Инструкция
Подробности
Я музыкант.
Что делать?

Феномен независимых саундсистем: от Ямайки до Мурманска

Кто и зачем делает «саунды» в России

За последние десять лет в России стала популярной культура независимых саундсистем, своеобразных передвижных дискотек. Даб-коллективы и диджеи проектируют собственную акустику, пишут под нее музыку и организовывают вечеринки в самых разных местах — от Сочи до Новосибирска. «ИМИ.Журнал» поговорил с производителями крупнейших отечественных саундсистем и узнал, как они увлеклись этим неочевидным занятием, пользуется ли оно коммерческим успехом и сколько стоит построить собственную акустику. 


Родина саундсистем — Ямайкa

Первые саундсистемы появились в островном государстве в начале 1950-х годов как реакция на отсутствие радиоприемников и концертов: подобные развлечения были доступны только туристам, отдыхавшим в немногочисленных местных отелях. Развитие собственного звукового оборудования позволило ямайским музыкантам делать дискотеки в любом месте и получать стабильную прибыль.

«Первые саундсистемы состояли из колонок, усилителя, проигрывателя грампластинок и грузовика, на котором все это добро разъезжало по дорогам. Но саундсистема — это, разумеется, не столько гора аппаратуры, сколько кустарное предприятие по организации дискотек. Саундсистемы заводили ритм-н-блюз, изготовленный в южных штатах США», — пишет Андрей Горохов в книге «Музпросвет». 

Появление саундсистем способствовало развитию рокстеди, регги, даба, дэнсхолла, джангла и множества других направлений музыки. Кроме того, благодаря саундсистемам возникла профессия диджея: появились первые ремиксы, а также большинство стилистических приемов игры музыки с винила.

Первой знаменитой ямайской саундсистемой считается Tom the Great Sebastian, появившаяся в начале 1950-х годов. Она была названа в честь своего основателя Тома Вонга — хозяина магазина стройматериалов, который владел набором колонок и регулярно устраивал вечеринки. Как рассказывал блогу Red Bull Music Academy инженер усилителей Вонга, прозвище The Great Sebastian придумал один из помощников Тома, и происходит оно из фильма «Величайшее шоу мира», одним из главных героев которого был акробат Великий Себастиан.

Еще одним творческим соратником Вонга был знаменитый диджей Каунт Матчуки. В традиционном ямайском понимании диджей отвечал вовсе не за выбор пластинок, как это принято сейчас, а выкрикивал поверх музыки рифмованные приветствия, ободрял публику и сообщал новости. Отбором музыки занимался еще один участник команды Вонга — селектор Дюк Вин, в то время известный как Shine-Shoes Vinny. 

К концу 1950-х владельцы ямайских саундсистем, которых на тот момент было уже несколько сотен, решили выпускать собственную музыку и начали издавать виниловые пластинки. Образованные по такому случаю ямайские группы старались копировать американский ритм-н-блюз, что привело к появлению музыкального жанра ска, представлявшего собой более прыгучую и быструю версию своего прародителя. Так началось изготовление дабплейтов — пластинок, которые не издавались официально и записывались для воспроизведения на конкретных акустиках.


Развитие саундсистем в Британии и Европе

Тем временем в начале 1960-х годов саундсистемное движение уже вовсю развивалась в Великобритании. Жители Ямайки, которая в те годы все еще являлась британской колонией, массово иммигрировали в Англию и образовывали там свои сообщества. Лишенные возможности ходить в ночные клубы для англичан, выходцы из островного государства начали собирать звуковые установки и устраивать собственные вечеринки.

Первую английскую саундсистему запустил уже упомянутый Дюк Вин — селектор Tom the Great Sebastian. Чуть позже он добился того, что независимые системы стали частью знаменитого Ноттинг-Хиллского карнавала, объединявшего выходцев с Карибов, живших в Лондоне. Событие проводится с 1966 года и каждый раз собирает миллионы посетителей со всей страны. Именно с момента участия саундсистем в карнавале 1973 года началась их популяризация по всей Англии.

В начале 1980-х годов любители саундсистем добрались до Парижа. Одной из первых французских независимых звуковых установок стала Panoyaux soundsystem, названная так в честь улицы, на которой располагалась часовня, где она была установлена. Поместить звуковую установку в храме не было для поклонников регги чем-то из ряда вон выходящим, так как для многих музыка стала частью их религии — растафарианства. К 1983 году парижские регги-вечеринки стали собирать тысячи человек.

Вслед за Францией независимые саундсистемы получили большую популярность в Голландии и Германии. Сегодня в европейских странах существуют тысячи независимых регги- и даб-саундсистем, большинство из которых можно найти на сайте Soundsystem World. Проект не учитывает объединения, включающие в свой репертуар драм-н-бас, дабстеп и другие более современные виды бас-музыки, так что в действительности независимых звуковых установок в Европе куда больше.


В России культура саундсистем началась с Калуги 

Российские клубы, где выступают диджеи (например, московский Mutabor или недавно открывшийся петербургский «К-30»), чаще всего оснащены акустикой Funktion-One, d&b audiotechnik, L-Acoustics и техникой других западных производителей. Подобное оборудование используют на фестивалях и уличных концертах.

Как устроен звук клуба Mutabor

Funktion-One

Культура независимых ямайских саундcистем добралась до России в начале 2010-х годов. Одним из первых объединений, которое создало собственное звуковое оборудование и начало выпускать для него дабплейты, стала калужская команда Culture Horn. До появления собственной системы ее участники работали в прокате профессиональной акустики и записывали регги.

Объединение Culture Horn существует с 2012 года и за это время успело создать собственную звуковую установку из 8 сабвуферов, 2 мидбасовых и 4 среднечастотных колонок, а также одного супертвитер-бокса (набора колонок для воспроизведения сверхвысоких частот). Общая мощность такой саундсистемы составляет 20 киловатт, а суммарные расходы на ее изготовление превысили 2 миллиона рублей. 

«Мы сами склеили корпусы для мидбас- и высокочастотных колонок, а конструкции для сабвуферов и среднечастотных колонок заказали в пензенском ателье MIER. Все железо паяли сами: кроссоверы, преампы, процессоры эффектов… Динамики купили, но их даже крупные производители покупают. В итоге получился уникальный на тот момент комплект, которого ни у кого в Москве не было», — рассказал «ИМИ.Журналу» один из участников объединения Culture Horn Дмитрий Basspeaker.

Свой лейбл саундсистема запустила все в том же 2012 году. За эти годы на нем вышло 8 эксклюзивных дабплейтов. Половина из них была издана на виниле, поскольку объединение старается как можно чаще работать с аналоговым звуком. При этом пластинки всегда дублируются цифровыми релизами. Одной из самых популярных работ музыкантов Culture Horn стал совместный альбом с американским регги-артистом Madi Simmons. В июне вышла их новая работа «I Give Thanks» c ямайской певицей Aza Lineage.

Помимо Москвы, представители Culture Horn успели выступить в Мурманске, Ростове, Минске, Санкт-Петербурге и Крыму. Летом 2019 года они вели переговоры с организаторами фестиваля «Дикая мята» о создании на его территории отдельной саундсистемной зоны. «В последний момент главный звукоинженер фестиваля понял, что наша акустика заглушит звук с других сцен. Пришлось все перенести: для участия саундсистем необходимо было полностью менять планировку. В этом году мы, по идее, должны были попробовать еще раз, но, учитывая карантин, непонятно, как оно выйдет», — пояснил Дмитрий Basspeaker.

Как устроена «Дикая мята»

Говоря о мощности звука саундсистем, Дмитрий вспоминает выступление их команды в Ростове несколько лет назад: «В 2016 году мы ездили в Крым обеспечивать музыкальное сопровождение на чемпионат России по кайтсерфингу и решили по пути устроить выступление в одном из парков Ростова. Через пару часов к нам приехали пациенты из санатория для глухих: попросили сделать потише. Конечно, мелодий они не слышали, но ощущали сильную вибрацию», — рассказал Дмитрий. 

Первые несколько лет представители Culture Horn сдавали свою аппаратуру в аренду, установив тариф 1 киловатт — 5 тысяч рублей. В эту стоимость входила доставка оборудования и его инженерное сопровождение. Таким образом, арендовать всю установку на один день стоило 100 тысяч рублей. В летние периоды спрос на акустику возрастал благодаря организаторам вечеринок транс-музыки, у которых она всегда пользуется большой популярностью. Однако по мере того как создание колонок окупилось, участники саундсистемы стали реже сдавать их в коммерческих целях и сейчас стараются использовать только для организации регги- и даб-вечеринок.

«В принципе, великие английские и ямайские саундсистемы всегда принимали заказы и ставили музыку на частных мероприятиях, не упускали ни одной копейки. Свадьбы были самым распространенным вариантом. Поэтому и мы этим какое-то время пользовались, но в последнее время стараемся так не делать: хочется, чтобы система сохраняла некоммерческий облик», — пояснил Дмитрий Basspeaker. 

По словам Дмитрия, настоящая независимая саундсистема — это прежде всего команда людей, которая занимается изданием музыки и организацией вечеринок. Участники этой культуры превыше всего ставят развитие своего комьюнити и стараются редко использовать созданное ими оборудование в коммерческих целях. Сейчас в команду Culture Horn входят 20 человек. Каждый из них участвует в записи музыкального материала. Селектором на концертах выступает Дмитрий, а в качестве диджеев работают приглашенные артисты. Кроме того, объединение занимается организацией ежегодного фестиваля BassUnited, участие в котором принимают зарубежные саундсистемы, записывающие регги- и даб-музыку. 

В планах Culture Horn — выпуск новых релизов и запуск линейки собственных процессоров эффектов (сирен, фузз/дилей-педалей и других примочек). По словам представителей подмосковной команды, в будущем они с коллегами хотели бы принять участие в крупных европейских фестивалях. Также объединение занимается модернизацией собственной саундсистемы совместно с ателье MIER, куда за 8 лет сотрудничества Culture Horn смогли привлечь нескольких новых клиентов.

«Сейчас на Грушинском фестивале стоит почти такой же комплект оборудования, как у нас. Еще братья Запашные себе похожий саунд заказали. Они долго не могли подобрать акустику в цирк, потому что тигры пугались мощного звука, и в итоге им подошла рупорная система MIER: там звук идет через лабиринт и не так бьет по уху, как открытый динамик. Кроме того, сейчас MIER массово поставляет свои конструкции в Китай», — заявил Дмитрий Basspeaker.


Саундсистемы из Москвы
и Петербурга

Помимо Culture Horn, развитием собственных саундсистем в России занимаются московские объединения Big Roba и Praise Jah. Первая из этих команд презентовала собственную звуковую установку в 2018 году. Как рассказали «ИМИ.Журналу» основатели Big Roba Павел Калиниченко и Сергей Роба, подготовка к запуску проекта шла 3 года: «Павел побывал на нескольких регги-вечеринках в Швейцарии, вернулся в Москву и заразил меня идеей создания собственной саундсистемы. Мы долго продумывали конструкцию, разрабатывали чертежи и модифицировали существующие схемы под наш стиль музыки».

Вебинар оператора саундсистемы Praise Jah Hi-Fi Арто Джагана о дабе и выступлениях в этом стиле 

В итоге участники Big Roba создали комплект из 4 сабвуферов, 2 мидбасовых и 2 средне-высокочастотных колонок, общая мощность их установки составляет 15 киловатт, а расходы на ее постройку превысили 1 миллион рублей. «Саундсистема — это живой организм и перформанс, а заводское оборудование — это стандартная история, люди смотрят не на него, а на артиста. Акценты расставлены абсолютно по-другому, это очень разные вещи. На стороне саундсистемы всегда есть уникальное звучание и более гибкие настройки, хотя в чем-то она, конечно, может проигрывать заводскому звуку», — считает Павел Калиниченко.

BIG ROBA Sound System

Каждые три месяца участники Big Roba организуют в Москве вечеринку Dub Universe с участием европейских даб-коллективов. Как и все промоутеры в мире, объединение стало жертвой коронавируса: запланированный на май масштабный привоз швейцарского диджея пришлось отменить.

Кроме того, основатели Big Roba создали небольшую студию, где за два года успели записать один релиз, вышедший на виниле, а также 25 цифровых треков, которые москвичи ставят на своих событиях. По словам Калиниченко, его команда планирует издавать как можно больше музыки на физических носителях, так как философия Big Roba строится вокруг аналогового звучания.

Представители другой московской саундсистемы — Praise Jah — построили собственную звуковую установку в мае 2019 года. Основатель объединения музыкант Константин Дмитриченко долгое время развивал проект в одиночку, но в 2017 году к нему присоединились еще три участника: Роман Пушкин, Артур Джагадзе и Евгения Антонова, — после чего команда Praise Jah начала записывать собственный материал и выпустила первый альбом – «Give Thanks».

В 2018 году участники Praise Jah приступили к созданию новой звуковой установки, которую решено было делать взамен той, что Дмитриченко сформировал на старте своего проекта в 2013 году из модифицированной заводской аппаратуры.

PRAISE JAH Sound System

«Сейчас наша система состоит из 4 сабвуферов, 2 мидбасовых, 2 средне-высокочастотных колонок и супертвитер-бокса. Все это мы в самом буквальном смысле собрали самостоятельно: купили фанеру в „Леруа Мерлен“, вырезали корпуса для колонок, купили к ним разные динамики — за самыми мощными ездили в Германию, а какие-то нашли в Москве», — рассказал «ИМИ.Журналу» основатель Praise Jah Константин Дмитриченко.

Рассказывая о современных саундсистемах, нельзя не отметить петербургский «Волновод» — небольшое, но крайне важное объединение для российской сцены. Оно редко занимается организацией событий и скорее позиционирует себя как производителя профессиональной акустики. За шесть лет работы независимая команда продала сотни колонок российским и европейским клиентам. По мнению большинства представителей отечественной саундсистемной культуры, оборудование «Волновода» — наиболее качественная российская акустика из профессионального сегмента.


Самая северная саундсистема

Летом 2019 году в Мурманске запустилось объединение Solar Vibration — возможно, самая северная регги-саундсистема мира. «Наш путь был очень долгий, мы начали все это дело шесть лет назад: вычитывали материалы, искали мастеров, которые могли бы нам помочь, но у нас в городе никто за изготовление корпусов не брался. Пришлось самим осваивать плотницкое дело», — говорит основатель Solar Vibration Николай Вектор.

SOLAR VIBRATION SOUNDSYSTEM

По словам Вектора, идея создания звуковой установки пришла к нему в 2013 году после знакомства с мурманским селектором Антоном Роговым, специализирующимся на регги- и даб-музыке. Сначала они организовали несколько вечеринок на арендованном звуке, но потом решили построить собственную акустику. Чертежи для колонок команда Solar Vibration нашла в открытом доступе, динамики закупила в Италии, а в качестве усилителя взяла доработанное устройство российской марки 2SC.

Сейчас в мурманское объединение входит 6 человек, своего музыкального продакшена у команды пока нет. Коммерческих предложений по аренде оборудования саундсистема не получала, но в целом ее представители говорят, что и не стремились работать на рынке проката.


Не только про регги

Современная культура саундсистем затронула множество музыкальных направлений и вовсе не ограничивается дабом и регги. Свои звуковые установки создают любители брейккора, джангла, грайма, дабстепа, драм-н-бейса и многих других стилей музыки.

Так, еще одним пионером российского саундсистемного движения считается московское объединение PZDC Soundsystem. «Первый звук появился у нас в июне 2009 года. Это были колонки независимого российского производителя Macula мощностью около 10 киловатт. Модифицировать оборудование мы тогда еще не пытались. Пробные вечеринки на собственном звуке начали проводить летом того же года», — пояснил один из основателей саундсистемы Сергей Дрозд.

В 2010 году объединение открыло клуб Badman на Бережковской набережной. Заведение располагалось в бывшем заводском цеху и просуществовало до 2012 года. В тот же период PZDC Soundsystem начали выпускать брейккор- и бейслайн-треки, а еще совместные композиции с российскими и западными электронными музыкантами. Также объединение часто организовывало рейвы на открытом воздухе и за 11 лет успело провести выездные события в Подмосковье, Орле, Самаре, Уфе, Туле, Калуге, Воронеже, Пскове и Гагарине. 

«Как-то раз мы сделали рейв в Смоленской области на газовой линии „Газпрома“. На третий день к нам прилетел вертолет, вышли два огромных охранника и поинтересовались, когда мы собираемся заканчивать. Мы ответили, что как раз начинаем собирать вещи. Но тут ничего удивительного: мощный звук притягивает внимание даже в полной глуши», — рассказывает второй основатель саундсистемы Вова Мистер Кэтс.

PZDC SOUND SYSTEM

В 2014 году команда PZDC Soundsystem создала модифицированную звуковую установку на базе оборудования английского производителя Martin Audio. «Потратили на новую систему больше 1 миллиона рублей: пришлось полностью заменить динамики, проводку и детали нескольких кабинетов», — пояснил Дрозд. Модифицированный комплект мощностью 12 киловатт стал главным звуком PZDC Soundsystem. Чтобы окупать затраты на хранение и диагностику оборудования, представители объединения периодически сдают систему в прокат. Цена аренды проекта на одни сутки составляет 50 тысяч рублей, но при длительной аренде тариф снижается. В стоимость входит доставка и услуги звукоинженера, который настраивает аппаратуру.

«Один раз на нашей системе Macula выступала группа „Многоточие“. Мы удивились, что эти чуваки все еще существуют. Причем нас об этом никто не предупреждал: организатор события просто попросил звук для закрытия московского мотосезона. В итоге на нашем саунде прошел целый концерт», — сообщил Сергей Дрозд. По его словам, концерты на саундсистемах — это большая редкость, так как для нормального выступления музыкантам нужен бэклайн, который приходится добирать отдельно у более крупных прокатчиков.

Среди других российских саундсистем, сконцентрированных на экстремальных жанрах бас-музыки, — самарская Witches Sabbath, новосибирская True Devoted, московская Уаа Soundsystem, пущинская Pustyle и краснодарская Dub’Raw Soundsystem. Многие из них сотрудничают между собой и в творческой, и в деловой плоскости. Основатель объединения Dub’Raw Soundsystem Антон Айман рассказал «ИМИ.Журналу», как в 2018 году помогал Pustyle выступить на масштабном корпоративе: «Компания QIWI устраивала в Москве огромный праздник на несколько тысяч сотрудников со всей России, и я совместно с Pustyle и PZDC Soundsystem организовал отдельный саундсистемный танцпол. Люди из офисов были поражены происходящим, а еще выступление очень понравилось одному из владельцев компании».


Российскому саунду нужны фестивали

Катализатором развития саундсистемной культуры в Европе стали фестивали. В случае Англии это был карнавал Ноттинг-Хилла, а во Франции повальное увлечение саундсистемами произошло благодаря Dub Camp и, конечно, Teknival — масштабному рейверскому событию, которое ежегодно собирает в секретных локациях десятки тысяч человек. 

Не привыкшее топтаться на одном месте европейское музыкальное комьюнити запускает все новые фестивали: например, с 2008 года в Хорватии крайне успешно проходит саундсистемный Outlook Festival.

Тем временем в России пока нет событий, которые могли бы объединить саундсистемы разных направлений. Создатели «саундов» говорят, что такие встречи необхидимы. «Для того чтобы вовлечь в движение больше людей, нужно продемонстрировать все грани нашей культуры. Надеюсь, что у нас появится такой фестиваль, но сейчас инициативных ребят, которые могли бы взять на себя его организацию, не видно», — считает представитель Culture Horn Дмитрий Basspeaker. По его словам, российская саундсистемная культура начала ощутимо развиваться только в последние 5 лет и еще не созрела для крупных событий.

Dub Lecture #5/ Prophet P, Tenor Youthman, Culture Farmer, King Arto, Big Roba Sound System

«Было бы неплохо собрать вместе все подобные проекты, но вообще саундсистемы — это штука довольно локальная. Перевозить аппаратуру в наших реалиях экономически нецелесообразно. Хотя минувшей осенью мы пробовали съездить в тур от Мурманска до Сочи, и люди очень радовались новой для них культуре. В Самаре, скажем, им этого явного не хватает», — вспоминает основатель Solar Vibration Николай Вектор.

История и актуальные проблемы самарской сцены

«Совместные фестивали покажут, что все жанровые разделения условны, надо брать лучшее отовсюду и ни в чем себя не ограничивать, — говорит представитель саундсистемы Dub’Raw Антон Айман. — Стена колонок — это еще не магия. Сама магия в том, чтобы люди почувствовали вибрацию музыки, раскрепостились и получили естественный заряд эндорфинов. По-настоящему важно только одно — чтобы все оказались на одной волне».

Поделиться материалом:Поделиться:
Подпишитесь на рассылку
Рассылка о самом интересном в музыкальной индустрии
Читайте также