Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/558/image/article-a8368775b81b0c1c4c3853f389579ad6.jpgКарина Бычкова2022-05-19T16:20Разбираемся вместе с юристом и прогнозируем возможные последствияДистрибьюторы начали цензурировать музыку. Законно ли это?
Дистрибьюторы начали цензурировать музыку. Законно ли это?
Разбираемся вместе с юристом и прогнозируем возможные последствия

Дистрибьюторы начали цензурировать музыку. Законно ли это?

Разбираемся вместе с юристом и прогнозируем возможные последствия

После принятия закона «О фейках» российские музыканты стали сообщать о цензуре со стороны дистрибьюторов, отгружающих треки в стриминги, и, судя по всему, это явление стало массовым. В частности, компании не допускают к публикации песни, в которых затрагиваются общественно-политические вопросы или все, что, по мнению дистрибьюторов, связано с этой темой. С такими проблемами столкнулись рэперы Jubilee и Тони Раут, а также артистка 3somia: они и их представители рассказали «ИМИ.Журналу» о том, как ситуация повлияла на публикацию их музыки. Также мы попросили юриста объяснить, можно ли считать подобные действия цензурой и оправданы ли эти решения недавно принятым законом.


«Включился гиперчувствительный режим модерации»: что говорят музыканты

О том, что определенные треки не проходят модерацию дистрибьюторов, стало известно еще в начале марта. «ИМИ.Журнал» уже писал об ограничениях, с которыми столкнулся фронтмен группы «Ада» Павел Жданов. В посте с релизом «Право на тишину» он сообщил, что в стримингах новой песни «в ближайшее время не будет, потому что российские дистрибьюторы опасаются и перестраховываются». 

С тех пор подобные случаи участились. «Топовая новость: оставшиеся в России лейблы отказываются выпускать через них треки, в которых содержится хоть минимальный намек на что-то социально-политическое. И у меня, и у моих знакомых артистов уже отклонили несколько новых треков. У одного чувака целый альбом отказались выпускать из-за того, что в одной из песен было слово „режим“», — написал рэпер Jubilee в своем телеграм-канале. 

По словам артиста, при отправке трека на публикацию ему не привели «конкретно проблемную цитату, но там точно ничего не было экстремистского и революционного». Дистрибьютор отказался выпускать в России и Беларуси два трека Jubilee: их можно было опубликовать в остальных странах, но, по мнению рэпера, «это как-то бессмысленно». Действительно, судя по информации на сайте «Яндекс Музыки», артиста больше всего слушают в Москве, Санкт-Петербурге и Минске. 

«Просто сейчас включился гиперчувствительный режим модерации, видимо, даже совсем травоядные шутки про майора Захарченко и водку „Путинка“ могут завернуть. Редактировать треки не хочу, буду добиваться их публикации. Надежда есть, так как какие-то новые песни с похожими строчками пропустили без проблем и они скоро выйдут. Рандом, короче», — рассказывает Jubilee.

С подобной проблемой столкнулся и другой рэпер. «Ситуация, которую можно причислить к цензуре, произошла с нашим артистом Тони Раутом. Хочу отметить, что у нас несколько контрактов с разными дистрибьюторами, и я не хотела бы называть партнера, с которым это произошло, потому что уважаю его решение», — отмечает менеджер артиста Екатерина Полищук.

Мини-альбом «Психотераутопия» написан давно, но, по словам Полищук, «оказался особенно актуальным именно в свете последних событий — он довольно тревожный, мрачный, и представляет размышления артиста на тему, в том числе, проблем современного общества».

Как рассказывает Екатерина, дистрибьютор сослался на закон «О фейках» — сотрудников компании смутила «критическая строчка со словом „режим“, хотя в песне не сказано ничего о том, какой именно режим, а также не обсуждается тема спецоперации». Дистрибьютор аргументировал свою позицию тем, что придраться могут к чему угодно: мол, таким образом пострадает и артист, и сам дистрибьютор. 

«В итоге мы все-таки смогли выпустить мини-альбом на Россию с помощью другого партнера. Но внутренние „худсоветы“ дистрибьюторов и увеличение сроков проверки текстов релизов будут достаточно распространенной практикой. Один из руководителей другого крупного дистрибьютора недавно мне говорил, что не видит ничего страшного во внутренней цензуре, потому что без нее дистрибьюторы могут прекратить работу, а артисты — серьезно пострадать, хотя он и понимает, насколько это печально», — рассказывает Полищук. 

Также Екатерина призывает артистов «не путать причину и следствие и не обижаться на лейблы и дистрибьюторы в случае, если кто-то столкнется с цензурой»: по ее мнению, «ответственность в полной мере лежит на законодательстве».

1 апреля команда артистки 3somia отгрузила трек «Чушь» вместе с текстом «крупному французскому дистрибьютору». Выход был запланирован на 21 апреля. Песня вышла в указанную дату, но с ограничениями на РФ и Беларусь на всех площадках. По словам 3somia, заранее их об этом не предупредили. 

«Разумеется, мы начали выяснять причину: дистрибьютор сказал, что трек не прошел цензуру из-за слова „ОМОН“. Там были строчки „Это очень долгий сон, он нам снится 20 лет // Мою правду бьет ОМОН, она не увидит свет“. Далее я предложила зацензурить это слово и прислала другую версию трека, где слово „ОМОН“ закрыто шумами, как мат на радио. Но нам отказали в перезаливе, так как на этот раз, дистрибьютора уже не устроил „контекст“ трека», — рассказывает артистка и добавляет, что, по ее мнению, «контекст — это очень размытое объяснение». 

«ИМИ.Журнал» запросил комментарий у дистрибьютора, но получить его не удалось.

«Все это очень удручает»: возможные последствия

Ситуация, в которой дистрибьюторы не пропускают определенные треки, может привести к тому, что артисты начнут отказываться от монетизации музыки, выпуская ее без участия дистрибьюторов.

Группа «Ада» загрузила трек «Право на тишину» во «ВКонтакте» неофициально — без монетизации — и в SoundCloud. Так же поступила и 3somia, которая выпустила трек «Чушь» в SoundCloud, «чтобы хотя бы часть слушателей могла его услышать». При этом зарабатывать на прослушиваниях на этой платформе можно только на определенных условиях, соблюдение которых в настоящий момент может быть затруднительно для российских пользователей. Чтобы монетизировать треки, артист должен купить подписку SoundCloud Pro, сейчас из России это сделать нельзя.

Вместе с тем цензурные ограничения со стороны дистрибьюторов способны привести к самоцензуре артистов: музыканты могут начать подстраивать свое творчество под требования выпускающих компаний, чтобы опубликовать трек. Подобные последствия могут ограничить свободу самовыражения и высказывания при помощи музыки. 

В индустрии уже были случаи, когда музыканты самостоятельно — то есть, без судебных постановлений и официальных предупреждений Роскомнадзора — цензурировали свое творчество.

За что Роскомнадзор блокирует музыку и клипы

Так исполнитель Мукка в ноябре 2021 года перезалил в стриминги свой главный хит — песню «Девочка с каре»: в ее новой версии глушится слово «мефедрон» (синтетический наркотик. — Прим. «ИМИ.Журнала»). Упоминание наркотика в тексте песни закрыто звездочками и на сайте Genius. В другом треке артиста — «Потрахаться и сдохнуть» — также заглушены названия наркотиков. Более того, в Spotify еще и цензурировано слово «сдохнуть» в названии песни. 

В декабре 2021 года Soda Luv выпустил альбом «Roomination», где «замьютил» все слова, которые можно воспринять как «пропаганду»

В пресс-службе лейбла CPLUS, на который подписан рэпер рассказывали, что изначально альбом планировали выпустить как есть. Однако из-за того, что в его треклисте присутствуют артисты, на которых завели дела о пропаганде наркотиков, было принято решение загрузить на площадки «очищенные» версии. По всей видимости, речь шла о Моргенштерне (признан иноагентом) и Элджее, с которыми Soda Luv фитовал на этом релизе. В июне 2021 года Моргенштерна (признан иноагентом) оштрафовали за пропаганду в клипах «Розовое вино 2» и «Family», в ноябре его творчество проверял Следственный комитет. В начале декабря суд назначил штраф Элджею по делу о пропаганде наркотиков в его клипе. Позже артист обжаловал решение суда. 

Хроника взаимодействия Моргенштерна (признан иноагентом) и властей в 2021 году

«Нам пришлось убрать из него (альбома „Roomination“. — Прим. «ИМИ.Журнала») все, что могло бы попасть под различные законы о пропаганде определенных вещей. Все это очень удручает — на коллег Влада и его знакомых заводят дела, некоторые вынуждены уезжать из России. Стоит ли говорить, что никакой пропагандой их творчество не является? Истории в его (Soda Luv. — Прим. «ИМИ.Журнала») треках являются вымыслом и отражением вселенной лирического героя Soda Luv», — отметили в CPLUS.

Впрочем, спустя какое-то время на площадках появилась и версия альбома без цензуры. 

Судя по всему, поводов для самоцензуры у российских музыкантов может стать еще больше. Если раньше речь шла, в основном, о строчках, связанных с употреблением наркотиков, и описаниях способов совершения самоубийства, то сейчас список «нежелательных» тем пополнился общественно-политической рефлексией и высказываниями против спецоперации в Украине.

«Главное — не перейти грань и не скатиться к самоцензуре»: мнение юриста

Управляющий партнер юридической фирмы «Марков & Мадаминов» Сергей Марков подтвердил, что размещение треков на площадках может подпадать под закон о фейках, а также отметил, что в России есть множество других законов, которые ограничивают распространение информации, и их количество с каждым годом растет.

«Если трек доступен публике, артист, дистрибьютор или площадка (в зависимости от ситуации) отвечают за его содержание и соответствие всем законам — не только закону о фейках. Это не только всем известные запреты на экстремистские и террористические высказывания, пропаганду наркотиков, оскорбление чувств верующих, но и другие ограничения, —  например, на сравнение наркотиков между собой, оскорбление власти, призывы к сепаратизму, пропаганду нетрадиционных отношений, фейки о коронавирусе и так далее — всего за раз и не перечислишь. Чем больше таких законов, тем сложнее артистам, дистрибьюторам и площадкам безопасно для себя выпускать треки. Да и Генпрокуратура вместе с Роскомнадзором распространяют свое влияние все шире — например, Роскомнадзор недавно потребовал от „Яндекс Музыки“ удалить подкаст „Русской службы Би-Би-Си“ на основании закона о фейках про действия ВС РФ. В результате, конечно, у площадок и дистрибьюторов возникает все больше поводов вмешиваться в содержание треков или вообще отказываться от их публикации из-за опасений штрафов и блокировок», — прокомментировал Марков.

Сергей отметил, что в строго юридическом смысле происходящее нельзя считать цензурой: цензурой считается незаконное требование согласовать содержание публикации с каким-нибудь органом власти — например, до выхода такой публикации в свет. «Пока у нас не появился цензурный комитет, с которым нужно согласовывать выпуск треков до их публикации, существующие ограничения цензурой не являются. В принципе вы можете опубликовать трек, нарушающий закон, и понесете ответственность за это уже постфактум», — рассказал юрист. Вместе с тем он подчеркнул: «Если же говорить в политическом ключе, то, конечно, необоснованное ограничение свободы слова можно назвать цензурой».

На вопрос, могут ли музыканты подать на дистрибьютора в суд, Сергей отвечает так: «Договор о публикации треков не является публичным, то есть дистрибьютор не обязан заключить его с любым обратившимся к нему музыкантом. Кроме того, в любом хорошем договоре и дистрибьютора, и площадки всегда будет пункт о необходимости соблюдения законодательства. В этом случае судебный спор в целом сведется к тому, есть у ли у дистрибьютора основания отказываться от исполнения своих обязательств по заключенному договору. Можно себе представить ситуацию, в которой договор о распространении треков уже заключен, но дистрибьютор считает содержание трека незаконным и поэтому отказывается исполнять договор в отношении такой композиции. Если музыкант с такой трактовкой не согласен, то у него, безусловно, может быть возможность обратиться в суд с иском о понуждении к исполнению обязательств, о расторжении договора, взыскании неустойки за неисполнение (если это предусмотрено договором) и так далее. Конкретный вид иска будет зависеть от конкретных обстоятельств».

Марков подчеркивает, что дистрибьюторы и площадки, как и все, должны соблюдать действующие законы. Соответственно, их стремление не нарушить регулирование, законно. 

«Дистрибьютор действует на основании договоров с музыкантами и площадками. Как правило, площадки требуют гарантий соответствия треков законодательству и предусматривают в своих договорах различные рестрикции на случай нарушения таких гарантий — это может быть выплата убытков или неустоек. В этой ситуации все участники договорных отношений несут ответственность друг перед другом и перед законом, поэтому, конечно, „цензура“ в большой степени обусловлена именно нашим законодательством и понять это можно. Главное — не перейти грань и не скатиться к самоцензуре».

Подпишитесь на рассылку

Подпишитесь, чтобы оставаться в курсе главных новостей музыкальной индустрии