Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

Больше не государственный. Что будет с каталогом «Мелодии» после продажи лейбла

Покупатели толпятся в фирменном магазине грамзаписи «Мелодия» на Калининском проспекте (ныне улица Новый Арбат). Москва, 1978. Фото: Роман Денисов / ИТАР-ТАСС
28 февраля 2020

Поделиться

28 февраля 2020

Разбираемся в обстоятельствах одной из главных февральских сделок в российской музыкальной индустрии.

Текст: Андрей Клинг

Что произошло

21 февраля рекорд-лейбл и обладатель крупнейшего аудиоархива в России «Мелодия» объявил, что больше не является государственным. Сто процентов акций «Мелодии» выкупила у Росимущества компания «Формакс» за 329 миллионов рублей. Лейбл принадлежал государству с 1964 года. «Формакс» занимается тем, что предоставляет бизнесу легальную музыку для фонового проигрывания — например, в барах, кафе и магазинах. 

В соцсетях событие вызвало неоднозначные реакции: появились опасения насчет дальнейшей судьбы архива — это почти 240 000 произведений на разных носителях — и сомнения в компетентности новых акционеров

«ИМИ.Журнал» выяснил подробности сделки и попытался разобраться, что теперь будет с архивом «Мелодии».

Чем занималась «Мелодия» все это время 

С конца 1960-х «Мелодия» издавала, распространяла и хранила звукозаписи на виниле и магнитных лентах как государственная компания. Заводы по изготовлению пластинок находились по всему Советскому Союзу — от подмосковной Апрелевки до Баку. С перестройкой производство винила пошло на спад, в 1990-е руководство лейбла старалось капитализировать его активы — прессы уникальных изданий распродавались, лицензии на записи фирмы и дистрибуцию были переданы концерну BMG до 2003 года. В 2010-м у «Мелодии» сменился директор, новые менеджеры начали оцифровывать архив и приводить его в порядок. 

Что выпускала «Мелодия» в последние годы 

В 2013 году основной каталог лейбла был оцифрован и появился на стримингах. Сейчас «Мелодия» выпускает цифровые переиздания советских релизов — с академической, эстрадной музыкой и не только. Среди этих записей есть и раритеты — например, пластинка «От Паланги до Гурзуфа» (1969), сборник советской пляжной музыки. Запись обнаружили в 2004 году, когда запустили процесс оцифровки архива, в 2005-м ее переиздал лейбл Олега Нестерова «Снегири-музыка». 

На «Мелодии» выходят релизы современных композиторов (например, Антона Батагова и Леонида Десятникова), а также исполнителей классической музыки. В 2019 году «Мелодия» выложила в свободный доступ некоторые произведения XVIII, XIX и начала XX века, на которые уже истекли имущественные права. 

Сегодня лейбл продолжает издавать музыку на CD и виниле. В этом году выйдут репрессы Муслима Магомаева, Майи Кристалинской, ВИА «Ялла», продолжится переиздание советской эстрады. Купить новые пластинки «Мелодии» можно на официальном сайте компании

Кому теперь принадлежат активы «Мелодии» 

«Формакс» — зарегистрированная в 2015 году частная компания, которая принадлежит бизнесменам Михаилу Суконцеву и Дмитрию Смирнову. Фирма владеет сервисом Fonmix, это база и плеер легальной музыки для фонового проигрывания. У «Формакса» больше 30 000 клиентов — в России, Казахстане и Белоруссии. Среди них — «Ив Роше», «Росинтер», Lacoste, Colins, «Республика», «Эльдорадо», World Class, Holiday Inn и многие другие.

Как проходила продажа «Мелодии»

Карина Абрамян, PR-директор «Мелодии»: «В середине декабря 2019 года было объявлено о проведении открытого аукциона, до 30 января принимались заявки.‎ На аукцион было подано пять заявок, однако три заявки от физических лиц (их имена ИМИ.Журналу узнать не удалось. — Прим. ИМИ.Журнала“) не были обеспечены задатком и потому не были допущены к торгам. Начальная цена соответствовала оценке — 320 миллионов рублей. Шаг торгов составлял 9,6 миллиона рублей. Один участник торгов подтвердил готовность купить по начальной цене, второй — повысил цену на 1 шаг. В итоге цена продажи 100% акций „Мелодии“ составила 329,6 миллиона рублей».

Помимо «Формакса», в аукционе участвовала «Студия Союз». Как пишут «Ведомости», компания не выиграла аукцион, поскольку «просто не решилась на шаг».  

Что именно купил «Формакс»

В пакет проданных «Формаксу» акций вошел каталог «Мелодии» со смежными правами. То есть теперь «Формакс» будет получать прибыль со стримингов, продаж дисков и пластинок лейбла, а также за счет использования выходившей на «Мелодии» музыки в рекламе и кино. 

Помимо каталога лейбла, «Формакс» приобрел два здания компании. Одно — офис и фонотека «Мелодии» на Карамышевской набережной, другое — на Тверском бульваре, которое сдано в долгосрочную аренду до 2032 года. Кто его нынешний арендатор, «ИМИ. Журналу» выяснить не удалось. Известно, что офис «Мелодии» выселили оттуда еще в 2007 году. 

Зачем «Формаксу» нужен каталог «Мелодии»

Валерия Брусникина, гендиректор «Формакса»: «Для того чтобы быть номером один на рынке, необходимо расширять каталог. В нашей музыкальной базе уже есть порядка 11 миллионов фонограмм. В том числе каталоги мейджоров и крупнейших российских правообладателей. Каталог „Мелодии“ — огромный и уникальный. Наши клиенты смогут использовать новые музыкальные подборки. Такие плейлисты доступны только пользователям сервиса на основании подписанных договоров. Fonmix — это b2b-сервис, его используют прежде всего компании и предприниматели. 

Каталог „Мелодии“ составляют только смежные права, это рекорд-лейбл, авторские права принадлежат авторам и музыкальным издательствам. Касательно окупаемости — в течение ближайших двух лет мы планируем увеличить стоимость каталога за счет продаж контента на стримингах и среди клиентов. Будем помогать команде „Мелодии“ развивать в большей степени цифру, так как в других сегментах — синхронизация и физические носители — она работает эффективно». 

Зачем «Формаксу» здания «Мелодии»

Валерия Брусникина, гендиректор «Формакса»: «Насчет зданий скажу так: они не были нашей целью. На торги выставили полный пакет акций „Мелодии“, то есть не было возможности выбрать, что из активов можно приобрести. Будем в процессе работы разбираться, что делать с недвижимостью».

Как оценивали акции «Мелодии» 

Карина Абрамян, PR-директор «Мелодии»: «При оценке недвижимости учитывался срок арендного договора для здания на Тверском, размер арендных платежей (0,7 миллиона рублей в месяц), финансовые показатели „Мелодии“ (выручка по основной деятельности за 2018 год* — 39 миллионов рублей в год, прибыль за 2018 год — 1,5 миллиона рублей). Сюда включены и цифровые продажи, и синхронизация, и публичное исполнение, и продажи CD с винилом. Основная статья расходов — фонд оплаты труда на 35 человек (около 26 миллионов рублей в год, включая НДФЛ и страховые взносы)». 

* На вопрос «ИМИ. Журнала», почему прибыль указана за 2018 год, Карина пояснила: прибыль за 2019 год станет известна в первом квартале 2020-го. 

Валерия Брусникина, гендиректор «Формакса»: «Мы оцениваем каталог „Мелодии“ в сумму от 30 до 50 миллионов рублей — это 20 годовых прибылей компании. Оставшаяся сумма (290 миллионов. — Прим. ИМИ.Журнала“) ушла на выкуп недвижимости». 

Насколько адекватна эта цена

Карина Абрамян, PR-директор «Мелодии»: «Cо своей стороны мы экспертно оцениваем адекватность рассчитанной стоимости интеллектуальных прав. Что касается оценки недвижимости, помещения на Карамышевской набережной оценены очень близко к потолку рыночной цены, а по Тверскому бульвару был применен понижающий коэффициент из-за наличия долгосрочного договора аренды — с довольно низкой маржинальностью».

Что будет с физическим архивом «Мелодии»

Карина Абрамян, PR-директор «Мелодии»: «Архив записей и пленок остался в собственности государства. Хочу этот момент подчеркнуть, так как звучит очень много ложных заявлений о том, что государство продало архив. Еще раз — нет, физический архив остался государственным и находится у „Мелодии“ на ответственном хранении». 

Где находится архив

Карина Абрамян, PR-директор «Мелодии»: ‎«Архив хранится на Карамышевской набережной, работа с ним ведется постоянно, осуществляется оцифровка записей. С архивом работают опытные специалисты, которые очень хорошо знают специфику обращения с архивными пленками. Проект по модернизации архива был подготовлен „Мелодией“ давно, но на него не выделялись дополнительные средства государством, а собственных средств компании на это не хватало. Сейчас новый акционер согласовал инвестиции — в модернизацию помещений и оборудование для архива. Проект планируем реализовать в течение года».

Насколько неожиданным было решение о продаже «Мелодии»

Карина Абрамян, PR-директор «Мелодии»: «Решение о приватизации „Мелодии» было принято около 10 лет назад, однако процесс шел не очень активно. Экспертизу активов проводил агент „ВЭБ-Капитал“ (занимается вопросами оценки и продажи госимущества частным компаниям. — Прим. ИМИ.Журнала“)».

Что ответить тем, кто возмущен продажей акций «Мелодии»

Карина Абрамян, PR-директор «Мелодии»: «‎Музыкальная индустрия в целом мало знакома широкой аудитории, в ней есть много крупных игроков, названия которых известны участникам индустрии, но не широкой публике. А если говорить о цифровом музыкальном рынке, агрегаторах и нишевых сервисах, то чего удивляться, что даже ведущие компании малоизвестны людям. «Мелодия“ уже несколько лет сотрудничает с компанией „Формакс“, наши фонограммы есть в плейлистах, которые „Формакс“ предлагает своим клиентам. Это позволяет нам расширять спектр каналов дистрибуции, увеличивать получаемые роялти за публичное исполнение. 

Кроме того, с помощью сервиса „Формакс“ мы мониторим, как каталог „Мелодии“ используют на ТВ и радио. ‎В целом акционер из сферы музыки, который понимает ценность „Мелодии“ и ее каталога, готов вкладывать средства и ресурсы в его развитие, — это точно хорошо. И наверняка лучше, чем пассивный акционер в лице непрофильного государственного ведомства». 


Подписывайтесь на ИМИ в социальных сетях:

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Instagram | YouTube

28 февраля 2020
Поделиться
Читайте также