Институт музыкальных инициативМосква+7 (967) 051–87–65
logo
@imi_liveИнститут музыкальных инициатив

Warner купил Zhara Musiс. Что это значит для российского рынка?

Эксперты комментируют сделку двух лейблов
Элемент оформления фестиваля Zhara-2016. Источник: студия «График Шторм» / graphicstorm.ru
журналhttps://cdn-static.i-m-i.ru/imi-static/store/uploads/article/398/image/article-5854b69a7eba283e3f921f7559a7edf5.jpegАлексей Алеев2021-03-31T17:00Эксперты комментируют сделку двух лейблов

24 марта музыкант и сооснователь лейбла Zhara Music Бахтияр Алиев (Bahh Tee) объявил о том, что Warner Music Group (WMG) приобрел компанию, которую он основал на пару с вице-президентом Crocus Group Эмином Агаларовым. Отныне Zhara Music, ставшая синонимом жанра «кальян-рэп», меняет название на Atlantic Records Russia и полностью сохраняет команду и каталог. 

«Кальянный рэп победил», — подытоживает свое заявление Bahh Tee. Помимо неподтвержденных слухов о стоимости сделки (до 25 миллионов долларов), других подробностей нет, а представители Warner и Zhara отказываются от комментариев. 

«ИМИ.Журнал» спросил у экспертов индустрии о том, что значит это поглощение для отечественного музыкального бизнеса и о чем в связи с переименованием «Жары» в Atlantic Records Russia стоит задуматься.

Почему это событие важно?
 

Atlantic Records — один из самых успешных лейблов на мировом рынке сегодня. Кроме того, Atlantic — один из наиболее активных игроков в хип-хоп музыке: Roddy Ricch, Cardi B, Lil Uzi Vert, YoungBoy Never Broke Again числятся в ростере лейбла. Скорее всего, нейминг [Atlantic Records Russia] был выбран в политических целях, хотя трудно представить, что для уже подписанных на тот или иной лейбл крупных артистов в СНГ репутация международного Atlantic может стать решающим аргументом в пользу того, чтобы начать сотрудничать с Warner.

Эта сделка удивляет тем, что в итоге исчезло название «Zhara Music». К примеру, Gucci Mane подписан на Atlantic и его лейбл 1017 Records тоже, он продолжает работать под прежним названием.
 

Феликс Семибратов

создатель лейбла FFF Moscow, менеджер проекта «Недры»

Может быть в результате сделки Warner и Zhara у отечественных артистов будет больше коллабораций с зарубежными коллегами (благодаря именно их менеджменту и лейблу). Отечественный каталог «Атлантика», на мой взгляд, вполне впишется в международный пул артистов Atlantic Records. Возможно, мы увидим больше фитов, причем не коммерческих, в которых западная сторона никак не комментирует, не репостит и не поддерживает трек, а какое-то более плотное сотрудничество.
 

Зачем была заключена эта сделка?
 

Эксперт, пожелавший остаться анонимным

Все войны на рынке музыкального стриминга и борьба за артистов — это войны за долю в прибыли. Стриминг изменил форму ее распределения. Раньше, когда вы продавали CD или музыку в iTunes, вы получали от продавца фиксированную минимальную цену. Вы точно знали, сколько заработаете, продав один миллион треков по отпускной цене в 22 рубля. Сейчас существует понятие «Label Pool» — доля всех правообладателей внутри стоимости подписки одного пользователя. Когда подписка стоит 169 рублей, то внутри этой суммы есть доля всех правообладателей. В соответствии с этим остро встает вопрос об увеличении доли. 

Чем больше у вас доля внутри той суммы, которая поступает к распределению среди всех правообладателей, тем больше вы зарабатываете. Поэтому в нашей ситуации нужно быть максимально практичным и циничным. Нужно обращать внимание на тренды, которые доминируют в аудитории потребления. 

В переводе на нормальный язык, это означает, что если треки в духе «Пошел [вон], сука!» являются самой популярной музыкой в стране, то производитель должен производить как можно больше подобного контента, потому что именно такой контент будет постоянно увеличивать его долю. Для того, чтобы увеличивать долю на рынке, необходимо приходить к тем, кто максимально успешно находит, производит и доставляет подобную музыку. Стоит пытаться таких людей перекупать, что, собственно, и произошло в случае сделки Zhara Music и Warner.
 

Алексей Николаев

Основатель консультационного бюро InSimple

Представители зарубежной музыкальной индустрии (и Warner не исключение) видят, что в нашей стране на сегодняшний день минимум ограничений пандемического характера, а у них с этим пока все достаточно плотно. В России, быть может, больше возможностей заработать, чем за рубежом, именно на данный момент в определенных сегментах музыкального рынка. Впрочем, нужно понимать, что европейский рынок проявляет интерес к российскому не с точки зрения поиска талантов, а с точки зрения диверсификации дохода. 

Что значит эта сделка для российской музыкальной индустрии?
 

На момент совершения сделки по большому счету ничего не изменилось, кроме подписания Morgenshtern (музыкант стал одним из первых новых артистов Atlantic Records Russia. — Прим. «ИМИ.Журнала»). В первое время эта сделка вряд ли окажет значительное влияние на российскую музыкальную индустрию. Приход такого большого имени (я говорю об Atlantic) сейчас выглядит, скорее, имиджевой историей.

Алексей Николаев

Основатель консультационного бюро InSimple

Сделка Zhara Music и Warner — свидетельство наличия интереса западного рынка к локальному постсоветскому. Другое дело, что это внимание не надо переоценивать, потому что наш рынок — копеечный по сравнению с рынком любой крупной европейской страны. Количество артистов, которые приносят прибыль, количество платежеспособного населения, которое способно отдавать деньги за музыку — по этим показателям мы достаточно сильно отстаем. Поэтому ожидать, что перед нами развернулся весь мир не стоит. Также стоит помнить, что если вы артист с инди-лейбла, которого подписали на мейджор, это не гарантирует вам, что вы станете глобальной звездой. Это возможно только в том случае, если работает мощная продакшн-команда, если делается актуальный репертуар для международного рынка, где огромная конкуренция, и если сам артист крайне работоспособен. 

Как относиться к тому, что мейджоры поглощают независимые лейблы?
 

Феликс Семибратов

создатель лейбла FFF Moscow, менеджер проекта «Недры»

Кто-то хочет пойти такой дорогой, видимо есть в этом какая-то финансовая выгода. Вообще, деление на инди-лейблы и мейджоры совершенно не принципиально. Важно именно то, как работают менеджеры и сам артист, насколько он продуктивен, насколько он занимается творчеством и насколько его команда занимается всеми остальными инструментами продвижения; хорошо ли она ведет переговоры с внешними партнерами и не только.
 

Эксперт, пожелавший остаться анонимным

У всех трех мейджоров существует набор брендов, которые когда-то были независимыми и создали себе репутацию. Но эти компании и после поглощения продолжали работать под прежними названиями, потому что артисты — люди ревнивые, и иногда им не хочется оказываться рядом с «попсовиками» или наоборот рядом с гангстерами-бандитами. В общем, это нормальная история, когда у артиста есть дом, в котором ему понятно и комфортно, и одновременно с этим его лейбл становится частью более крупной компании. Эта штука неизбежна, она происходит во всем мире. Просто где-то этот процесс происходил в период доминирования физических носителей, а где-то, как в России, он происходит в период бума музыкального стриминга. К тому же стриминг — это смерть для больших международных артистов. Как только приходит стриминг, люди перестают интересоваться большими международными артистами и их становится все меньше. Почему так происходит? В стриминге слушают, как правило, музыку на родном языке, поэтому международные артисты становятся неинтересны массам, таких музыкантов в основном не понимают, если они поют о проблемах конкретного Берлина или Бангкока слушателям не из этих городов. Фокус на своем, локальном интересен основной аудитории стриминга (подробнее эту мысль развивают авторы Quartz. — Прим. «ИМИ.Журнала»).
 

Сегодня на музыкальном рынке количество лейблов, которые действительно влияют на индустрию и всем известны, можно посчитать на пальцах одной руки. Несмотря на существование популярного мнения о том, что лейблы в современном мире не нужны, мы, скорее всего, продолжим наблюдать подобные сделки.

Впишется ли каталог Zhara Music в пул артистов Atlantic Records?
 

Алексей Николаев

Основатель консультационного бюро InSimple

Мы не знаем, растворится ли репертуар Zhara в репертуаре Warner. Возможно, новое приобретение мейджора заявлено под отдельным брендом и возглавляет его именно уважаемый Бахтияр. У Warner много артистов, у Zhara их было сильно меньше, а значит каждый из музыкантов получал больше внимания. Возможно, именно потому, что Бахтияр остается генеральным директором, он сохранит это внимание. Артисты, у которых были соглашения с Zhara Music, вряд ли теперь будут чувствовать лучше, чем ранее. Думаю, скорее, все останется как есть, потому что Zhara — сами достаточно мощный игрок. Может быть, у «Атлантика» появилась возможность дать своим музыкантам больший аванс на создание материала, но аванс — это то, что нужно отдавать, и потому здесь нужно подходить разумно и расчетливо.
 

Эксперт, пожелавший остаться анонимным

Я думаю, для Warner позиционировать Atlantic отдельно — это правильная история, потому что в мире, где все следят за налогами и за публичными людьми, функции бэк-офиса очень важны. Бэк-офис, в который входят все возможные финансы, юристы, платформа по доставке контента (она у каждого мейджора своя), у Atlantic и Warner будет один. А вот стратегия поиска, подписания и развития артистов, скорее всего, будет отдельная просто по причине того, что когда вы покупаете такую историю, как Zhara, ее необходимо покупать вместе с человеком, который все сделал, в данном случае — с Bahh Tee. Если так не делать, то человек, получивший деньги от этой сделки, продолжит делать то, что он делает, и будет создавать конкурента. Полагаю, что для Bahh Tee было принципиальным остаться максимально независимым с точки зрения выбора материала и артиста. Он сам музыкант и известен тем, что к артистам относится максимально уважительно, так как до сих пор сам все делает на сцене.

О чем стоит задуматься в связи с этой сделкой?
 

Алексей Николаев

Основатель консультационного бюро InSimple

Стоит понимать, что Atlantic Records и Atlantic Records Russia — это не совсем одно и то же. Для российских артистов сделка Warner и «Жары» не означает мгновенного международного признания. Поглощение «Жары» мейджором — это не знак артистам, что им необходимо заскакивать в этот паровоз, который куда-то едет. Здесь, скорее, бизнесменам надо понимать, что западная индустрия видит российский рынок, и надо работать, строить работу с музыкой как бизнес, а не как охоту за удачей.
 

Лично для меня самый любопытный вопрос: сможет ли команда российского подразделения Atlantic Records наладить работу с международным офисом. Другими словами, увидим ли мы на грядущем альбоме Morgenshtern коллаборацию хотя бы с Lil Skies? Или же Atlantic Records Russia будет исключительно имиджевой историей?
 

Феликс Семибратов

создатель лейбла FFF Moscow, менеджер проекта «Недры»

Наверное эта сделка говорит о том, что индустрия живет и процветает. Задуматься стоит разве что о том, что Bahh Tee — [плохой] рэпер, но отличный менеджер (смеется). Респект Bahh Tee, респект его коллеге Дмитрию Магадову, чуваки нереальный хассл делают. Желаю им удачи, процветания, побольше хитов и громких имен. Чтобы артисты радовали лейбл, а лейбл радовал артистов и защищал их интересы.

Оправдан ли интерес индустрии к поглощению «Жары»?

 

Алексей Николаев

Основатель консультационного бюро InSimple

На самом деле, сделка между «Жарой» и Warner — обычное бизнес-событие, такие на Западе происходят каждый день. В другой сфере по похожему поводу не было бы никакого шума. Кстати, когда-то и российская компания S.B.A./GALA Records была приобретена Warner, так что для мейджора это не первая покупка на локальном рынке. 

Эксперт, пожелавший остаться анонимным

Не будем переоценивать важность этого события для потребителя — ему все равно. Происхождение артиста, «кредитсы» и все прочее публику не очень интересуют, и это нормально. Люди ходят в кино на эффекты, слушают музыку ради артистов, либо ради какого-то музыкального стиля, но никогда не интересуются, кто это снял и сделал и чей логотип появляется в первую минуту фильма. Думаю, значительно большее количество людей среагировало бы на покупку Netflix какого-либо российского сервиса или же продакшн-компании.

Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии