Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

Британские независимые лейблы попытались понять Россию

Фото предоставлено британской Ассоциацией независимой музыки (AIM)

В конце февраля представители ведущих независимых лейблов Англии собрались в московской гостинице Garden Ring на конференции британской Ассоциации независимой музыки (AIM). Участники встречи разбирались в том, как работает отечественный музыкальный рынок. Корреспондент «ИМИ.Журнала» посетил событие, записал фрагменты наиболее ярких выступлений, а также обсудил с британцами будущее российской независимой сцены.

Автор: Георгий Кожевников

Денис Бояринов (Colta.ru) — о состоянии отечественного музыкального бизнеса

Заработки российских музыкантов в нулевых и сегодня

«Я бы хотел начать со слов Нойза MC, который говорил, что в начале 2000-х наш рынок был крайне коррумпирован. Из продвижения существовало только телевидение и радио, которые часто включали треки в ротацию за деньги. В то же время артистам, которые не попадали под формат, было трудно заявить о себе. Все происходило на фоне падения продаж музыки из-за пиратства. В общем, ситуация плачевная. Чуть ли не единственным средством заработка для музыкантов были корпоративы.

Ситуация начала меняться буквально 10 лет назад, и Нойз MC был в центре трансформации. Можно заподозрить меня в том, что я не обо всем осведомлен, но для меня в тот момент началась настоящая революция. Для сравнения: давайте посмотрим, как в 2010 году чувствовал себя Григорий Лепс и как в 2020 году чувствует себя Тима Белорусских. Это два артиста с сопоставимым уровнем популярности. То есть можно говорить о том, что российская сцена сильно помолодела.

И если Лепс пробивался на вершину почти десятилетие, то Белорусских взлетел наверх за рекордно короткие сроки. То же самое произошло и с людьми, работающими в индустрии: все помолодели. И все это, безусловно, связано с развитием социальных сетей. В частности, с „ВКонтакте“. Еще в России очень эффективно работает Instagram, некоторые крупные блогеры даже начинают свою музыкальную карьеру и становятся заметными игроками индустрии.

На снимке: Денис Бояринов / Фото предоставлено британской Ассоциацией независимой музыки (AIM)

Также развитию рынка способствовали краудфандинговые платформы, позволившие артистам собирать деньги на запись альбома и поездки в туры. И, конечно, бум стриминга, начавшийся в 2016 году с легализации „ВКонтакте“. По оценкам агентства J’son & Partners Consulting, сейчас объем рынка российского стриминга составляет $72 млн. К 2021 году эксперты предсказывают его рост на 300–400%. По оценкам агентства Intermedia, доходы от физических продаж музыки в России за 2018 год принесли издателям $5,8 млн. Ну а мировой объем рынка продаж музыки в 2018 году составил $19,1 млрд, это данные IFPI. Десять главных музыкальных рынков музыки сейчас — США, Япония, Англия, Германия, Франция, Корея, Китай, Австралия, Канада, Бразилия».

Основные источники дохода российских артистов прямо сейчас

«Главным источником денег для наших музыкантов остаются концерты. Больше всего за одно выступление в России в 2019 году заработали: Rammstein ($6,6 млн), Metallica ($6 млн), „Ленинград“ ($3,7 млн), Эд Ширан ($3,6 млн), Алла Пугачева ($1,5–2 млн) и Билли Айлиш ($1,1 млн).  Для сравнения: Eagles в Америке зарабатывают за концерт $3,3 млн. В целом российская концертная индустрия растет и возвращается к докризисному уровню.

Кто занимается дистрибуцией в России? Компании Sony, Warner, Soyuz, Zhara, Gazgolder, Black Star, Orchard, Believe, ONErpm. И надо отметить, что у наших локальных дистрибьюторов показатели иногда лучше, чем у западных мейджоров. Если раньше лейблы неохотно интересовались новыми артистами, то сейчас к ним есть невероятный интерес, все хотят отхватить ноунейма, на котором можно заработать. В итоге молодые артисты получают бюджеты на издание альбомов. Средний аванс сейчас — это 1 млн рублей. Пять лет назад такое было сложно представить».

На снимке: гости конференции / Фото предоставлено британской Ассоциацией независимой музыки (AIM)

Российские артисты за границей

«Известны ли какие-то российские артисты за рубежом? Да, группа Pussy Riot, которая стала популярной благодаря скандалу. Их поддерживали большие западные музыканты и представители шоу-бизнеса. В итоге у Pussy Riot сейчас самый большой тур по США за всю историю группы. Другая личность — это Нина Кравиц. Беспрецедентный случай, когда один человек прорвался на международный рынок и находится в десятке топовых электронных артистов мира. Ну и группа Little Big. Они знамениты своим вирусным видеоконтентом. Последний пример международной популярности русскоязычного артиста — это рэпер Скриптонит. Его последний альбом вышел эксклюзивно на Apple Music, пластинка появилась в топовых международных плейлистах и получила беспрецедентную рекламную кампанию. Со времен группы „Тату“ такого не было.

Что же с независимыми артистами? Их охваты несопоставимы с большими именами, но у них есть шанс раскрутиться и даже существовать за рубежом. Условно их можно объединить под названием New Russian Wave. Это Кирилл Рихтер, Kate NV, Glintshake, Motorama, On-The-Go, Lucidvox, SADO OPERA, Chkbns, Fogh Depot, Shortparis».

На снимке: Дидье Госсет / Фото предоставлено британской Ассоциацией независимой музыки (AIM)

Представитель Европейской ассоциации независимых музыкальных компаний (IMPALA) Дидье Госсет рассказал «ИМИ.Журналу» о планах по созданию российского объединения независимых лейблов.

Когда в России появится профсоюз независимых правообладателей

«Россия — это страна с большим рынком, но достаточного количества независимых лейблов, которые хотели бы стать основой профсоюза, тут пока нет. Никто нам пока четко не сказал: „Мы, представители такого-то лейбла, заинтересованы в создании ассоциации“. Нужно, чтобы набралось 5–6 желающих. Как показывает практика, все остальные быстро присоединятся. Думаю, что в России это может произойти через 2–3 года. Представители российского музыкального рынка хотят быть ближе к европейскому. А европейские лейблы заинтересованы в молодых российских артистах. Мы здесь для того, чтобы всем стало проще работать друг с другом».

Как IMPALA помогает независимым лейблам

«Мы помогаем независимым компаниям добиваться более выгодных условий сотрудничества с IT-корпорациями, эффективно выстраивать PR-стратегии и налаживать обмен информацией внутри инди-сообщества. Финансирование нашей ассоциации происходит благодаря взносам ее участников. При этом сумма взносов рассчитывается исходя из финансовых показателей каждой конкретной компании. То есть более крупные союзы и лейблы платят больше.

Вообще, независимый лейбл, согласно нашему уставу, — это компания, участие в капитале которой не принимает мейджор-лейбл. Потому что все чаще и чаще доли независимых лейблов скупают крупные игроки. Второе условие — у лейбла не должно быть больше 5% от местного рынка.

Сейчас есть планы создать аналогичные ассоциации в Болгарии, Турции и Армении. Раньше у нас были члены из России. Например, компания „Союз“. Они ушли после кризиса 2008 года и не вернулись. Кстати, какое-то время нашим членом был и украинский лейбл „Одиссей“. Тоже вышли потом. Вообще, мы готовы принять в свои ряды любого независимого правообладателя и помогать ему более эффективно выстраивать работу».

На снимке: гости конференции / Фото предоставлено британской Ассоциацией независимой музыки (AIM)

О важных проектах IMPALA

«В 2008 году мы помогли запустить Merlin Network — компанию, которая защищает интересы независимых лейблов в секторе диджитал-дистрибуции. Она добивается того, чтобы стриминги платили инди-артистам столько же, сколько платят подписантам мейджор-лейблов. То есть Merlin от лица независимых лейблов следит за выплатами от Spotify, Apple Music и Deezer. Недавно взялись и за TikTok».

Светлана Галченко (Believe Music) — о том, в каких случаях артистам стоит работать с дистрибьюторами без посредников 

«У российских музыкантов иногда возникает желание пойти напрямую к дистрибьюторам. Но в этом случае артист должен четко осознавать, что они не берут на себя столько же ответственности, сколько лейблы. У лейблов обычно есть свои ресурсы, чтобы отслеживать все виды выплат, заниматься продвижением и менеджментом, в то время как дистрибьютор будет следить только за цифровыми площадками. Поэтому, если музыкант непременно хочет идти напрямую к дистрибьютору, у него должна быть команда, чтобы заниматься всеми другими вопросами».

О преимуществах Believe

«Техническая база у крупных дистрибьюторов, скажем прямо, хорошо налажена и примерно одинаковая. Но важно понимать, что, помимо этого, есть еще и личное общение. Допустим, через дистрибьютора TuneCore бывает довольно сложно что-то скорректировать. У нас есть личная поддержка. Коммуникация с интернет-магазинами через Believe происходит быстрее, мы предоставляем лейбл-менеджера, который служит посредником между артистом и платформой».

На снимке: гости конференции / Фото предоставлено британской Ассоциацией независимой музыки (AIM)

Помимо российского музыкального рынка, участники конференции успели обсудить британский

Пол Пасифико (Ассоциация независимой музыки (AIM) — о состоянии музыкальной индустрии в Англии
 

Чем занимается AIM

«Мы концентрируемся на работе с независимыми английскими правообладателями: помогаем им вводить в бизнес инновационные решения, искать финансирование, совершенствовать маркетинг, — и для этого периодически организовываем такие лекции и мероприятия, как, например, сегодняшнее. Мы — часть организации IMPALA, которая объединяет все европейские ассоциации независимой музыки».

Основные показатели британского музыкального рынка

«В 2018 году британский музыкальный рынок по объему занял третье место в мире. При этом 25% суммарного дохода индустрии пришлось на независимый сектор, в мировом рейтинге у него второй показатель по выручке. Музыкальный бизнес Великобритании принес экономике страны $5,2 млрд в 2018 году. Из этого объема $2,7 млрд составили деньги от экспорта музыки (стриминг и продажи физических носителей). По этому показателю Англию опережают только Соединенные Штаты, а на третьем месте идет Швеция. Всего в 2018 году британская музыкальная индустрия создала 190 935 рабочих мест. При этом страну посетили 11,2 млн музыкальных туристов. Они потратили в стране $4,5 млрд на разные нужды, от размещения до билетов и еды. Их присутствие в стране создало 40 540 рабочих мест».

«Суммарные диджитал-продажи музыки в Англии в 2018 году составили 76,1% (951 млн фунтов). Если в 2012 году количество стримов приносило сервисам 3,7 млрд фунтов, то в 2018 году — до 90 млрд. При этом физические носители остаются крайне значимыми в общей структуре рынка, их доля по итогам 2018 года составила 23,9% (383,2 млн фунтов) и постепенно снижается. Впрочем, стоимость музыки на пластинках и CD растет: если в 2012 году средняя цена винила была 17,6 фунта, то в 2018 году она выросла до 20,8 фунта».

«Любопытный момент — доходы от продаж альбомов (цифровых и физических) английских музыкантов в 2018 году составили 41% от местного рынка, а альбомы американцев — 44,7%. На третьем месте оказался контент из Канады — альбомы музыкантов из этой страны заняли 3,9% британского рынка. То есть разрыв между вторым и третьим местами крайне большой. Российского контента пока нет даже в британском топ-20».


Подписывайтесь на ИМИ в социальных сетях:

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Instagram | YouTube

Поделиться
Читайте также