Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

От любви до ненависти: как менялись образы в песнях русского шансона

Фрагмент обложки альбома «Вороваек» «Пролетают быстро годы», 2021 год
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/499/image/article-f7e5cb124999d4318ffbeb378f3f91ef.jpgНаташа Хомякова2021-12-16T20:00

В 2021 году шансон — один из самых популярных жанров. Летом представители российского Spotify сообщали, что редакционный плейлист «Легенды русского шансона» вошел в топ-50 всех плейлистов, которые слушают пользователи из России. Основа русского шансона — особая система образов, в которой работают артисты. С начала ХХ века и до сегодняшнего дня эти образы менялись с течением времени — подстраивались под ситуацию в стране, настроения в обществе и тренды, — но их общая канва сохранялась. О трансформации самых популярных тем русскоязычных шансонье — в материале журналистки и специалистки по русскому шансону Наташи Хомяковой


Музыка для народа

Русский шансон — малоизученный жанр. Культурологи, музыковеды и критики не так часто анализируют песни классических, эстрадных и блатных шансонье. Но песни шансон-исполнителей звучат по радио, телевидению и в интернете. Проводятся концерты и корпоративы. Публика любит шансон за понятность и искренность: чаще всего шансонье поют о маме, о любви, о своих приключениях, о которых нередко сожалеют. Рассмотрим эти основные для жанра темы и их развитие с течением времени.

Кадр из видео «Мама» Михаила Шуфутинского

Прости меня, мама

В начале ХХ века Александр Вертинский спел «Снежную колыбельную», в которой любовник женщины убаюкивает мальчика и сообщает ему, что мама не вернется. Лирический герой с пониманием и болью рассказывает, что «за окошком нашим стонет стужа», но уже ничего не поделать: следы замело. В эпоху перемен и становления ранней советской власти о маме шансонье пели с некоторым разочарованием: у Вертинского она предпочла личные отношения заботе о сыне, а у Юрия Морфесси — предупреждала, но не уберегла, сын попал на каторгу, хоть и «не крал, не воровал»

Помню, помню, помню я,
Как меня мать любила,
И не раз, и не два
Сыну говорила…

Аркадий Северный «Помню, помню, помню я»

Сталинские репрессии и Великая Отечественная война превратили образ мамы в женщину тяжелой судьбы. Она не знает, чего ей ждать и где искать спасения: ее сына «засосала опасная трясина», а материнское сердце «еле стучит в груди». Мама как икона, к которой можно прийти и рассказать все честно: и про любовь, и про ужасы фронта, и про то, что сын уже не такой, как был вчера. 

Этот образ сохраняется и во второй половине столетия, когда популярной становится блатная песня, воспевающая тяжелый быт уголовной среды. Аркадий Северный просит маму не обивать пороги и не давать смеяться над собой, пока лирический герой уже год сидит в тюрьме. А в другой песне этот же исполнитель от лица героини извиняется перед мамой за свою жизнь: 

Мама, мама, мама дорогая!
Прости, что воровку на свет родила.
С вором я ходила, вора я любила,
Вор воровал, воровала и я.

Аркадий Северный «Мама, мама, мама дорогая!»

Образ матери — это объединяющий, идеализированный образ всего надежного, доброго, вечного, пример благородства, самопожертвования и любви. На ее фоне автор, как правило, негодяй, преступник, вечно занятый, равнодушный и неблагодарный. Обычно эти образы проявляются в песнях одиночества и тоски.

Артисты-эмигранты посвящают мамам песни-дифирамбы, наполненные тоской и по родине, и по семье, и по самим себе прежним. 

Годы летят за годами,
Но не проходит ни дня,
Чтоб я не вспомнил о маме —
О маме, взрастившей меня.

Вилли Токарев «С днем рождения, милая мама»

В период перестройки и позже в блатном шансоне снова появляется тренд на раскаяние перед мамой. Михаил Круг, Петлюра, «Лесоповал», «Воровайки» пишут «письма» матерям, просят прощения и понимания. Эти эстрадные исполнители шансона продолжают вслед за эмигрантами — Любовью Успенской и Вилли Токаревым — восхвалять матерей и благодарить за свет глаз и ангельскую поддержку. 

В мужских блатных песнях нового тысячелетия, в отличие от женских, достаточно часто встречаются песни про отцов. Поднимаются вопросы воспитания, а порой разочарования в самих себе. Мол, ты, отец, столько в меня вложил, а я такой непутевый. Лирический герой нередко посвящает песни памяти своего отца, потому что не успел выразить благодарность, пока тот был жив.

Всю жизнь свою работал ты, чтоб прокормить семью,
Я помню, как ты пел, отец, позволь же я спою,
Спою про то, что времена былые не вернуть,
Как провожали мы тебя, отец, в последний путь.

Тимур Темиров «Мой отец»

Кадр из видео «Вези меня, извозчик» Александра Новикова

Блатная романтика хулигана

Вор, гуляка, хулиган, криминальный романтик, человек, стечением обстоятельств попавший на зону. Образ по большому счету один — человек, живущий по понятиям, чьи взгляды, поступки и решения предсказуемы и соотносятся со сложившимся порядком. 

В начале ХХ века шансонье пели о хулиганах не так много, скорее старались играть в хулиганов. Михаил Савояров отпускал колкости на сцене между песнями и пел о кутеже, а фольклорист Анна Астахова записала уличного певца Владимира Егорова на фонограф: он пел и про женщин, и про алкоголь, и про приключения в городе. 

Во второй половине прошлого столетия блатная лирика стала популярной во многом благодаря Аркадию Северному, песни об убежденных, презирающих законы и одновременно гордящихся своим статусом хулиганов стали звучать на многих подпольных квартирниках. Шансонье нравилось (да и до сих пор нравится) наделять своего лирического героя ореолом мученика.

Вокзалы, кабаки, деньги, вино, бабы — это о нем. Наблюдения, зарисовки через призму понятий, но легкие, безобидные и порой даже симпатичные. Подтрунивание над обывателями, над «ментами», бравада без двойного смысла. Все легко, жизнь бесконечна, лирическому герою остается только пить и гулять, а дальше — куда кривая выведет. Чаще всего этот образ можно найти в песнях Михаила Круга, Вилли Токарева и Александра Новикова.

Я в детстве подружился с сигаретой, 
Бывало, по карманчикам шмонал. 
И папа ремешком лупил за это, 
Но я тайком, как прежде, воровал. 
Меня девчонки рано полюбили 
И с вечеринок пьяного вели. 
Однажды было — чуть не посадили, 
За что Жиган-лимоном нарекли.

Михаил Круг «Жиган-лимон»

Хулиганский образ — самый распространенный во всем русском шансоне. Лирический герой понимает, что пришла пора остановиться, вспомнить, кто он есть и что его ждет. И, в конце концов, что у него есть. Это проявляется в самых пронзительных песнях, самых сентиментальных и исповедальных: «Девочка-пай» Михаила Круга, «Вези меня, извозчик» Александра Новикова, «Генералы дворов» Виктора Калины. Ни взросление и старение артистов, ни смена эпох на эти треки не повлияли. Как пела группа «Беломорканал» о криминальных романтиках, так и поет до сих пор. Как публика слушала хабалистые аккорды «Мой номер 245 — на телогреечке печать», так и слушает. 

Кадр из видео «Вышло время безумных страстей» Нины Шацкой

Сильная женщина не плачет

Пожалуй, ни в одном другом жанре нет настолько явного образа сильной и независимой женщины, которая поет о своей судьбе. Или о судьбе которой поет мужчина. 

Если до середины ХХ века женщины пели о себе как о хрупких созданиях, которые могут ждать, верить, любить, а мужчины видели эту хрупкость даже в порочных и зависимых дамах, то во второй половине столетия женщины поют о чем хотят и как хотят. Например, Дина Верни на своей пластинке «Блатных песен», выпущенной в 1970-х, исполнила «Свадебную лесбийскую» — о заключенной и ее избраннице.

В зоне сладостно мне и немогетно,
Мужу вольному писем не шлю.
Никогда-никогда не узнает он,
Что Маруську Белову люблю.

Дина Верни «Свадебная лесбийская»

У «Мурки», популярной в начале века, спустя несколько десятилетий появляется вторая жизнь — ее снова поют артисты блатного направления шансона. Маруся Климова — лирическая героиня песни — держала банду и за всем следила. 

В конце ХХ — начале XXI века популярными стали Катя Огонек, группа «Воровайки», Любовь Успенская, Таня Тишинская и многие другие исполнительницы, которые поют о любви, о мечтах, о непонимании. Одна из самых романтичных представительниц шансона — Нина Шацкая, в репертуаре которой только песни о любви.

Но огромное количество женских хитов и о разврате, похоти и отсутствии морали. И если посмотреть женским взглядом на женское творчество, становится очевидно, что прятать свою слабость и несостоятельность легко именно за распущенностью и грубостью.

А в пятнадцать было жить с предками — лажа, 
Потому и отдалась хулигану Паше. 
Он ей даже говорил, что сидел в Бутырке, 
Но вот странно: почему-то, собирал бутылки.

«Воровайки» «Не воровка, не шалава»

Женщина в шансоне почти всегда неверна (или обязательно будет неверной), продажна, но обольстительна и загадочна. «Это алчная искусительница, толкающая лирического героя (мужчину) к нравственному падению и социальной деградации», — пишет в своей статье «„Русская женщина“ в городском (блатном) шансоне» культуролог Татьяна Николаева.  

«Бабы-стервы» и «Угонщица» Ирины Аллегровой — отличные примеры эстрадно-кабацкого шансона, в котором воспевается сильная женщина, способная отвоевать своего возлюбленного, угнать его как «девятку», а потом еще и сказать «каждый, кто не первый, тот у нас второй». Ей можно: она самодостаточна. 

Кадр из видео «Вечная любовь» Дениса Майданова

Любовь: разная и объединяющая

Песен о любви в шансоне очень много. О ней пели Александр Вертинский и Петр Лещенко, Изабелла Юрьева и Татьяна Кабанова, Аркадий Северный и братья Жемчужные, Вилли Токарев и Михаил Шуфутинский, Стас Михайлов, Григорий Лепс и Ярослав Сумишевский. Десятки артистов, даже те, кто исполняет блатняк, как «Бутырка» или «БумеR», пели и поют о светлом чувстве.

Лирический герой, как правило, понимает и осознает разрушительность любви к женщине, но все-таки думает о ней, часто тоскуя и по-прежнему ее любя. Как пишет ценитель и большой знаток русского шансона Геннадий Берестнев в своей работе «Женщина глазами мужчины в современном русском шансоне», «такая женщина... которая ведет мужчину к душевной и духовной гибели, но оторваться от которой мужчина не в силах». Поэтому шансонье поют о разной любви: первой, безответной, несчастной, осуждаемой. 

Мне говорят: «Она же грязная,
И глаз подбит, и ноги разные.
Всегда одета как уборщица».
Плевать на это — очень хочется!

Владимир Высоцкий «Наводчица»

Берестнев говорит о женщине в любви так: «Отчетливо доминирующая черта — стремление женщины к любви. Для нее это основная жизненная ценность. Однако любовь в женском сознании дополняется рядом новых черт. Так, женщина отчетливо видит в себе чувство ревности к другим женщинам и боязнь потерять любимого мужчину. Также она ощущает способность простить его, если он оказывается в любви неверным. Однако женщина не прощает мужчине слабость и безынициативность в любви».

Влюбленный мужчина может быть альфа-самцом, вокруг которого много женщин. Он даже не выбирает, а перебирает одну за другой. И то, что он обратил внимание на простую девочку, — это удача. Девушка обязана это ценить и беречь лирического героя как зеницу ока. Он же, в свою очередь, может делать все что угодно: гулять, воровать, изменять, уходить, выгонять. 

Антиподом гуляки, влюбляющего в себя всех вокруг, можно считать покорного и верного героя. В его жизни любовь — главная победа. Он готов забыть свое прошлое, отложить в сторону работу, братву, разборки. И просто, как Денис Майданов или Стас Михайлов, петь:

В моей судьбе есть только ты.
Одна любовь и боль моя.
С тобою повстречались мы,
Родная женщина моя.

Стас Михайлов «Все для тебя»

Шансон и будущее (а оно у него есть)

Современный шансон начал новый виток развития и трансформируется в шансон-рэп, среди представителей которого — Trueтень, Гио Пика, Нурминский. Жанр получил последователей и в инди- и поп-музыке: например, «Монеточка» заигрывает с шансоном, а Петар Мартич и Анна Зосимова выпустили целый альбом в характерной стилистике. Возможно, в ближайшее время появятся новые образы и смыслы. Но пока что музыканты придерживаются традиций: любовь, судьба, криминальная романтика, — все как учили отцы. 

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии