Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo

Кто выпускает в России музыку людей с ментальными расстройствами

Комментарии
Источник: Balázs Varga (Psyklon) / giphy.com
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/407/image/article-cb92b1d2267415fb2a569878ce2f8d57.gif

Летом 2020 года появился Outsiderville — лейбл для артистов с ментальными расстройствами. Проект был запущен на базе благотворительного фонда «Аутсайдервиль», который уже много лет занимается поддержкой художников с особенностями психики. «ИМИ.Журнал» поговорил о принципах работы лейбла с его основателем — композитором Юрием Виноградовым, а также с одним из резидентов Outsiderville — электронным музыкантом Кириллом М.

Юрий Виноградов

композитор, основатель лейбла Outsiderville

Почему это важная инициатива

Люди с ментальными особенностями часто испытывают трудности с социализацией. А чтобы твою музыку услышали, нужно уметь общаться: иметь контакты с журналистами, какие-то связи в музыкальной среде, артиста должно поддерживать сарафанное радио. От того, какой у тебя социальный капитал, зависит, сколько людей послушают твою музыку. Это упрощенная картина, но в целом все работает примерно так.

У людей с психическими расстройствами с этим проблемы по целому ряду причин. В том числе потому, что существует стигма.

Особенно это касается тех, кто не скрывает свою болезнь, как я. У меня хроническая резистентная депрессия, и я об этом рассказываю. Я пью порядка семи различных препаратов, которые корректируют мое расстройство, но несмотря на то, что лечение не позволяет полностью избавиться от симптомов, оно дает возможность вести активную социальную деятельность. 

Но многие артисты с ментальными расстройствами пишут замечательную музыку, и им сложно добиться того, чтобы их услышали. Поэтому я подумал: раз есть проект «Аутсайдервиль», почему бы не использовать его ресурсы для того, чтобы продвинуть ту музыку, которая по тем или иным причинам находится вне общественных радаров. Я предложил куратору «Аутсайдервиля» Ольге Фоминых организовать лейбл, ей эта идея понравилась. Мы начали работать, издавать музыку, в том числе и мою собственную. 

Почему аутсайдерам нужен отдельный лейбл

В идеальном мире, где нет дискриминации, не нужно было бы выделять людей с ментальными расстройствами в отдельную группу. Но так как есть большой перекос в вопросе социального капитала и известности, есть колоссальная асимметрия, требуется прицельная поддержка этого сообщества. Это, конечно, не квоты, но, существуй они, мы бы все от этого выиграли.

Допустим, в семье мигрантов в России рождается человек с талантом Моцарта. Как вы думаете, каковы его шансы стать академическим композитором? Я считаю, что очень маленькие. Но программы, специально поддерживающие таких детей, повлияли бы на ситуацию. Поэтому, когда мы помогаем той или иной группе, мы не стигматизируем ее, а даем ей возможности для профессиональной реализации.

Если мы не станем это делать, в искусстве будет отображаться только опыт условного белого гетеросексуального мужчины с большим количеством финансовых средств. Я сейчас, конечно, говорю стереотипами, но надо понимать, что опыт людей с ментальными расстройствами очень узкий. Когда мы поддерживаем дискриминируемые группы, мы пытаемся усилить тихие голоса и обогащаем мир слушателя. 

Мы считаем, что аутсайдерское искусство — это искусство будущего, потому что оно создается вне тисков индустрии. У нас есть манифест, объясняющий, почему фигура аутсайдера важна для будущей экономики жизни и искусства. Такой человек занимается музыкой не потому, что ему нужно заработать деньги, купить машину или квартиру, а потому, что его талант и склонности ведут его к этому. Наш лейбл как раз посвящен искусству, которое считает высшей ценностью сам творческий процесс. Но наши резиденты — не пресыщенные декаденты, балующиеся сочинительством: для них это вопрос психологического выживания.

Какие музыканты выпускаются на лейбле

Никаких жанровых ограничений нет. Нам интересно все: от неконвенциональной внежанровой электроники до джазовой и современной классической музыки. У нас есть и наивный бедрум-поп, и зубодробительная фортепианная неоклассика.

Трудно выделить каких-то конкретных артистов, все они по-своему примечательны. Большинство (например, Flowerbloom, Ivan Happy, Zet Broke Arrt) пишут экспериментальную электронику. Кто-то, как Journeys of Dreamer, тяготеет к неоклассическому саунду, кто-то — к ритмическим и тембровым экспериментам, как известный проект жителей ПНИ в Петергофе Build Your House Underground. Кроме электроники, у нас есть и поп-рок в лице проекта One Hour of Full Life, есть инструментальная музыка (к примеру, мой релиз «Autoaesthetics»). Со всеми нашими релизами можно ознакомиться на официальной странице лейбла.

Еще мы придерживаемся правила: не выпускать одних и тех же артистов подряд. Поскольку мы не лейбл в чистом виде, мы рассматриваем проект как возможность создания сообщества.

Как происходит отбор артистов

Артисты либо пишут нам сами, либо мы находим их в группах взаимоподдержки людей с ментальными расстройствами. Мы слушаем материал — и, если он в той или иной степени интересен, издаем. Понятно, что совсем слабые с точки зрения техники и музыкальной повествовательности работы мы не выпускаем, но какой-то фиксации на качестве у нас нет.

Если артист хочет предложить Outsiderville свою музыку, лучше всего писать мне на почту philosophobia@gmail.com. При этом как-то подтверждать свою принадлежность к уязвимой группе не нужно: нам кажется неуместным требовать подобные подтверждения. Мы доверяем самоощущению и самоописанию музыкантов.

Мы стараемся брать разные работы по уровню, так как не считаем, что банальность является для нас красным флажком. Для нас музыка — это выражение личного глубинного опыта. А поскольку мы все разные, опыт у всех разный, то и музыка может отличаться.

Но в вопросе отбора есть некий субъективизм. Обычно работы прослушиваю я и кураторы проекта, после чего мы принимаем решение.

Финансовые вопросы и обязательства

Наше сотрудничество максимально горизонтально. Несмотря на то что я занимаюсь лейблом, я не являюсь диктаторской фигурой: решения принимаются совместно. Мы с музыкантами обговариваем, какой будет обложка, что войдет в релиз. В данном случае мы используем слово «лейбл», потому что оно лучше всего описывает нашу деятельность по изданию музыки, но вообще это скорее инициатива и самоорганизация. 

Фонд «Аутсайдервиль» существует только на пожертвования и личные средства кураторов. Лейбл живет благодаря тому, что затраты пока практически отсутствуют: мы пользуемся хостингом фонда, а вознаграждения артистам за альбомы мы не платим, только выплачиваем в полном объеме то, что им пожертвовали. Поэтому, кроме вложений сил и времени, создание лейбла нам ничего не стоило.

Наши релизы на Bandcamp распространяются по модели «pay what you want». Это принципиальный момент. Нам не очень нравится рыночное отношение к искусству, потому что мы считаем, что это дело любви, личной инициативы и завороженности творчеством. Из-за этого мы не ставим пейволл для людей, которые хотели бы скачать музыку. Но слушатель может поддержать проект донатами — они полностью идут артисту. Лейбл не платит авансы и не забирает себе проценты. Роялти мы будем платить, когда решим вопрос с дистрибуцией.

В настоящее время мы работаем как сетевой лейбл. У нас есть площадки в социальных сетях, есть определенная репутация как у социального проекта — все это мы используем, чтобы рассказывать о музыке наших резидентов.

На данный момент мы не подписываем контрактов, все права остаются за музыкантами. Артист лейблу ничего не должен, при желании он может выпустить музыку еще где-то, то есть речь идет о неисключительной лицензии.

Мы были бы рады более плотно участвовать в творческом процессе, давать деньги на запись и студию, но, как и многие социальные проекты, Outsiderville финансово всегда находится на грани выживания, часто существует за счет личных средств энтузиастов, и эти ресурсы очень ограниченны. Поэтому, пока ситуация не изменится, мы не сможем больше вкладываться финансово в производство музыки, хотя, конечно, нам этого хотелось бы.

О планах на будущее

У нас есть определенные амбиции. Кроме издания музыки, которая соответствует нашему пониманию аутсайдерского искусства, в работе есть несколько гостевых проектов. Сейчас я хочу выпустить альбом с ведущими российскими импровизаторами: рассчитываю, что они запишут своеобразные звуковые послания музыкантам-аутсайдерам. Например, Сергей Летов или Константин Сухан. Также мы хотим организовать дистрибуцию в стриминговых сервисах, пока у нас этого нет на регулярной основе. 

Мы сотрудничаем с центром «Моспродюсер» в рамках их проекта «Вера в музыку», надеемся с их помощью наладить дистрибуцию. Нам будет интересно в будущем устраивать концерты и выпускать мерч. Также мы обсуждаем выпуск отдельных релизов на виниле специально для дружественной сети магазинов.

Кирилл М.

участник лейбла Outsiderville и основатель проекта Schuschpanzer V8

О пути музыканта и сотрудничестве с лейблом

Я родился в 1976 году. Как таковой электроники тогда не было, но я видел какие-то заставки в передачах и моменты в фантастических фильмах с необычными звуками, которые меня привлекали. Когда мне было лет 19, начали появляться тематические программы на радио, я познакомился с людьми, которые слушали такую же музыку, набирался слушательский опыт. Где-то в 2012-м или 2013-м я начал потихоньку осваивать FL Studio и прошел небольшие курсы по работе с этой программой. При этом профессионально я не учился музыке.

Сначала «Аутсайдервиль» поддержал мою жену Элину Долл, она художница. Поскольку ей близко то, что я создаю в музыкальном плане, она рассказала обо мне Ольге Фоминых и Нине Лучинкиной, а они — после основания лейбла — Юрию Виноградову. Пока я сотрудничаю с Outsiderville только в рамках проекта Schuschpanzer V8, но вообще у меня несколько проектов, потому что настроения бывают разные и жанры электроники мне тоже нравятся разные.

Для меня работа с «Аутсайдервилем» — это в первую очередь психологическая поддержка. Понимаешь, что уже пишешь не совсем в стол, и это, конечно, воодушевляет. Если релиз где-то светится, помимо собственной странички во «ВКонтакте», осознаешь, что твоя музыка может быть кому-то интересна. Благодаря лейблу и его поддержке в январе как раз состоялось мое первое выступление.

У Элины открылась выставка в Putilov Loft, и мы устроили там перформанс с моим электронным сетом. Ольга с Ниной сильно помогли и в процессе организации: предоставили волонтера, чтобы привезти оборудование, и помогли найти необходимые устройства для самого выступления.

О заработке и сотрудничестве с лейблом

Лейбл оказал серьезную поддержку с концертом — как тут не быть довольным? Но поскольку Outsiderville — некоммерческий лейбл, у нас пока нет друг перед другом обязательств. Проект развивается, ему еще нет и года, но я знаю, что у Юрия уже есть идеи по выпуску музыки на физических носителях и дальнейшему продвижению в плане концертов. Но сейчас об этом рано говорить.

Пока я не получаю финансовой выгоды от своего творчества. Люди воспринимают создание музыки как хобби, но лично для меня невозможно сесть и по полчаса в день поделать трек. На это уходит много времени, потому что нужно полное погружение в звук. Это такой процесс, который нужно хватать, пока он жив.

О творчестве аутсайдеров

Аутсайдер творит, потому что не может не творить. Это не тот человек, который пошел делать музыку ради славы или заработка. Конечно, признание — это прекрасно, в этом нет ничего плохого или зазорного.

Допустим, мы знаем Ханса Руди Гигера (швейцарский художник, на основе одного из его рисунков был создан образ Чужого для одноименного фильма Ридли Скотта. — Прим. «ИМИ.Журнала»). Он создавал не слишком легкие для восприятия картины, но в то же время стал популярным, востребованным и знаменитейшим человеком. И это прекрасно, потому что мы все смогли познакомиться с его творчеством, да и вообще мировая культура без его «Чужого» была бы, на мой взгляд, значительно беднее. В моем понимании он тоже аутсайдер, который шел своим путем.

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также