Почему «Боль» может стать новым «Нашествием» и как теперь пробиваться новичкам

Колонка Сергея Мудрика («Вечерний Ургант»)
Фото: Дмитрий Бубонец / Moscow Music Week

Музыкальный редактор «Вечернего Урганта» и автор телеграм-канала «см. слушает» Сергей Мудрик рассуждает об отсутствии новых больших имен на российской инди-сцене, а также пытается спрогнозировать будущее отечественного андеграунда.  

В ноябре в онлайн-формате состоялось вручение премии Jager Music Awards 2020. Главными героями фильма-церемонии стали Хаски, Cream Soda, Монеточка, Kate NV и другие замечательные артисты. 

Как музыкальному продюсеру этого кинопроекта мне забавно выдвигать какие-либо претензии относительно его содержания, хотя в кадре новые имена были. Лонг- и шорт-листы участников премии составлялись полусотней музыкальных экспертов, которые вроде как держат руку на пульсе индустрии и постоянно следят за происходящим вокруг. 

Любопытных релизов выходит каждую пятницу несколько десятков, из них большая часть — неизвестные имена. Поэтому телеграм-каналы и более традиционные СМИ по-прежнему упражняются в забавной игре «Найди будущую звезду первым и громко сообщи об этом». 

85 телеграм-каналов о музыке в нашем разделе «Источники». 

Однако нельзя не заметить, что среди выбранных номинантов Jager Music Awards — несмотря на развитие стриминга, появление инди-лейблов и прочие созвучные текущей реальности истории — артисты, которые знакомы нам уже не первый год. В номинации «Комьюнити года» и вовсе попадает неслучившийся в 2020-м фестиваль «Боль». Организаторам премии или экспертам, очевидно, просто хотелось где-то упомянуть его как имя нарицательное. 

При этом настигший фестиваль «Боль» успех был не в последнюю очередь связан с обилием неожиданных и свежих новых имен, культуртрегерский выбор выступавших там артистов был абсолютно неочевидным, а потому — крайне притягательным. 

В сентябре, во время ослабления ограничений из-за злосчастного ковида, в Москве с успехом состоялся шоукейс-фестиваль Moscow Music Week 2020. Его главными именами, за отсутствием иностранных гастролеров (помимо прекрасной турецкой группы Lalalar), стали «Хадн дадн», «ГШ», «Спасибо», МС Сенечка и Lucidvox. Этих музыкантов вряд ли можно назвать новичками в конце 2020-го. 

К примеру, возьмем состав «Боли» 2016 года: в самой нижней строчке афиши находится группа «Мальбэк», будущие поп-звезды. Где-то в середине — вскоре совершившие квантовый творческий скачок IC3PEAK. Предвосхищая ретротренды и моду на постиронию, в числе главных имен фестиваля — Пахом, Паша Техник и ненадолго воссоединившаяся группа «Коммунизм». 

Степана Казарьяна, сооснователя фестивалей «Боль» и Moscow Music Week, за подобное любят и ненавидят, но факт остается фактом: вся прелесть «Боли» и возросшей вокруг фестиваля инди-тусовки (или фестиваля, возросшего благодаря сложившейся тусовке — это утверждение в равной степени верное) была в том, что за короткий отрезок времени слушатель мог оценить общую «температуру по больнице». И точно найти для себя несколько прекрасных новых имен. 

Фестиваль «Боль '19». Фото: Костя Кондрухов / vk.com/bolbfest

До сих пор вспоминаю свой первый лайв «Деревянных китов» на «Боли» 2018-го, когда эйфория сочеталась с подступившим к горлу комом, или удивление от забористой блэкухи в уместно душном и потном зале на самарской группе SUPRUGA в 2019-м. Не могу сказать, что подобные откровения сошли на нет, но со временем их стало явно меньше, при этом количество групп, условно «доросших» до более-менее вместительных площадок и имеющих претензии стать широкоизвестными, сейчас достигло максимума.

Как была устроена «Боль» в 2019 году

Органичный рост фестиваля «Боль» и сотрудничество с крутейшим и прогрессивнейшим концертным агентством Pop Farm добавило в лайнап имена, о которых когда-то можно было только мечтать. Местные инди-звезды выступают бок о бок с зарубежными хедлайнерами и творческими вдохновителями. «Боль» незаметно стала частью нового лайфстайла, практически светским мероприятием, которое из идеологического события на наших глазах превращается в индустриального гиганта — приятного, продуманного и обаятельного. Если не в следующем году, так в 2022-м фестиваль до этого статуса точно доберется.

И тут стоит вспомнить, что условные хедлайнеры отечественной сцены когда-то начинали в качестве «молодой шпаны, что сотрет с лица земли» прежних музыкальных авторитетов. Постоянное обновление и было основной движущей силой сцены, ее драйвом и эмоцией, рождавшей ощущение важности и перспективности происходящего. Кажется, в конце 2020-го это ощущение если и формируется, то куда менее активно, чем прежде. 

Лайнапы условных «Боли» и Motherland Summer начинают напоминать музыкальные составы рок-фестивалей «Нашествие» и «Крылья» в начале нулевых. Андеграундная сцена старается сохранить свою трушность и рукопожатность, работая при этом по мейнстримовым маркетинговым правилам рынка. Это абсолютно нормально в наступившие наконец времена, когда в России за счет музыки можно жить. Но правильно ли тогда подчеркивать эту дистанцию между музыкой условно популярной и условно независимой? Превращать эту разницу в творческий аргумент?

Насколько бы андеграунд ни дистанцировался от мейнстрима, стоит признать, что тектонические сдвиги в музыкальном сообществе, которые случились в 2015–2016 годах и происходили в первую очередь в сфере слияния хип-хопа и поп-музыки, привели новую независимую музыку к хайпу. Инди-сцена — гитарная и нет — приковала к себе тогда обильное внимание.  

На Скриптонита и Оксимирона стали ходить стадионы, а для молодой инди-группы перестало быть проблемой собрать «16 тонн», где в начале 2010-х солдауты были только на популярных артистах вроде Гуфа и L'One. Общее внимание симметрично возросло на всех уровнях — и в подходящие моменты даже самые некоммерческие проекты оказывались успешными, например, свою аудиторию нашел Евгений Горбунов, всегда шедший непопулярными путями (хотя, например, десятилетие назад с NRKTK именно он предвосхитил популярность «Пошлой Молли» и прочего нового электропанка).

Теперь же коллективное внимание к новой музыке подугасло, и условный хайп в поп-культуре, кажется, сместился с музыки в область MMA (смешанных боевых искусств), тиктока и стендапа. Возможно, поэтому передовые лица сцены и не меняются: запрыгнув на внезапно возникшую волну, они стали хедлайнерами с постоянной аудиторией. Тем более что теперь жажду новой музыки активно пытаются утолить стриминг-сервисы с помощью кураторских плейлистов и рекомендаций. Новые реалии создают другой порядок обретения популярности. Это доказывает, например, внезапный успех в тиктоке песен polnalyubvi и ssshhhiiittt!, когда-то известных только аудитории той же «Боли».

Материал «ИМИ.Журнала» о том, как нишевая музыка попадает в топы тиктока 

Стоит отметить, что оба этих кейса сформировались вне «тусовки». Представители инди-сцены, выступления которых постоянно проходят по маршруту московских клубов и пространств Powerhouse Moscow, «Авиатор», Aglomerat, «16 тонн», почти все сгруппировались вокруг небольших профильных лейблов вроде «Домашней работы», «НИШИ» или «Родного звука». Но ни ssshhhiiittt!, ни polnalyubvi в момент своего подъема на них не выходили. Отсюда вывод: участие в «тусовках» ценно и важно, это дарит моральные силы и поддержку (что особенно важно в нынешних реалиях), однако не гарантирует распространения информации о вашей творческий уникальности. 

Есть у такой «скученности», конечно, определенные плюсы — лично я пристально слежу за релизами упомянутых выше лейблов. При этом ощутимая часть «русского андеграунда» (включая, например, «Краснознаменную дивизию имени моей бабушки», шуточно воспевшую его в своей одноименной песне) существует вне этого комьюнити.

Большая дружба с тусовкой не приведет к вам на концерт кучу зрителей, если ваш материал не вызывает должного резонанса в сердцах слушателей. То есть, может, и приведет, но только первый раз. Если концерт не будет запоминающимся и цепляющим, в следующий раз у аудитории и промоутеров найдется сотня вежливых отговорок, после которых вы будете выступать в пустом зале.

Сейчас для распространения творчества стоит использовать самые неочевидные методы — и работающий вроде как по другим правилам тикток демонстрирует, насколько нелинейный подход может сыграть всем в плюс и выделить вас среди прочих. Ведь нельзя сказать, что нынешняя востребованность условных ssshhhiiittt! (или белорусов «Молчат Дома») сформировалась в какой-то конкретный счастливый момент или что их творчество сильно выделялось на фоне музыки других участников сцены. 

«Что-то не качает русский андеграунд», — поет упомянутая выше «Дивизия». Качать-то он качает, но его развитию способствуют выход из условной зоны комфорта и смелое желание быть востребованным среди неподготовленной аудитории. А также понимание, что участие в фестивале «Боль», эфир в «Вечернем Урганте», попадание в «Узнать за 10 секунд», интервью в «Афише Daily» или «Медузе» не сделают вас популярными.

Что дало группе Bicycles for Afghanistan выступление в «Вечернем Урганте»

Времена, когда журналист Александр Горбачев несколькими материалами в «Афише» убеждал сотни тысяч людей, что группа Padla Bear Outfit — это круто и вышак, давно позади. Среди самых просматриваемых российских YouTube-роликов года все равно три «Литтл Бига» и два Моргенштерна с Клавой Кокой, которые стали популярны практически без участия культуртреггеров.

Русский андеграунд спасет творческая смелость, нетворческая настойчивость и желание быть оригинальным вне комьюнити и тусовок, что, конечно, абсолютно не исключает участия в них. Готов ли к этому слушатель? Не уверен, что он был готов в 2016-м, когда «новая русская волна» только начиналась. А значит, возможно всё. 


Мнение редакции «ИМИ.Журнала» может не совпадать с мнением автора. Мы всегда готовы предоставить слово другим сторонам, упомянутым в этом материале. Пишите на hi@i-m-i.ru.

Поделиться материалом:Поделиться:
Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также