисту получить валидацию у его родственников? 

Глеб: Только у тех, кто смотрит телевизор, а телевизор смотрит пять человек. А, вот, пять человек тогда на меня и подписалось — все сходится.

Недавно в TikTok завирусились сразу два трека «Космонавтов»: «Баночка с окурками» и «Мятой». Как после этого выросли ваши цифры?

Коля: До того как мы стали популярны в TikTok, нас слушали во «ВКонтакте» 700 человек одновременно. А прямо сейчас — уже 20 тысяч. Когда твой трек попадает в чарты, это означает, что его слушают минимум 150 тысяч человек в день. А если он в топ-3, значит, у него больше 250 тысяч слушателей. Пока конкретных цифр мы не знаем, но уже видим бешеный рост.

Можете ли вы жить только на роялти от стримов?

Коля: Мы хотим, чтобы у каждого из нас выходило по миллиону в месяц. Раньше это не получалось, а как будет сейчас — пока непонятно.

Как вы делите деньги в группе?

Коля: Все, что нам приходит после вычета от лейбла, делим поровну.

Источник: Маруся Махмутова

Вы одинаково одеваетесь на выступлениях, у вас долгое время были одинаково окрашены волосы. Это часть идеи равноправия в группе?

Коля: Конечно, это часть идеи, очень интересная и запоминающаяся. Не знаю, кто из современных российских исполнителей делает так же.

В конце 2020-го вы говорили, что не знаете, что делать в TikTok, — теперь у группы есть свой аккаунт. Насколько органично вы себя чувствуете на этой площадке?

Коля: Это то же самое, что учить новый язык: ты пробуешь, со временем начинаешь понимать, что, скорее всего, зайдет, можешь прикинуть, сколько соберет тикток, даже если ты его еще не выпустил. У тиктокеров с миллионами подписчиками это чутье развито еще лучше. Все новое всегда вызывает небольшой дискомфорт, а если у тебя что-то не получается, значит, ты на правильном пути, потому что скоро чему-то научишься.

Какая музыка может завируситься в TikTok?

Коля: Вообще любая. Ты можешь выпустить трек в 2007 году, быть андеграундным исполнителем, а через 15 лет под твой трек начнут снимать тиктоки. 

Герман: Как, например, произошло у группы «УННВ» — это белорусские андеграундные типы, которые жестко стрельнули в свое время в TikTok. Причем там зашел не их оригинальный трек, а мэшап, который сделал вообще непонятно кто и просто наложил их вокал.

Коля: Прикол в том, что это не TikTok решает, какой трек сейчас станет популярным, а люди. Если ты создашь интересный концепт, его залайкают, будут снимать свои версии, а потом все начнут спрашивать, что это за трек, и станут его слушать. Чем больше людей лайкнет тикток, тем большему количеству пользователей его покажут. Если он преодолеет какой-то порог, значит, скоро все тиктокеры с галочкой снимут под этот трек видео, потому что им важно следить за трендами и держаться на плаву. С вероятностью 90% им не интересна сама песня, им важно, сколько она соберет просмотров. Поэтому и они в плюсе, и музыканты, всем классно.

Источник: Таисия Наумова

У вас вроде недавно именно это и произошло: Дипинс, один из самых популярных тиктокеров, поставил ваш трек на своем стриме, и вскоре он разлетелся.

Коля: Там немного другая история. Он начал вести стримы недавно и во время них подпевал разным песням. И вот в каком-то списке желаний на год Дипинс упомянул, что хотел бы сделать трек вместе с «Космонавтов нет». Это вызвало резонанс, люди начали писать нам в инсту, Глеб офигел от количества сообщений и задолбался отвечать. Но ответил всем.

Глеб, ты ведешь инсту группы?

Глеб: В основном я, да.

Коля: Он не просто ведет, он сам отвечает на все запросы и со всеми разговаривает. Мы ему очень доверяем и вообще уважаем за это дело, потому что мы бы с Германом такое не вывезли.

Глеб: Обычно очень много вопросов про мерч, про билеты, про возраст, начиная с которого пустят на концерт. Нам не хочется устраивать сломанный телефон — мы-то лучше всех знаем, что у нас происходит. Ну и конечно, всем приятно услышать слова и получить лайк от самого артиста. Кстати, многие не верят, что это я, иногда я даже скидываю в подтверждение свою фотку. Такой фидбэк очень приятен людям. Это такая галочка для слушателей, что их услышали.

Но когда группа становится очень популярной, у нее уже не будет хватать времени и сил, чтобы разбирать все запросы.

Коля: Ну вот как раз проверим. (Смеются). 

Герман: Что наша музыка без людей, которые ее слушают?

Есть ли у вас страх перед новыми возможностями, которые сейчас вам открылись?

Глеб: Ты смотрела клип на песню «Ау»? Там есть сцена, где мы сидим втроем, держимся за руки и произносим молитву. Мы периодически так собираемся и говорим: «Мы всегда будем зайками». Вот и все, это работает.

Коля: Нет никакого страха — наоборот, прикольно, что можно воплощать более масштабные и интересные идеи. Мы ждали этого. Теперь у нас развяжутся руки и мы сможем делать то, что давно планировали. 

Например?

Коля: Мы должны снять клип в космосе. (Смеются.) Как видите, пока что не получилось.

Герман: Пока что даже у «Роскосмоса» не получилось.

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии