Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/592/image/article-e0d20c51d2ec735df7ae6e0f28b22e27.jpgИван Рябов2022-07-29T18:25Разбираем существующие инициативы вместе с юристом и представителями индустрииНужен ли российской индустрии профсоюз музыкантов
Нужен ли российской индустрии профсоюз музыкантов
Разбираем существующие инициативы вместе с юристом и представителями индустрии
Источник: Felix Koutchinski / unsplash.com

Нужен ли российской индустрии профсоюз музыкантов

Разбираем существующие инициативы вместе с юристом и представителями индустрии
Источник: Felix Koutchinski / unsplash.com

В начале июня продюсер Иосиф Пригожин выступил с инициативой создания профсоюза музыкантов. По его мнению, России необходим институт, который позволит создать единые условия труда и защищать права артистов. Между тем в стране уже существует несколько автономных друг от друга профсоюзов и ассоциаций, занимающихся объединением музыкантов и декларирующих защиту их прав. «ИМИ.Журнал» поговорил с представителями индустрии и попытался разобраться, что представляют собой российские музыкальные профсоюзы сейчас и зачем они вообще нужны.


Как устроены музыкальные профсоюзы за рубежом

Профсоюзные организации, представляющие интересы работников музыкальной индустрии, есть в СШАВеликобританииФинляндии, ГерманииШвецииШвейцарии, ДанииНидерландахНорвегииЮжной Африке и других странах. Многие из этих профсоюзов имеют весомый опыт в защите прав музыкантов: например, Американская федерация музыкантов, объединяющая более 70 тысяч участников, поддерживает артистов уже 125 лет. 

Кроме того, активную деятельность ведут и международные организации, как, например, Международная федерация музыкантов и Союз музыкантов и Объединенный союз трудящихся. Последний известен своей международной кампанией «За справедливость в Spotify»: в 2020 году возмущенные непрозрачностью выплат роялти от прослушиваний в стриминге организаторы запустили петицию, в которой помимо прочего требовали повысить среднюю выплату артистам за прослушивание с 0,0038 доллара США до цента. Впрочем, несмотря на то, что к июлю 2022-го петицию подписали уже более 28 с половиной тысяч артистов, требования Союза все еще не выполнены. 

Помимо отстаивания прав музыкантов на справедливые выплаты, многие иностранные профсоюзы занимаются юридической поддержкой артистов, поддержкой инициатив в сфере музыкального образования, заботой о ментальном здоровье творческих людей, их трудоустройством, а также продвижением интересов представителей индустрии на законодательном уровне. В 2020-м наряду с этим у музыкальных профсоюзов появились задачи по поддержке работников индустрии в пандемию COVID-19. Например, американский AFM вместе с другими профсоюзами отрасли развлечений продвигал на законодательном уровне финансовые меры поддержки музыкантов, чья работа была прервана в связи с антикоронавирусными ограничениями, а британский Союз музыкантов учредил Фонд для нуждающихся, чтобы поддержать вынужденно безработных артистов. 

Зачем нужны свои профсоюзы в России

Разговоры о создании организации, которая бы занималась защитой прав музыкальных работников в России, начались еще в 90-х. По словам председателя Равного профсоюза музыкальных исполнителей (РПСМИ) Андрея Чеснова, система защиты прав музыкантов, оставшаяся после СССР, не отвечала переменам в индустрии после распада страны.  

«Советские профсоюзы, а вслед за ними и российские, используют модель трудовых отношений. В этой схеме есть работодатель, есть работник и есть профсоюз, который защищает интересы последнего. В нашей сфере большинство музыкантов либо „ипэшники“, либо самозанятые — по трудовым договорам, как правило, работают лишь сотрудники госучреждений: филармоний, театров и так далее. Эти люди находятся в более защищенном положении: например, во время пандемии они продолжали получать зарплату. А вот огромное количество музыкантов, которые работают самостоятельно, оказались государству не интересны. И вот эта незаинтересованность государства может привести нас обратно в 90-е, когда очень много людей работали „в тени“», — объяснил Чеснов.

С ним согласен и юрист Вадим Хохлов. По его словам, профсоюзы, как правило, больше связаны с защитой социально-экономических и трудовых прав работников той или иной сферы.

«В музыкальной индустрии это само по себе тяжело представить в классическом виде, так как композиторы, авторы и артисты очень часто работают на себя. Поэтому, затрагивая тему профсоюзов, мы сразу негласно оговариваемся, что рассуждаем скорее о некоем теоретическом независимом союзе, который по аналогии будет родственен структуре профсоюза», — отметил юрист.

Как устроена система российских музыкальных профсоюзов сейчас

Официальных профсоюзов, так или иначе наследующих выстроенную в СССР систему профессиональной защиты музыкантов и их прав, в России сразу несколько. Например, Межрегиональная профсоюзная общественная организация Общероссийского профессионального союза работников культуры — она объединяет не только музыкантов. Деятельность организации практически идентична и Общественному профсоюзу работников культуры — как по составу участников, так и по роду деятельности (защита трудовых прав работников культуры — не только музыкантов, но и «занятых в культуре и искусстве, кинематографии, полиграфии, книгоиздании, средствах массовой информации, спорте, туризме»). Российский музыкальный союз (РМС), как указано на сайте организации, «содействует разработке и осуществлению культурных, благотворительных и образовательных проектов, организации и проведению концертов, фестивалей, гастролей, творческих конкурсов, тематических семинаров». 

«Союз уделяет большое внимание распространению и популяризации музыки российских авторов и исполнителей — как классической, так и современной, сотрудничает с крупными музыкальными издательствами. РМС взаимодействует с органами государственной власти, обществами по коллективному управлению авторскими и смежными правами, специализированными фондами и международными организациями, работающими в сфере культуры и искусства, и выступает с инициативами, позволяющими решить насущные проблемы музыкантов», — говорится в уставе организации.

Одна из крупнейших организаций, занимающихся защитой прав музыкантов, — это «Профсоюз деятелей культуры, российское авторское общество». Профсоюз объединяет соавторов так называемого налога на интернет — трех крупнейших организаций по коллективному управлению правами: Российское авторское общество (РАО), Российский союз правообладателей (РСП) и Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС). 

Вместе с тем, как отмечает музыкальный продюсер, сооснователь музыкального ателье KOV KOV Андрей Рыжков, кроме упомянутых выше организаций, в России в той или иной степени существует множество разрозненных аналогичных, но гораздо менее влиятельных и крупных организаций — многие из них довольно «пожилые» и находятся вне контекста современной массовой культуры.

По его словам, сейчас игроки индустрии, кроме защиты прав, также нуждаются в аттестации, экспертной коллегии для судов, помощи в трудоустройстве, страховке, социальной адаптации музыкантов и так далее. Основательница группы «Ритуальные услуги» Мария Блинова (предложившая в июне в чате «Круг ИМИ» создать новый профсоюз музыкантов) отметила, что одни из основных проблем, беспокоящих музыкантов сегодня, — это отмены концертов и выплаты роялти.

«Сейчас карьера многих музыкантов в России под угрозой. Когда отменяют концерты — отменяют жизнь. Если говорить дальше про проблемы — это роялти. Проблем у музыкантов сегодня вагон и маленькая тележка. Безусловно, нам необходим профессиональный союз музыкантов, отвечающий современным вызовам и проблемам: для коллективного диалога с внешним миром, для защиты и для улучшения условий нашей работы», — подчеркнула артистка. 

Она также отметила, что существующие сегодня профессиональные союзы игнорируют интересы независимых музыкантов. 

Вадим Хохлов согласился, что подобная «идеальная» организация могла бы помочь сразу в нескольких сферах.

«Учитывая, что профсоюз в первую очередь всегда был про защиту прав, именно с этого помощь музыкантам и начнется. Если мы вдруг завтра проснемся в идеальном мире, где все работает так, как надо, то профсоюз в нем за первые пару часов успеет объяснить всем, что по нашему закону не существует лизинга битов; изобретет замену лизингу с точки зрения договорной конструкции, чтобы все были счастливы и не переучивались; расскажет артистам, что не всякая невыгодная сделка — кабала, и в принципе запретит употреблять слово „кабала“ всуе; снабдит представителей индустрии шаблонами договоров и расскажет о содержании этих шаблонов; предоставит базовый курс введения в интеллектуальную собственность и повысит юридическую грамотность», — рассказал юрист.

Вместе с тем попыток создать объединение, отвечающее интересам современной музыкальной индустрии, было уже множество. К примеру, еще в 2010 году представители российского шоу-бизнеса (в том числе Олег Газманов, Лев Лещенко, Надежда Бабкина, Александр Буйнов, Бари Алибасов, Марина Хлебникова и другие) выступили с инициативой создания профсоюза. Музыкантов беспокоили вопросы незаконного тиражирования дисков пиратами, «желтая пресса» и «бесконтрольность, вызванная мировым экономическим кризисом». Тогда инициатива музыкантов осталась только намерением. Андрей Чеснов отметил, что подобные случаи неудивительны, так как «творческим людям трудно договориться друг с другом».

Разговоры о необходимости создания организации, защищающей права музыкантов, стали вновь актуальны после появления очередных трудностей в индустрии — сначала вызванных пандемией, а затем — последствиями событий 24 февраля. Так, в мае этого года была учреждена Российская музыкальная ассоциация — ее председателем стал Николай Басков, а в число организаторов вошли Григорий Лепс, Лариса Долина, Надежда Бабкина, Олег Газманов и другие. Главными проблемами звезды шоу-бизнеса назвали «отмену русской культуры» в западных странах — учредители заявили о намерении «протянуть руку помощи и молодым, и тем, кто давно в профессии, но оказался в сложной ситуации». На пресс-конференции, посвященной презентации новой организации, артисты говорили о помощи молодым коллегам, о несогласии с покинувшими страну музыкантами и о необходимости помощи государства индустрии. Впрочем, с тех пор новостей о деятельности организации больше не было. Инициатива Баскова, в частности, подверглась критике со стороны Александра Розенбаума. 

Учитывая огромное количество проблем, стоящих перед индустрией, с конца десятых музыканты начали создавать объединения, отвечающие интересам конкретных игроков. В качестве примера можно привести Международный профсоюз музыкантов, занимающийся защитой прав ресторанных артистов, или Профсоюз уличных музыкантов Санкт-Петербурга. Чеснов отметил: «Чем больше профсоюзов, тем лучше», но вместе с тем подчеркнул, что сейчас индустрия сталкивается с глобальными проблемами, актуальными для всех музыкантов. По его словам, возглавляемый им РПСМИ (среди членов — Сергей Мазаев, Николай Девлет-Кильдеев и другие) пытается аккумулировать запросы всех российских музыкантов. В частности, среди инициатив профсоюза — бесплатный провоз музыкальных инструментов в салоне самолета. РПСМИ уже направил это предложение в администрацию президента.

«В данном случае это не попытка получить какую-то дополнительную льготу для музыканта. Мы говорим о том, что в нынешних условиях нельзя снижать уровень гастрольной и концертной деятельности. В первую очередь это касается академических музыкантов, оркестров, которые зачастую не могут провозить дорогие музыкальные инструменты в самолетах. Решение этой проблемы, на наш взгляд, безусловно бы стимулировало гастрольную деятельность», — рассказал Чеснов.

Среди других инициатив РПСМИ — вопросы защиты авторских прав музыкантов и закон о «справедливом вознаграждении». 

«Если музыкант принял участие в записи песни — значит, он должен в любом случае получить какую-то сумму как с радио, так и с цифровых площадок. Профсоюз не должен бороться с рынком, и музыкант сам волен подписывать тот договор, который он считает более выгодным лично для себя. Иногда исполнителю выгоднее сразу получить небольшую сумму денег и отдать все права — это его решение. Но нам необходимо объяснить ему, какие риски он при этом несет, что конкретно он теряет», — отметил председатель организации.

Юрист Вадим Хохлов в свою очередь отметил, что проблема авторских прав — одна из самых актуальных для современной индустрии.

«Профсоюз как раз может заняться формированием минимальных цен: минимальный прайс за бит, за текст песни, минимальная ставка роялти и минимальная ответственность для контрагентов (от заказчиков до лейблов). Это поможет артистам зарабатывать честные деньги. И поможет в правовом поле отбиваться от нарушителей, со временем сформировав ту самую среднюю ставку, которая обычно взимается при правомерном использовании», — добавил юрист.

Главной задачей РПСМИ Чеснов назвал поддержку членов объединения, в том числе бухгалтерскую и юридическую. Среди других направлений — работа с индустрией, подготовка законодательных инициатив, сотрудничество с зарубежными профсоюзами и образовательная программа.

Объясняя необходимость современного профсоюза музыкантов в России, Хохлов отметил, что любой профсоюз — это всегда «заинтересованная сторона».

«Рано или поздно кто-то в голове этой организации может начать проталкивать повестку от лица всех участников. Неважно какую: политическую, социальную, профессиональную. Важно, что такой функционал всегда есть. И в какой-то момент условный профсоюз может начать бороться за идеалы и стандарты, которые лично вам не нравятся. Например, если профсоюз установит минимальную сумму за бит в 10 тысяч рублей. Битмейкеры счастливы, а певец рэпа ртом — не очень», — привел пример Вадим.

Также юрист добавил, что профсоюз в принципе не сможет заниматься прямой защитой авторских или смежных прав. Однако, по его словам, профсоюз может и должен содействовать в этом: проконсультировать, нанять юристов, поучаствовать в переговорах со своей «сильной позиции».

«Важно понимать, что профсоюз — это не какой-то Санктум Санкто, стоящий на страже вашего творческого мира. У такой организации вообще нет цели защитить лично вас: ни лично ваши интересы, ни лично ваши права. Это скорее санитар леса: он должен знать, когда надо давить и выигрывать, а когда надо отступить и проиграть. Его задача — формирование средней по палате температуры и оздоровление индустрии», — подытожил Вадим.

Подпишитесь на рассылку

Подпишитесь, чтобы оставаться в курсе главных новостей музыкальной индустрии