Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

Зачем музыканты выпускают длинные альбомы

И помогает ли это увеличить число стримов
Комментарии
Источник: Brett Jordan / Unsplash
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/355/image/article-9a2c0ba7a1070edeb81a42585a1c53aa.jpg

Прошлый, 2020 год подарил нам альбомы с большим хронометражем: релизы, на которых было от 15 треков, выпустили Kizaru, 104, Хаски и другие популярные артисты. Существует гипотеза: количество песен влияет на количество прослушиваний. «ИМИ.Журнал» вместе с редактором «Афиши Daily» Владимиром Завьяловым проверил это предположение.

Традиция длинных альбомов

Выпускать длинные альбомы на Западе начали далеко не вчера. Еще в 1979 году у Pink Floyd вышел релиз «The Wall», состоящий из 26 песен, а в 1984 году пионеры хардкора Hüsker Dü выпустили 25-трековую пластинку «Zen Arcade».

В 1990-е и 2000-е длинные треклисты стали тенденцией, характерной для набравшего тогда обороты хип-хопа. Посмотрите на классику рэпа: «The Massacre» 50 Cent — 22 трека. «Tha Carter II» Лил Уэйна — 22 трека. «The Documentary» The Game — 18 треков. «I Am...» Nas — 16 треков. Почему рэп-артисты выпускали (и продолжают выпускать) релизы с продолжительным хронометражем — понятно: хип-хоп банально требует меньше производственных трудозатрат, чем поп и в особенности рок. Например, в работе над перечисленными выше альбомами были минимально задействованы живые инструменты: там звучат электронный бит и семплы. 

Но почему во второй половине 2010-х длинные альбомы начали выходить не только у хип-хоп-исполнителей вроде группы Migos, Фьючера или Мик Милла, но и у поп-звезд вроде Шона Мендеса, Тейлор Свифт и Эда Ширана? Причина — в стриминг-революции. 

При чем здесь чарт Billboard?

В 2014 году чарт Billboard ввел новые правила: 1500 прослушиваний хотя бы одной песни с альбома на стриминг-платформах стали засчитываться как продажа целой пластинки. Логично, что релизы с продолжительным хронометражем повысят шансы слушателя найти песни, которые он будет крутить на репите, если сравнивать со стандартными альбомами на 10–12 треков.

В 2018 году правила Billboard изменились: продажа пластинки зачтется артисту, если пользователи стриминг-сервисов с платной подпиской послушают трек 1250 раз. Либо песня должна набрать 3750 прослушиваний тех, кто пользуется стримингами бесплатно (включая просмотры клипов или видеороликов с песней на YouTube).

Посмотрите, как выглядит чарт Billboard в 2021-м: в начале февраля в его топ-10 лишь три альбома (Ариана Гранде «Positions», The Weeknd «After Hours» и Anuel AA & Ozuna «Los Dioses») с длиной менее 15 треков. Давайте попробуем из зарубежных поп-новинок вспомнить короткий, но хитовый релиз? На ум, пожалуй, приходит только «Future Nostalgia» Дуа Липы — впрочем, до вершины Billboard он так и не добрался и достиг лишь четвертой строчки. Могла ли пластинка британской звезды попасть на первое место, если бы треков на ней было не десять, а хотя бы в полтора раза больше? Вопрос. 

Западные селебрити нередко устраивают войны за верхушку Billboard. Вспомним скандал 2018 года между американскими рэперами Трэвисом Скоттом и Ники Минаж. Оба артиста боролись за первую строчку Billboard с новыми альбомами, но Скотт победил. Ники осталась недовольна и заявила: Трэвис — мошенник, его продажи нечестные, потому что он продавал альбом вместе с билетами на концерты и пользовался промо своей девушки — супермодели Кайли Дженнер. 

Другой памятный пример: битва рэпера Tyler, The Creator и DJ Khaled в 2019 году. Khaled позвал на альбом больше десятка звездных рэп-гостей от Cardi B до Jay-Z и записал альбом потенциальных радиохитов — но первую строчку чарта взял Tyler, отошедший от рэпа в сторону экспериментов с фанком и соулом. DJ Khaled расстроился: он обвинил лейбл в плохом промо и оскорбил музыку Тайлера.

Что происходит в российских топах

Но это опыт США и Billboard, а что происходит на отечественном рынке? Длинные релизы от 104, Хаски и других исполнителей могут навлечь мысли о наметившейся тенденции: смотрите, в нашу страну тоже пришли длинные альбомы! Но насколько эта идея верна? В России нет единого признанного чарта, а узнать, как засчитывают продажи альбомов Apple Music, Spotify и BOOM, к сожалению, нельзя: стриминг-платформы не делятся данными. 

Зато можно посмотреть на топ-10 самых прослушиваемых альбомов во «ВКонтакте» и BOOM в 2020-м. За исключением «2004» Скриптонита (24 трека!), там сплошное торжество малой формы — релизы по семь, восемь, девять, максимум — 13 треков. Лишь один длинный альбом (15 треков и больше) в десятке самых прослушиваемых за год. Сложно не сделать определенные выводы: получается, что большой хронометраж релизов 104, Kizaru, Скриптонита и других музыкантов местного рынка продиктован, скорее всего, творческими, а не коммерческими соображениями. 

Источник: Brett Jordan / Unsplash

Мнение мейджоров

Тогда зачем артисты выпускают длинные альбомы? За ответом на этот вопрос мы обратились к экс-руководителю российского Universal Дмитрию Коннову (в январе 2021 года Коннов покинул пост главы местного отделения лейбла. — Прим. «ИМИ.Журнала»). «Большой формат свойственен большим артистам. Например, Drake или Noize MC. Они знают законы жанра: им в любом случае нужно записать хит, но будем честны: у обоих артистов огромная аудитория, которая готова переварить и 15, и 17 и 120 треков», — комментирует Коннов. 

По словам Дмитрия, почти все молодые артисты предпочитают короткие форматы длинным. Почему? Коннов считает, что аудитория этих исполнителей «выросла на инстаграме» и обладает соответствующим мышлением, которое не приспособлено к масштабным формам.

О независимых музыкантах, выпускающих пластинки с продолжительным хронометражем, Дмитрий высказался резко. «Российским инди-артистам иногда очень хочется концепции. Но, к сожалению, почти вся эта концепция высосана из пальца. Часто это свидетельство бесталанности или полного отсутствия знаний о том, как развивалась музыкальная индустрия».

Дмитрий не считает появление альбомов с увеличенным треклистом тенденцией в России. «Выпуская длинные релизы, крупные артисты получают возможность говорить столько, сколько они хотят. Но иногда и молодые исполнители за счет хронометража пытаются компенсировать недостаток либо отсутствие таланта».

Старший маркетинг-менеджер по международному репертуару Warner Music Russia Владимир Юрченко полагает, что эпоха стриминга позволила артистам быть максимально креативными при записи альбомов. 

По словам Юрченко, многие музыканты действительно расширяют треклист, чтобы увеличить количество прослушиваний и подписчиков на стриминговых площадках.

«Однако наши (издающиеся на Warner Music Group. — Прим. «ИМИ.Журнала») артисты и продюсеры предпочитают не использовать эту краткосрочную тактику. Поэтому, например, когда мы работали с певицей Tones And I над треком «Dance Monkey», было предельно ясно, что выпускать альбом, чтобы заработать на успехе трека, нельзя: это навредит связи с фанатами. Вместо этого артистка и ее команда выпустили EP», — делится Юрченко. 

Владимир отмечает, что EP певицы, несмотря на малый формат, стал успешным и «вошел в список самых прослушиваемых альбомов 2020 года, в том числе в России, благодаря фанатам, которые слушали его вновь и вновь».

Генеральный директор Sony Music Entertainment в России и СНГ Арина Дмитриева говорит, что сейчас «время малых форм» для релизов. 

«Если раньше выпуск альбома считался целым событием и поклонники были готовы годами ждать новый релиз любимого артиста, то сейчас это большая редкость. Тенденция к прослушиванию релиза в качестве единого произведения, в один заход, а не „фонового“, сошла на минимум», — рассказывает Арина.

По словам Дмитриевой, из-за данной тенденции в обиходе появился термин «альбомная» песня — то есть проходная. «Ее не стыдно добавить в альбом, чтобы добить до определенного количества треков, но в то же время все прекрасно понимали, что это не хит и особых перспектив у нее нет», — объясняет она.

Арина полагает, что запуск стриминговых сервисов в России поспособствовал развитию «синглового потребления» музыки, что привело к логике «лучше выпускать по треку чуть ли не каждый месяц». Также Дмитриева видит тенденцию в релизе EP на пять-семь треков.

По словам Арины Дмитриевой, такие альбомы, как «Born to Trap» Kizaru (с треклистом из 18 песен), — это исключения из общего правила: «подобные релизы появляются у тех артистов, которые собрали вокруг себя крепкую и преданную фанатскую базу». Арина предлагает посмотреть на топ-чарты стриминг-платформ: на верхних строчках в основном оказываются треки, выпущенные в формате синглов. 

Дмитриева считает, что выпуск длинного альбома — неудачная затея для начинающего артиста: причина тому — недостаточность фанбазы. «Один альбом потенциально привлечет столько же внимания и трафика, сколько и один сингл. Поэтому внимание слушателей, пришедших послушать релиз, рассеется между всеми треками. Причем порядок прослушиваний будет такой: самый первый трек в плейлисте альбома окажется самым стриминговым, а самый последний — наименее популярным», — говорит Арина. 

Какая стратегия выпуска музыки наиболее эффективна? Дмитриева полагает, что сначала необходимо выпустить несколько успешных синглов, найти и сформировать базу слушателей и лишь затем выпускать полноценный альбом, состоящий как из новых композиций, так и из уже раскрученных хитов. Но, по словам Арины, «из любого правила могут быть исключения».  

Что в итоге? Кажется, что появление длинных альбомов на Западе — шанс для больших артистов попасть в чарты. В России же выпуск релизов с расширенным треклистом — как будто исключительно личное, творческое желание самого музыканта. И не более.

 

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии