Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/568/image/article-e82254b912e34745f418542df6f21897.jpgЮля Рябова, Карина Бычкова2022-06-09T19:05Разбираем нюансы нового указа президента вместе с экспертамиРасчеты с правообладателями в рублях: последствия для индустрии
Расчеты с правообладателями в рублях: последствия для индустрии
Разбираем нюансы нового указа президента вместе с экспертами
Вид на Хабаровский мост через реку Амур. Фрагмент банкноты номинала 5000 рублей.

Расчеты с правообладателями в рублях: последствия для индустрии

Разбираем нюансы нового указа президента вместе с экспертами
Вид на Хабаровский мост через реку Амур. Фрагмент банкноты номинала 5000 рублей.

27 мая Владимир Путин подписал указ «О временном порядке исполнения обязательств перед некоторыми правообладателями». Согласно документу, российские компании получили возможность рассчитываться с правообладателями контента, связанными с недружественными странами и поддержавшими санкции против России, в рублях, перечисляя деньги на специально созданный счет. Вместе с экспертами музыкального бизнеса и юристом «ИМИ.Журнал» разобрался в том, что это значит для индустрии.


На кого и как действует указ 

Действие указа распространяется не только на иностранных правообладателей из недружественных стран, но и на правообладателей из других государств, которые после 23 февраля ушли с российского рынка, запретили использование своей интеллектуальной собственности на территории нашей страны, поддержали санкции, а также «в неприличной форме выражали неуважение к России, распространяли информацию, дискредитирующую ее вооруженные силы и деятельность госорганов». Таким образом, российские правообладатели также могут подпадать под действие указа президента, если совершат действия, перечисленные в тексте указа.

Управляющий партнер юридической фирмы «Марков & Мадаминов» Сергей Марков отмечает, что должник — к примеру, стриминговый сервис, компания, которая использует музыку в саундтреках и так далее — считается извещенным о наличии таких обстоятельств со стороны правообладателя, если информация об этих обстоятельствах опубликована в СМИ и/или на сайтах госорганов.

«Очевидно, что все неочевидно, и реальное значение формулировок будет выявляться на практике. Вряд ли можно говорить о том, что должник всегда может установить факт контроля недружественного государства над юридическим лицом, или того, что правообладатель получает бó‎льшую часть прибыли в недружественном государстве. Достаточно ли российскому должнику самостоятельно сделать вывод о дискредитации правообладателем российских войск после просмотра передачи Владимира Соловьева, или же на сайте суда должен быть опубликован вынесенный в отношении правообладателя приговор? Множество аналогичных вопросов возникает и к остальным пунктам», — резюмирует Марков. 

Согласно указу, такие правообладатели смогут получать деньги от российских компаний только в рублях и только на счета, открытые в одобренных правительством банках. Кроме того, уполномоченные правительством банки смогут открывать такие счета без личного присутствия правообладателя или его представителя. Вместе с тем подразумевается, что иностранный правообладатель может дать должнику письменное согласие на внесение платежа на специальный счет, а в случае, если такого согласия нет, российский должник вправе вообще не осуществлять платеж до момента получения такого согласия. 

После открытия счета правообладатель получает банковские реквизиты — именно их он должен будет отправлять по запросу российской компании для внесения платы за использование контента. При этом снять деньги с рублевого счета самостоятельно у правообладателя не получится — чтобы списать средства нужно будет сначала получить разрешение Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в Российской Федерации.

Как индустрия отреагировала на новые правила

За три дня до подписания указа «О временном порядке исполнения обязательств перед некоторыми правообладателями» Национальная федерация музыкальной индустрии, объединяющая мейджор-лейблы Sony Music, Universal Music, Warner Music и другие компании, направила письмо в администрацию президента. В своем обращении НФМИ обратила внимание на риски, связанные с введением новых правил расчетов за контент: если российских партнеров обяжут зачислять платежи только на спецсчет, а к последнему у правообладателей не будет доступа, они не смогут выплачивать зарплаты работникам, направлять гонорары российским авторам, артистам и контрагентам. 

После принятия указа представители НФМИ отметили, что музыкальные лейблы столкнулись с отказом банков переводить деньги зарубежным правообладателям. 

«Мы считаем такие отказы необоснованными, поскольку указ не распространяется на правообладателей, надлежащим образом исполняющих обязанности по договорам, и не запрещает использование обычных банковских счетов для взаиморасчетов. Сейчас же блокируются платежи даже в пользу тех правообладателей, которые продолжают исполнять свои договоры и которые не подпадают под критерии, установленные указе. Мы обращались в ЦБ за получением разъяснений, однако там ответили, что разъяснения по этому вопросу должно дать Минэкономразвития России. Мы надеемся на скорейшее разъяснение регуляторов для решения возникшей проблемы», — рассказал «ИМИ.Журналу» генеральный директор НФМИ Никита Данилов.

Генеральный директор ONErpm Eastern Europe Надежда Бойчевски допускает, что указ может повлиять на присутствие зарубежных правообладателей на российском рынке.

«Пока, оценивая направления поведения зарубежных компаний в отношении российской индустрии, более вероятным кажется вариант, при котором они не захотят рассчитываться в рублях и уйдут с рынка. Тем не менее, до 2012 года иностранные правообладатели передавали свои каталоги в управление локальных компаний и те, в свою очередь, осуществляли перед ними выплаты (то есть средства шли из РФ в другие страны). Так что есть вероятность, что эта схема будет снова востребована и компании могут вернуться к ней. Возможно, не в том же ключе — прямой передачи прав местным лейблам или паблишерам — но переформатированию существующих офисов под эти реалии. Однако это осуществится при условии смены глобальной повестки, а именно отказа работы с российскими пользователями в целом», — рассуждает Бойчевски. 

Легализует ли новый указ пиратство

Из-за приостановки деятельности мейджор-лейблов в российские стриминги перестали отгружаться иностранные релизы. Из-за так называемого «геоблока» российские слушатели не смогли получить легальный доступ к альбому «WE» Arcade Fire, «Crash» Charli XCX, «Harry’s House» Гарри Стайлза, «Mr. Morale & The Big Steppers» Кендрика Ламара и новым релизам других подписантов Sony Music, Warner Music и Universal Music.

После вступления в силу указа «О временном порядке исполнения обязательств перед некоторыми правообладателями» некоторые юристы и представители индустрии предположили, что теперь российские стриминги смогут вернуть на витрины «запрещенный» контент.

В частности, директор Центра правовой защиты интеллектуальной собственности Владимир Энтин в комментарии изданию «Ведомости» заявил, что этот указ перечеркивает юридическую возможность блокировать использование результатов интеллектуальной собственности в нашей стране. 

Юрист Сергей Марков, впрочем, отмечает, что указ президента не является гарантией того, что иностранный контент будет появляться в российских стримингах. Действие указа распространяется на действующие договоры и договоры, которые будут заключены в будущем. Указ не дает возможности публиковать релизы без заключения договора или в нарушение действующего договора, а правообладатель в большинстве случаев не обязан заключать новый договор. 

«Мы можем представить гипотетическую ситуацию: у стриминга есть долгосрочный договор с лейблом, по которому лейбл обязан с какой-то периодичность предоставлять стримингу права на треки, а стриминг — с какой-то периодичностью платить лейблу. Допустим, стороны не расторгли договор, а лейбл просто перестал выполнять свои обязательства. В этом случае стриминг теоретически может обратиться в суд с иском о понуждении к исполнению обязательства (предоставить треки), если видит в этом какой-то смысл с точки зрения возможности приведения решения в исполнение — например, если у лейбла осталось в России действующее юридическое лицо, из которого еще не выведено все имущество. Однако указ не дает возможности публиковать контент, права на который не перешли стримингу в порядке, установленном действующим договором с учетом изменения порядка оплаты, внесенным указом», — объясняет Марков. 

По оценке Бойчевски, цифровое пиратство достаточно прозрачно и при адекватной работе юридических служб и отслеживании метаданных каталогов имеет ряд общемировых инструментов урегулирования через обращения к площадкам (в том числе стримингам), и не требует обязательного присутствия офиса на той или иной территории.

Вместе с тем Надежда отмечает: «А вот пиратство на носителях действительно может вернуться в том или ином виде, так как отследить его, не имея локальных офисов, будет значительно сложнее. Тоже касается „сливов” через социальные сети вроде Telegram». 

Также глава ONErpm Eastern Europe напомнила, что существует Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности (Конвенция WIPO или ВОИС) и ратифицированная РФ: ее членом наша страна является по сей день. Именно она регулирует и охраняет различные типы прав на различных территориях, а также отслеживает нормы соблюдения прав и упреждать случаи их нарушения.

Указ о новом порядке расчетов с правообладателями — не единственная инициатива российских властей в отношении владельцев контента из недружественных стран. В апреле стало известно, что готовится законопроект, расширяющий сферу использования принудительной лицензии (сейчас эта мера распространяется только на патенты). Согласно планируемым изменениям, в случае если правообладатель из недружественных стран в одностороннем порядке отказался от договора по основаниям, не связанным с нарушением контракта, российский лицензиат сможет потребовать через суд получение принудительной лицензии на контент партнера. Таким образом, чиновники хотят сохранить в стране фильмы, сериалы, музыку и другие объекты интеллектуальной собственности иностранных компаний, заявивших о приостановке деятельности в России или уходе из страны. 

Как правообладатель может обезопасить себя от невыплат

Марков считает, что указ не предоставляет российским должникам безусловного права не платить за контент. Если правообладатель, с которым у должника заключен договор, подпадает под действие указа, то должник уплачивает предусмотренные договором платежи, включая вознаграждения, штрафы и пени на специальный счет типа «О». В том числе должник обязан внести на этот счет те деньги, которые он в нарушение срока не заплатил ранее из-за введенных санкций или по каким-то другим причинам. При этом правообладатель может дать должнику согласие на внесение платежей на этот специальный счет. 

Должник может ничего ему не платить только в одном случае — если правообладатель не дал согласие на внесение платежей на специальный счет. В период до получения согласия должник не считается нарушившим свои договорные обязательства и к нему не могут быть применены предусмотренные договором или законом санкции. Во всех остальных случаях должник несет ответственность за неуплату как обычно, то есть правообладатель может использовать все предусмотренные законом и договором механизмы — начислить неустойки, взыскать компенсацию, убытки за нарушение прав через российский суд.

По словам Маркова, ситуация аналогична «газовой» схеме — указ вторгается в гражданско-правовые отношения сторон и принудительно устанавливает, что перечисление денег на счет «О» является надлежащим исполнением обязательства должником. 

«Счет „О“ открывается банком на имя правообладателя по заявлению должника. Единственная забота должника — перечислить рубли на этот счет. Все дальнейшие движения денег — забота правообладателя. Вряд ли правообладатель будет стрелять себе в ноги и придумывать, как осложнить самому себе вывод денег из России», — резюмирует Марков. 

Важно учитывать, что помимо использования теневого пространства запретительных формулировок указа, правообладатели и должники могут пользоваться его разрешительными нормами. 

Требования указа не распространяются на: 

  • Правообладателей, связанных с недружественными странами, если они прилежно исполняют все свои обязательства по заключенным договорам и не нарушают права должников.
  • Иностранных правообладателей из недружественных стран, которые находятся под контролем российских юрлиц (даже если этот контроль установлен через иностранные юрлица, зарегистрированные в недружественных государствах), если информация об этом контроле раскрыта российским налоговикам.

Подпишитесь на рассылку

Подпишитесь, чтобы оставаться в курсе главных новостей музыкальной индустрии