Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

Почему музыкантам важно разбираться в договорах

Комментарии
Фотография: судейские коллективы округа Колумбия, США, 1905–1916 годы. Источник: Библиотека Конгресса
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/411/image/article-de4eb09ca584cdb516e14e0f8dfcf219.jpg

Невнимательно прочитанные контракты, проданный «всерую» мерч, незарегистрированные названия групп могут обернуться серьезными проблемами для музыкантов. К тому же работа в теневом поле не идет на пользу индустрии и делает ее непрозрачной для всех участников. Все это вещи, о которых многие начинающие артисты начинают задумываться слишком поздно.

Директор «СБПЧ» Катя Волкова, директор Mujuice Алексей Оконосов, а также юрист Вадим Хохлов делятся своим опытом, который подтверждает: сориентироваться в мире юридических и законодательных тонкостей непросто, но очень важно — и чем раньше, тем лучше. 

О том, почему музыканту нужно самостоятельно вникать в детали договоров, фиксировать на бумаге как можно больше договоренностей и с самого начала работать по правилам, — в материале «ИМИ.Журнала».

Для чего музыканту нужно быть юридически подкованным

Чтобы зарабатывать музыкой и бесконфликтно делить доходы

Рано или поздно почти каждый музыкант начинает зарабатывать деньги на своем творчестве. Это могут быть доходы от концертов и продажи мерча, роялти от прослушивания треков в стриминговых сервисах или гонорары за участие в спонсорских ивентах. Классно, когда артист получает доходы от музыки, но зачастую вместе с первыми деньгами приходят первые серьезные конфликты.

Катя Волкова

Директор группы «СБПЧ»

Мне кажется, в России в целом людям довольно трудно обсуждать комплексные темы и договариваться друг с другом — к тому же когда речь идет о такой сфере, как совместное творчество. Люди начинают заниматься музыкой потому, что им это дает кайф и веселье, они открывают для себя что-то новое, испытывают килотонну радости и счастья. Но когда веселье начинает приносить деньги, как ни странно, возникают проблемы. У всех участников процесса внезапно могут оказаться различные ожидания, связанные с получаемыми суммами. Если эти ожидания не проговорить и не зафиксировать своевременно, возможны ссоры, недопонимание и конфликты вплоть до распада коллектива. Например, барабанщик, не являющийся автором песен, может вдруг заявить, что делает в группе больше всех, и потребовать повышенный процент от доходов. Это, если что, реальная история.

Вадим Хохлов

Юрист, работает с GONE.Fludd, MAYOT, SODA LUV и другими артистами

Артисту не стоит углубляться в юриспруденцию только в том случае, если он занимается музыкой для души, на уровне «даже если у нас завтра украдут имя, мы переименуемся, и 15 наших поклонников никуда не денутся». Я знаю много хороших андеграундных групп, которые не ставят себе цель стать звездами всероссийского масштаба, но и им нравится время от времени играть на каких-то фестивалях для своих, организовывать местечковые рейвы. Так вот, все это уже извлечение прибыли, даже с учетом того, что по итогам подобных мероприятий они выходят в ноль.

Чтобы иметь возможность продвигать свою музыку: в том числе через коллаборации с брендами и участие в рекламе

Даже начинающая группа с небольшой аудиторией способна заинтересовать крупный бренд: музыкантам могут предложить отдать свои песни в рекламу или выступить на закрытом мероприятии. Например, в 2008 году, еще до выпуска дебютного альбома «Manicure», группа Manicure предоставила свой трек «Another Girl» для рекламы пива Miller. Лидер коллектива Евгений Новиков рассказал «ИМИ.Журналу», что доходы от участия в проекте позволили группе снять первый клип.

Алексей Оконосов

Директор Mujuice

Брендов много; креативных команд, которые их обслуживают, еще больше. Поэтому сегодня, чтобы участвовать в рекламных интеграциях, музыкант совсем не обязательно должен быть таким же известным, как условный Моргенштерн. Рекламные интеграции могут начаться уже на старте карьеры. С молодыми музыкантами сотрудничает, например, Levi’s. Что можно сказать наверняка — все продакшен-команды и агентства перешли на работу с артистами, легально оформленными как ИП или самозанятые. Если автор не зарегистрирован, он заметно теряет в конкурентоспособности.

Катя Волкова

Директор группы «СБПЧ»

Если музыканты подкованы в юридических вопросах, их сразу воспринимают как серьезных артистов. А если представители бренда увидят со стороны группы какие-то капризы вроде «мы не готовы ковыряться с бумажками», они никогда не пойдут на риск сотрудничества с такими ребятами. Я бы провела здесь следующую параллель. Изучать нотную грамоту и таким образом совершенствовать свое мастерство (или не делать этого) — выбор каждого музыканта. Но вряд ли кто-то поспорит, что владение нотной грамотой помогает вывести творчество на совершенно другой уровень. Так же и с юридическими нюансами. Бонусы от знания этих тонкостей однозначно стоят времени, потраченного на их изучение. И вообще, новые знания, развитие и любознательность — это супер!

Чтобы получать деньги от продажи мерча

Для начинающих музыкантов продажа мерча — один из основных источников дохода. При этом сегодня реализация мерча «всерую» — без юридического оформления — мало того что незаконна (продажа «мимо кассы» в зависимости от обстоятельств чревата разными приключениями вроде проблем с налоговой, административной или даже уголовной ответственности), но и ведет к потере значительной доли потенциального заработка. По оценке генерального директора московского «Главклуба» Игоря Тонких, «маленькие продавцы теряют на невозможности приема карт до 100% и более возможной дополнительной выручки. Если уже сейчас пиво по 300 рублей оплачивают картами две трети покупателей, то что говорить о футболках за полторы-две тысячи».

Вадим Хохлов

Юрист, работает с GONE.Fludd, MAYOT, SODA LUV и другими артистами

Если музыкант планирует работать по схеме «сам произвел — сам продал», без какого-либо оформления, это подпадает под статью о незаконной предпринимательской деятельности.

Но на самом деле в продаже мерча есть довольно много нюансов, даже если его производство оформлено легально. Я сталкивался с ситуацией, когда артист по недосмотру передал права на производство мерча лейблу — и, по сути, потерял права на его производство, причем бессрочно. Когда срок договора истек, артист искал новый лейбл, а старый продолжал производить мерч с символикой музыканта, при этом не платя ни копейки.

Была и другая ситуация: артист решил производить и продавать мерч не через проверенных людей, а через знакомых, без договоров и бумажек. Так вот, производитель в итоге так и не прислал деньги — речь шла о сумме в 900 тысяч рублей. Но более серьезная проблема возникла дальше. Когда артист начал вести переговоры с крупным лейблом, одним из условий сотрудничества был эксклюзив на производство мерча: лейбл рассчитывал получить половину дохода от работы с музыкантом. А так как в данном случае об эксклюзиве не было и речи, ведь ранее производством занималась мутноватая и плохо управляемая контора, лейбл отказался от сотрудничества. Сорвалась детально согласованная сделка и все дедлайны — а у артиста уже был готов к релизу сильный материал. В результате этот релиз не получил достойного промо, а сам музыкант выбирался из возникшей ямы года два — по сути, ему пришлось запускать карьеру заново. И все из-за отсутствия нормально оформленных договоренностей о правах на мерч.

О том, как российские музыканты производят мерч и что стоит в первую очередь выпустить молодой группе, читайте в материале «ИМИ.Журнала»

Чтобы защитить свое имя

Зарегистрировать название группы или имя артиста как товарный знак стоит достаточно дорого. По оценке Вадима Хохлова, регистрация только на территории России обойдется в 38–55 тысяч рублей. К тому же процедура может занять продолжительное время: два собеседника «ИМИ.Журнала» назвали срок в полгода. Но об этом следует позаботиться и начинающему музыканту — например, чтобы зарегистрироваться в соцсетях под нужным именем или названием. Да и просто чтобы вашим именем не воспользовалась какая-нибудь группа поуспешнее, как произошло с британскими психоделик-рокерами Nirvana.

Алексей Оконосов

Директор Mujuice

Был случай, когда артист хотел зарегистрироваться в одной из соцсетей. Но доменное имя, совпадающее с именем музыканта, уже было занято. Могу предположить, что это был киберсквоттинг, то есть кто-то намеренно захватил доменное имя в надежде получить от нас деньги, уступив права на его использование. Мы заблаговременно, еще за полгода до этого, зарегистрировали товарный знак Mujuice, и это помогло нам через техподдержку соцсети получить нужное доменное имя. Кроме того, если музыканты закрепят за кем-то из участников группы ее название в качестве товарного знака, это позволит избежать массы споров. Например, о том, кто будет распоряжаться названием в случае распада коллектива.

От каких ситуаций может защитить подкованность в юридических вопросах

От потери прав на свою музыку и получение доходов от нее

В конце марта все альбомы группы My Bloody Valentine наконец-то появились в стриминговых сервисах. До этого некоторое количество их треков было доступно для прослушивания в стримингах только в США. Однако компиляция трех ранних EP группы как раз для американского рынка (крупнейшего и самого перспективного) будет недоступна. Распространение записи на этой территории заблокировал правообладатель — лейбл Warner. 

Разумеется, не владея всей информацией о том, почему так произошло, сложно сказать, как группа могла застраховаться от подобной ситуации. Но юрист Вадим Хохлов считает: если на этапе обсуждения договоренностей обе стороны прозрачно обозначат друг другу свою позицию, они всегда смогут найти компромисс.

Вадим Хохлов

Юрист, работает с GONE.Fludd, MAYOT, SODA LUV и другими артистами

В праве США много нюансов относительно территории. В договорах, которые обычно заключаются в России, чаще всего указывается в качестве территории распространения «территория всего мира и всех стран без исключения». А на Западе принято конкретизировать: в США механические роялти (платежи, которые генерируются каждый раз при воспроизведении трека. — Прим. «ИМИ.Журнала») по такой-то ставке, в Канаде — по другой, в остальном мире применяется третья ставка.

Кроме того, за рубежом все обычно жестче в плане работы: тебя подписывают на несколько альбомов, сразу определяют аванс и ставку за каждый релиз, а также сроки сдачи и опционы. Однако почти все договоры на самом деле адекватные — при условии, что обе стороны дружат. Как только стороны ссорятся, условия становятся жесткими.

Опираясь на ссоры и скандалы из своей практики, я пришел к выводу, что рецепт успешной работы кроется во взаимоуважении, когда стороны соблюдают договор, добросовестно оформляют все документы и вместо направления претензий задают вопросы и ведут переговоры. Вопрос взаимоуважения стоит ставить во главу угла еще при согласовании контракта. Если вам что-то принципиально не нравится, а ваш потенциальный контрагент не готов искать компромисс и идти навстречу (или хотя бы аргументированно и развернуто объяснить свою позицию), то ни о каком взаимоуважении в дальнейшем не может быть и речи.

Алексей Оконосов

Директор Mujuice

Представим ситуацию: молодой музыкант пригласил свою подругу в качестве вокалистки — и при этом никак не оформил ее исполнение, не зафиксировал права на композицию. Кому в этом случае принадлежат права на песню? Даже если этот артист изначально не рассчитывает на успех, произойти может всякое: песня выстрелит через месяц, год и даже через пять лет. И в этом случае все равно придется разбираться, кому и в каком соотношении принадлежат права на композицию. А музыкант и вокалистка могут за это время поссориться, перестать общаться. И совсем трагическое может что-то приключиться. Не проще ли сразу зафиксировать отношения на бумаге? 

От недобросовестных организаторов концертов

Вы — начинающая группа и решили провести совместный концерт с дружественными коллективами, такими же дебютантами, как и вы. Вам некогда заниматься организационными и техническими вопросами: нужно готовиться к выступлению, репетировать и разучивать песни. Поэтому вы доверили организацию человеку, который показался вам благонадежным. Он услужливо взял на себя всю бумажную волокиту: сам подписал документы, реализовал билеты и получил прибыль. А после начала концерта исчез и перестал брать трубку. И даже те копейки, которыми вы рассчитывали отбить аренду помещения и оборудования, вам увидеть не удастся: по формальным признакам вы не принимали никакого участия в организации этого ивента.

Катя Волкова

Директор группы «СБПЧ»

Однажды я не стала подписывать договор с организаторами одного опен-эйра, потому что они не предоставили подробную информацию о концерте. То есть информация была на таком уровне: «Ну, будет в парке, для такого-то примерно количества зрителей, такая-то техника». А о том, кто спонсоры, как вообще это все будет называться, к чему приурочено — ни слова. А у меня с этим строго: нет информации — нет договора, нет договора — нет концерта. В итоге оказалось, что это политически-ориентированное мероприятие. Мы, естественно, отменили выступление, хотя нас уже проанонсировали в качестве участников. И так как договор мы не подписывали, то никаких убытков не понесли.

От потери возможности записать и тиражировать свою музыку

В 2003 году лейблу «Ш2» пришлось изъять из продажи весь тираж альбома «Страшные песни» группы «Хоронько-оркестр». Дело в том, что одна из песен альбома представляла собой компиляцию музыки Дмитрия Шостаковича и текста блатной песни «Мурка». Наследники Шостаковича, с которыми использование музыки композитора никто не согласовывал, выступили против. В результате один из главных концертных хитов группы так и не был издан официально. В эпоху молниеносного распространения любой информации столкнуться с ограничением прав на запись своего интеллектуального труда стало еще проще.

 

Катя Волкова

Директор группы «СБПЧ»

Музыкант создает предмет интеллектуальной деятельности, который будет жить дольше него самого. Это вопрос даже не заработка на стримингах и концертах, а развития музыкальной культуры в целом и социальной ответственности в контексте вечности. Из-за того, что люди — в том числе авторитетные, культовые музыканты — на берегу не договорились о том, что они делают, многие записи сегодня уже не достать.

От походов в суд по поводу и без

У многих музыкантов есть убеждение: в крайнем случае они смогут обратиться в суд и отстоять там правоту — даже если в свое время поверхностно изучили подписываемые документы. В 2012 году музыкант Леван Горозия заключил с Black Star контракт, по которому передал лейблу права на все произведения, созданные им в период действия документа, а также на сценическое имя L'One. За время работы с Black Star Горозия выпустил четыре альбома, став одним из самых успешных артистов лейбла. При этом, по словам музыканта, с 2017 года он пытался уйти с лейбла, сохранив за собой бэк-каталог и имя. Но условия, предлагаемые Black Star, его не устроили. В итоге в 2019-м Леван попытался отстоять права на свое творчество и имя через суд — и проиграл. Правда, для него история закончилась хорошо: в апреле 2021-го он сумел договориться с бывшим лейблом и вернуть себе псевдоним. Но эти договоренности уже были достигнуты вне зала суда.

Вадим Хохлов

Юрист, работает с GONE.Fludd, MAYOT, SODA LUV и другими артистами

На самом деле, суд — это лотерея. Решение судьи в спорной ситуации может зависеть от того, как он добрался до зала суда: были ли пробки, испортил ли кто-то настроение с утра. Имеет место обыкновенный человеческий фактор. Но если у вас есть бумага, подписанная двумя сторонами, то есть некое железобетонное доказательство, это может помочь задушить конфликт в зародыше. Когда люди начинают ссориться, но у одного из них есть в загашнике документ, одобренный обеими сторонами, история зачастую попросту не доходит до суда.

 

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии