Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

«Нужно искать место, где теплится передовая мысль». Музыкальное образование в России прямо сейчас

День открытых дверей в Moscow Music School. Источник: Facebook-страница школы
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/451/image/article-d1280bf618220ce9c3f1fabc45ce27db.jpg

Музыкальное образование активно развивается: сегодня, помимо общеизвестных учебных заведений вроде Консерватории имени П. И. Чайковского и Академии музыки имени Гнесиных, существует большое количество междисциплинарных программ, частных школ и онлайн-курсов. Молодому музыканту зачастую приходится делать непростой выбор, так как на обучение нужно много сил, времени и денег. «ИМИ.Журнал» поговорил с экспертами в области музыкального преподавания, чтобы разобраться в специфике различных подходов к обучению и современных форматах образования.   

Классическое образование

Традиционный путь через консерваторию, музыкальный университет или академию — это длительный процесс. Учеба в таких заведениях длится пять лет, если поступать после школы, или три года — после учебы в музыкальном колледже. 

Российская академия музыки имени Гнесиных — одно из ведущих образовательных учреждений для музыкантов в стране, в котором объединяются сразу три ступени обучения: школа, училище и вуз. В Гнесинке широкий выбор профилей: от классического инструментального до джазового или народного. Например, можно стать дипломированным гусляром — в академии есть единственная в России кафедра, выпускающая гусляров-бакалавров и магистров. Есть и смежные направления: музыковедение, этномузыкология, музыкальный менеджмент, звукорежиссура и музыкальная журналистика. Год обучения в среднем стоит от 480 тысяч рублей, но есть бюджетные места, количество которых варьируется в зависимости от факультета и программ подготовки. 

Помощник заведующей кафедрой менеджмента музыкального искусства Гнесинки Ксения Шулекина отмечает, что при выборе образовательного учреждения или курсов в первую очередь стоит отталкиваться от собственных амбиций: для занятий музыкой в качестве хобби достаточно частных занятий или школ, но для профессиональной работы потребуется основательная подготовка. 

Ксения Шулекина

Начальник отдела по работе с иностранными обучающимися и реализации подготовительных программ, преподаватель

В современной индустрии музыканту нужны не только профессиональные, но и прикладные компетенции: основы звукорежиссуры, музыкального менеджмента, промо и SMM. Академия имени Гнесиных принимает новые тренды и включает подобные дисциплины в образовательные программы.

Также мы уделяем много внимания постановке техники и для инструменталистов, и для вокалистов: неправильная работа с голосом или дыханием на ранних этапах, например, может уничтожить вашу мечту стать профессиональным музыкантом.

Владимир Горлинский

композитор, импровизатор

Удачной альтернативой консерватории или академии Гнесиных также могут стать зарубежные институции, где профили по современной академической и импровизационной музыке разработаны очень детально. Многое, конечно, зависит от преподавателя, к которому попадет студент, но общий контекст зарубежных образовательных программ гораздо больше соответствует современной ситуации. Важно упомянуть, что в академической музыке развита система курсов и периодических семинаров: например, это ежегодная академия в Чайковском. Туда имеет смысл ехать не только в качестве участника (для этого придется пройти конкурс), но и вольнослушателем. Это хороший вариант для расширения кругозора и профессионального роста.

Неклассический подход

За последние несколько лет возможностей получить музыкальное образование стало намного больше: фундаментальные программы обучения вышли за пределы консерваторий и появились в крупных гуманитарных университетах. Во ВШЭ и в Шанинке открылись такие профили, как «Музыка и музыкальный театр», «Кураторство музыкальных проектов» и «Саунд-арт и саунд-дизайн». До них нетрадиционные профили были только Петербурге: Смольный факультет СПбГУ выстроил и внедрил новую программу по музыкальной критике, что до недавнего времени не было тенденцией и системным подходом.

В Школу дизайна ВШЭ на профиль по саунд-дизайну в основном поступают практико-ориентированные абитуриенты с разным бэкграундом. Уже к середине программы у них накапливается проектное портфолио и опыт творческих коллабораций. На курсах рассказывают об авангардной музыке ХХ века, обсуждают музыкальные жанры, формы и их эволюцию.

В бакалавриате Шанинки больший упор сделан на фундаментальное гуманитарное образование университетского типа: тут много теории, текстов и семинаров. Много практических занятий и почти нет лекций: в диалоге со студентами преподаватель выступает скорее модератором, а не наставником.

Владислав Тарнопольский

Музыковед, преподаватель кафедры современной музыки в Консерватории имени П. И. Чайковского 

Принципиально важно, что появление новых направлений является не «сдачей позиций», а, наоборот, экспансией консерваторского образования: все перечисленные программы создавались и существуют теперь при участии консерваторских специалистов, в частности сотрудников Центра современной музыки Московской консерватории. Современные подходы этих программ проявляются во всем: например, изучение истории музыки начинается не с основ, как в музыкальной школе и колледже, а с истории авангардной музыки. Раньше такой подход был только у консерватории, и я рад, что уже несколько вузов переняли этот принцип: он позволяет максимально расширить и актуализировать эстетический опыт студентов с первых же месяцев учебы.

Самые подготовленные в музыкальном плане студенты — в консерватории. Что неудивительно, так как они занимались музыкой с 5–7 лет. Но музыканту с очень узким профилем часто не хватает более широкой гуманитарной панорамы. Так, на своем курсе «Музыка и современные концепции культуры» я стараюсь представить музыку в контексте современного интеллектуального поля и актуальных художественных тенденций.

На факультете свободных искусств и наук, помимо музыки, студентам предлагают около ста авторских курсов по выбору, что позволяет подобрать индивидуальную траектория обучения. В свою очередь, магистратура Шанинки «Кураторство музыкальных проектов» собрала людей максимально мотивированных, с прекрасным первым высшим образованием. Помимо лучших российских профессоров, нам удалось собрать сильную международную преподавательскую команду — от советника худрука Чикагского филармонического оркестра до профессоров Оксфордского и Колумбийского университетов. 

Школы и курсы

В начале двухтысячных появились школы, созданные DJ Groove, DJ ЦветкOff и другими диджеями. Они стали первыми учреждениями, где любой желающий мог научиться диджеингу или саунд-дизайну. 

Дмитрий Панов

Основатель Moscow Music School

«Эти проекты заняли свободную нишу, но не стали массовыми, хотя многие из них существуют до сих пор. Потом была вторая волна в музыкальном образовании — в 2016 году появился наш проект Glinka при ВШЭ. Уже через год открылась Moscow Music School, и за нами пошла третья волна: свою школу создал Антон Маскелиаде, появились офлайн-курсы, начало активно развиваться онлайн-образование. GeekBrains, Skillbox и „Нетология“ тоже подключились к процессу и запустили свои программы.

При этом активное появление на рынке частных школ и курсов — это не смена течений и не мода, а одно из полноценных направлений музыкального образования. Те, кто хочет учиться долго и основательно, идут в вузы или на бакалавриат в MMS, но если хочется попробовать, человек не будет вписываться на год. Это нормальная мотивация, чтобы выбрать более короткую и дешевую программу. Не думаю, что частные школы заменят вузы и наоборот. 

Нужно искать место, где теплится передовая мысль. Например, в России есть РЭШ, где работают практики и теоретики, которые или активно в этой сфере работают, или активно ее осмысляют и что-то изобретают. Такая комбинация работает в любой области, неважно, музыка это или нет. Мы стараемся быть таким местом, которое собирает профессионалов или деятелей музыки, которым не все равно».

В Moscow Music School есть шесть направлений подготовки: музыкальный менеджмент, сонграйтинг, продюсирование, световой дизайн, саунд-инжиниринг и бакалавриат в сотрудничестве с британским University of Hertfordshire. Обучение стоит от 290 до 460 рублей в год, в зависимости от направления. Также есть трехмесячные курсы Music Basic, которые стоят 99 тысяч рублей. 

В 2017 году также появилась Школа Антона Маскелиаде — это краткосрочные курсы для тех, кто хочет создавать собственные треки. Есть онлайн-программа (от 20 до 50 тысяч рублей) и офлайн для новичков и уже опытных музыкантов (от 60 тысяч рублей).

Антон Маскелиаде

Музыкант, основатель Maskeliade School 

Мои выпускники — это биологи, журналисты, айтишники, психологи, дизайнеры, гончары, фотографы, живущие в Кейптауне, на Бали, в Нью-Йорке, Лондоне, Москве, Новокузнецке и в десятках других городов. Комьюнити школы — это главное. Если есть безопасная творческая среда, то после обучения работа над песнями идет быстрее и легче. Выпускники знакомятся с другими музыкантами: делают ремиксы, новую музыку и постепенно выходят на музыкальную орбиту. 

Есть два фактора, которые могут помешать творчеству. Первый — неподдерживающее окружение, которое может обесценивать любые начинания и первые результаты. В итоге у человека пропадает мотивация, и творческий импульс быстро заканчивается. Чтобы такого не было, нужно обратить внимание на свое окружение, стараться поменьше взаимодействовать с критикующими вас людьми. И второй — недостаток времени из-за семейных забот или работы. Для полного удовольствия от обучения нужно хорошо расчистить время для творчества. Например, ежедневно оставлять два часа вечером для творческого свидания с самим собой. Важно, чтобы в это время вас никто не дергал. Часто человеку что-то мешает сделать первый шаг. Желание и доверие себе принесут нужный результат. 

Что нужно, чтобы музыкальное образование было лучше

Ксения Шулекина

Начальник отдела по работе с иностранными обучающимися и реализации подготовительных программ, преподаватель

Главное — не забывать, что создание и исполнение музыки — это не механическая функция, а творческий и образовательный процесс. Он не ограничивается запоминанием нот и правильной аппликатурой (​​порядок расположения и чередования пальцев при игре на музыкальном инструменте. — Прим. «ИМИ.Журнала»). Лучше всего работает очное взаимодействие с музыкантом: представителям индустрии нужно больше общаться, устраивать совместные сессии и конференции с коллегами, делиться опытом. Стоит открываться новым технологиям и не быть снобами. 

Владислав Тарнопольский

Музыковед, преподаватель кафедры современной музыки в Консерватории имени П. И. Чайковского 

При формировании программ очень важно тщательно выбирать педагогов. Многое строится на дружеских связях, но важно, чтобы они развивали образовательный процесс, а не вредили ему.

Нужно также хорошо понимать контекст музыкальной жизни. Если вы профессионально интересуетесь современной академической музыкой, но не знаете фестивали «Другое пространство» или «Московский форум», питерский reMusik или композиторскую академию в Чайковском, не бывали на концертах «Студии новой музыки» или МАСМа — никакой диплом не поможет. 

Владимир Горлинский

композитор, импровизатор

У государственных академических вузов нет особой потребности в создании новых интересных программ по композиции и современной музыке. Небольшие образовательные организации и курсы вынуждены конкурировать за студентов, из-за чего создается более питательная и познавательная среда: от состава преподавателей и дисциплин зависит успех целой институции. Думаю, что небольшие независимые инициативы вскоре станут полноценной альтернативой крупным академическим площадкам.

Алексей Наджаров

музыкант, композитор и преподаватель Центра электроакустической музыки Московской консерватории

У современного музыкального образования в России нет проблем с доступностью, порог входа стал низок как никогда. При этом всегда важно сохранять баланс между доступностью и эффективностью: определенное количество материала и музыкальная практика неизбежны, и, если мы ее в какой-то момент пропускаем, в дальнейшем основы все-таки придется детально проработать.

Рачья Есаян

музыкант, композитор, преподаватель

Область знаний расширилась, стало больше возможностей получить образование, но при этом его качество снизилось. Иногда это происходит из-за участия государства в системе образования: каждый шаг в традиционном обучении требует огромной кипы бумаг. 

Есть две категории учеников: дети, которых заставили, и дети, которые сами хотели пойти учиться. Их процентное соотношение сложно назвать: все меняется очень быстро. У кого-то энтузиазм появляется, а у кого-то, наоборот, угасает. Главное, в любом случае, много работать. Важно решать проблемы, а не обсуждать их.

Антон Маскелиаде

Музыкант, основатель Maskeliade School 

Не надо вводить закон о просветительской деятельности.

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии